Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Волынское обострение: Польша показала жесткость в историческом конфликте с Украиной

11 июля Польша будет отмечать 75-летие трагических событий на Волыни.

Впрочем, громкие политические заявления по этому поводу начались уже в минувшие выходные. В воскресенье президенты двух стран Анджей Дуда и Петр Порошенко посетили Волынь – но не нашли возможности встретиться друг с другом.

Многочисленные источники утверждают: сначала украинская сторона предлагала совместно отметить трагическую годовщину. Впрочем, это категорически не устроило польского президента.

Почему Варшава ответила отказом?

В Польше ждут выполнения Киевом «харьковских договоренностей» президентов. Как известно, в декабре прошлого года, совместно почтив память замученных советскими спецслужбами польских офицеров, Порошенко и Дуда договорились о шагах, которые должны были способствовать преодолению «исторического кризиса» в отношениях.

Ключевым обязательством Украины была отмена моратория на проведение поисково-эксгумационных работ. Этот мораторий до сих пор не отменен – ​​так как Киев настаивает, что не увидел шагов Варшавы.

При этом Варшава дает понять, что без решения этого вопроса не пойдет на какие-либо шаги навстречу. И волынский жест Дуды должен был стать иллюстрацией этого подхода.

Впрочем, польская сторона «закрывает глаза» на причины, по которым отмена моратория до сих пор невозможна.

Прежде всего, Варшава достаточно свободно толкует свои обязательства по «харьковским договоренностям», в частности восстановление памятника на украинском захоронениях в Грушовичах после проведения там эксгумационных работ.

Вместо этого там заявляют, мол, раскопки на кладбище в Грушовичах доказали, что захоронения украинцев под разрушенным монументом нет (игнорируя возражения украинских историков, участвовавших в раскопках, и даже признавая, что такие захоронения есть неподалеку), а следовательно, нет и оснований для восстановления монумента.

Еще большей проблемой в отношениях стало внесение Польшей изменений в закон об Институте национальной памяти, в полномочия которого теперь входит наказание за «отрицание бандеровских преступлений».

До сих пор в ответ на украинские протесты в Варшаве отмечали, что закон еще лежит на проверке в Конституционном суде, а поэтому говорить пока не о чем.

Теперь, когда решение Конституционного суда уже принято – и скандальная норма в законе осталась, в Варшаве предпочитают делать вид, что этот закон не имеет ничего общего с «харьковскими договоренностями» президентов.

В такой ситуации очередная годовщина стала лишь возможностью для новых острых заявлений.

Итак, Петр Порошенко в воскресенье посетил село Сагрынь, которое находится с польский стороны границы.

В этом селе в 1944 году польские «крестьянские батальоны» и подразделения Армии Крайовой уничтожили мирное украинское население – по разным данным, от 800 до 1240 человек, большинство которых составляли женщины и дети. Выступая здесь, украинский лидер не скрывал претензий к политике Польши, хотя и воздержался от резких фраз.

«Мы против односторонних политических оценок общего исторического прошлого, поскольку они не способствуют процессу нашего исторического примирения. Поддерживаем инициативы по пересмотру известных изменений польского законодательства об Институте национальной памяти – и рассчитываем, что будут пересмотрены также положения, касающиеся оценки украинцев», – заявил в Сагрыни Петр Порошенко.

В то же время украинский президент выразил «надежду», что в ближайшее время эксгумационные работы возобновятся.

 

Фото president.gov.ua

Шаги польского президента оказались эффектнее и жестче.

Посетив кладбище в селе Олыка и возложив венок в поле в том месте, где раньше было польское село Покута, Анджей Дуда сделал акцент на полном уничтожении польского присутствия в регионе. А еще – возложил на украинцев полную ответственность за события того времени.

«Это была никакая не война между Польшей и Украиной – это была обычная этническая чистка, как мы это назвали бы сегодня. Речь шла просто о том, чтобы убрать поляков с тех территорий… Следствием этого были акции в ответ с польской стороны… Впечатляет уже сама диспропорция: (погибли) около 100 тысяч поляков и около 5000 украинцев», – заявил Дуда.

Стоит подчеркнуть: названные Дудой цифры украинские историки опровергают.

По сути, польский лидер сделал именно то, от чего его в то же время – говоря из Польши – предостерегал украинский коллега.

Какие выводы можно сделать из воскресного посещения Волыни двумя президентами? Впервые за последние годы, со времен Ющенко, Украина решила дать ответ, на самом высоком уровне напомнив об уничтожении и украинских сел поляками.

Кстати, пример Сагрыни показателен тем, что в уничтожении мирного населения были задействованы силы Армии Крайовой – которую в Польше считают официальной армией, которая управлялась польским правительством в изгнании. Иными словами, к военному преступлению были причастны силы, подчинявшиеся правительству, правопреемником которого считает себя нынешняя Польша (в Украине, как известно, ситуация была иной).

Впрочем, от такого обострения отношений официальный Киев воздерживается.

Более того, пока курс Украины заключается в сохранении перед Польшей возможностей выйти из конфликта, «сохранив лицо». В частности, Петр Порошенко в Сагрыни в очередной раз выразил надежду на скорую отмену моратория на эксгумационные работы, заявив о преданности харьковским договоренностям с Анджеем Дудой.

Впрочем, стоит быть готовым к тому, что даже такая уступка Киева вряд ли приблизит Украину и Польшу к взаимопониманию. Тема Волыни еще долго будет болезненным раздражителем в отношениях между странами.

Автор: Юрий Панченко,

редактор «Европейской правды»