20/09/2017

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Убийство в Кривом озере. Через год под стражей остался лишь один полицейский, а приговора суда до сих пор нет

Убийство в Кривом озере. Через год под стражей остался лишь один полицейский, а приговора суда до сих пор нет

На днях исполняется год с момента жесткого убийства 32-летнего таксиста, жителя поселка Кривое Озеро на Николаевщине — Александра Цукермана. Он погиб 24 августа 2016 года от рук местных полицейских. Тогда этот случай, который назвали «новой Врадиевкой» вызвал огромный резонанс, но вот уже много месяцев о нем никто не вспоминал.

«Страна» решила узнать, что происходит с этим делом.

Как появилась Врадиевка-2?

Это событие вызвало настоящий бунт в поселке со штурмом полицейского участка. Ведь поначалу полицейские, как и в случае с Врадиевкой (в этом селе в 27 июня 2013 года милиционеры изнасиловали и избили местную жительницу Ирину Крашкову), пытались переложить всю вину на погибшего.

И лишь после того как случай получил широкий резонанс, было решено не защищать «честь мундира», а наказать виновных.

Согласно фабуле обвинения, которая доступна в усеченном виде в Едином реестре судебных решений, картина преступления, совершенного полицейскими, прошедшими, к тому времени, аттестацию, выглядела так.

24.08.2016 года около 02:30 часов полицейские прибыли на вызов по адресу пгт. Кривое Озеро ул. Некрасова 5, для проверки заявления о семейной ссоре. На месте работниками полиции было установлено, что Цукерман находится в состоянии алкогольного опьянения, к их приезду кроме того имел конфликт с другим водителем, которому причинил телесные повреждения.

К Цукерману было применено спецсредство в виде наручников, после чего он был выведен на улицу за пределы домовладения.

Уже на улице между сотрудниками полиции Причипойдой, Хоменко и Богачем с одной стороны и Цукерманом возник конфликт, в ходе которого Цукерман якобы, высказывался в адрес сотрудников полиции нецензурной бранью. В ответ Причипойда, Хоменко и Богач нанесли Цукерману, находившемуся в наручниках, удары руками, ногами и резиновыми палками в различные части тела, а водитель наряда Ляхвацкий кроме того дважды выстрелил в него из пистолета «Сталкер», причинив телесные повреждения от которых Цукерман погиб.

 

Убитый Александр Цукерман, фото: novosti-n.org

Как рассказывал зампрокурора области Божило, в ходе проведения экспертиз выяснилось, что на правом ботинке Ляхвацкого были обнаружены следы крови.

«Эти сгустки крови принадлежат погибшему Цукерману. Как было установлено, Ляхвацкий в ходе задержания наступал своей ногой на его горло», —  заявил заместитель прокурора Николаевской области.

Как рассказывают наши источники в МВД, в ходе досудебного расследования были проведены следственные эксперименты по месту жительства Цукермана.

Когда проводился следственный эксперимент с потерпевшими (родней Цукермана) и свидетелями рядом были только соседи, все было спокойно.

При проведении эксперимента с участием Ляхвацкого кроме соседей присутствовали  местные жители, возникло угроза бунта и самосуда.

 

Жители Кривого Озера пытались штурмовать местный отдел полиции, фото: novosti-n.org 

Поэтому следственная группа была усилена приданными силами полиции.

В ходе расследования было установлено, что в 70 метрах от дома Цукермана расположен магазин «Универсам» на котором есть видеокамера, однако жесткий диск куда-то исчез. Вероятно коллеги из Кривоозерской полиции помогли зачистить следы.

Под стражей остался лишь один полицейский

Еще 26 декабря прошлого года следственным отделом прокуратуры Николаевской области было завершено досудебное расследование этого уголовного производства и материалы ушли во Врадиевский районный суд, чтобы избежать конфликта интересов с Кривоозерскими судьями (все обвиняемые работали в отделении полиции города Кривое Озеро и по закону дело против них должен рассматривать другой суд, ближайший по территориальности, который определит апелляционная инстанция).

 

В Кривое озеро пришлось вызывать спецназ, фото: novosti-n.org 

 

Полиция с трудом отбила полицейских, которых могли линчевать, фото: ТСН

Из шести полицейских, которых изначально задержали в рамках расследования этого дела на скамью подсудимых сели только четверо. Причем изначально арестовали лишь троих — Николая Хоменко, Дениса Ляхвацкого и Александра Причипойду. Их подельник Роман Богач был отпущен под личное обязательство.

Как заявлял после направления обвинительного акта в суд зампрокурора Николаевщины Степан Божило, «мы разобрались, кто являлся свидетелем и не принимал участия, а именно два сотрудника Кривоозерского отдела полиции, и кто непосредственно был участником всех этих событий, скажем так, виновные».

В ходе расследования активно сотрудничали со следствием трое обвиняемых, которым вменяют ч. 2 ст. 365 УК Украины  (превышение власти, сопряженное с насилием, максимальное наказание до 8 лет тюрьмы, с запретом занимать госдолжности на 3 года), кроме Дениса Ляхвацкого.

Последнему вменяют ч. 1 ст. 115 УК Украины – умышленное убийство (наказание до 15 лет) плюс  ч. 3 ст. 365 УК Украины (превышение власти, повлекшее тяжкие последствия, наказание до 10 лет лишения свободы, с запретом работать на госдолжностях — 3 года).

В ходе следствия было установлено, что именно он стрелял в потерпевшего, от чего и наступила смерть.

По сути дело начало слушаться во Врадиевской районном суде только в январе этого года. Под стражей на тот момент находился лишь Ляхвацкий.

Двое его подельников – Хоменко и Причипойда вышли уплатив залог порядка 120 тысяч гривен, Богач остался на личном обязательстве.

В подготовительном судебном заседании представители потерпевших подали ходатайство, в котором просили изменить обвиняемым полицейским, которые на свободе, меру пресечения на содержание под стражей. Ходатайства были мотивированы тем, что они могут скрыться от суда, поскольку обвиняются в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до восьми лет, могут незаконно влиять на свидетелей и родственников погибшего Цукермана. Однако прокуроры не поддержали потерпевших в этом вопросе и суд ходатайства о взятии под стражу отклонил.

Отводы судье и прокурорам

В последующих заседаниях начали кипеть настоящие шекспировские страсти. Сначала обвиняемый Денис Ляхвацкий обвинил в заинтересованности одного из судей.

Дело было так. В судебном заседании 17 мая Ляхвацкий заявил отвод члену судейской коллегии судье Фасию, мотивируя тем, что служитель Фемиды в разговоре с его женой после заседания 15 мая этого года, советовал ей отказаться от одного из защитников, указывал на системность рассмотрения таких дел, что обвиняемый расценил как решение этого уголовного производства не на основании закона, а по сложившейся системе.

Также Ляхвацкий заявил, что судья Фасий выяснял подробности о работе жены и кто платит за услуги защитников. После указанного разговора жена пришла к нему на свидание плачущей. Обвиняемый Ляхвацкий заявил, что судья Фасий снисходительно относится к потерпевшим и распорядился поставить на стол последних воду и стаканы.

А во время судебных заседаний он играет мобильным телефоном, смотрит в окно и что-то читает.

На вопрос суда, о предоставлении доказательств в подтверждение обоснованности заявления об отводе судьи, обвиняемый отметил, что в настоящее время не имеет возможности предоставить доказательства.

Защитник обвиняемого заявила, что судья Фасий не ведет никаких записей допросов свидетелей, а во время их допроса мешает им сосредоточить внимание на поставленных вопросах и предоставляемых ответах. По мнению защитника вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что судья Фасий не заинтересован в объективном рассмотрении дела, а добивается ускоренного завершения  уголовного производства.

Судья Фасий подтвердил факт разговора с женой обвиняемого во время получения последней разрешения на свидание с обвиняемым, однако пояснил, что никаких советов относительно отказа от одного из защитников не давал и не высказывал свою позицию относительно системности рассмотрения уголовных производств, а только позвонил председательствующему по делу судье Соколу по поводу разрешения на свидание, после чего покинул помещение суда и вышел на улицу. Там к нему подошел неизвестный ему человек, который поздоровался с ним и сообщил, что он бывший работник полиции и дружит с обвиняемым Ляхвацким. Но судья с ним разговаривать не стал.

Судейская коллегия отклонила отвод судьи Фасия так как кроме голословных обвинений никаких доказательств заангажированности судьи защита Ляхвацкого не представила.

Позже уже потерпевшие обвинили прокурора в сговоре с адвокатом одного из подсудимых. Так в судебном заседании 9 июня представитель потерпевшей вдруг заявил отвод обвинителю —  прокурору Кривошее, мотивируя тем, что стал свидетелем того, как защитник одного из обвиняемых вышел перед судом из автомобиля, в котором сидела прокурор Кривошея.

По мнению потерпевших такое поведение  участников судебного разбирательства свидетельствует о существовании между ними договоренности относительно данного уголовного производства. Ведь именно в тот день в суд почему-то не явились на допрос двое свидетелей обвинения. Прокурор Кривошея оправдывалась, что действительно подвезла защитника одного из обвиняемых в суд, поскольку он не мог вовремя явиться в судебное заседание в связи с поломкой его машины. При этом пояснила, что никакого обсуждения данного уголовного производства между ними в это время не было, а действующим законодательством не запрещено общение участников уголовного судопроизводства между собой вне судебного разбирательства.

Суд отказал в ходатайстве потерпевших об отводе прокурора, однако на последующих заседаниях обвинение уже представлял другой прокурор из группы – Нижник.

Как выяснила «Страна» из собственных источников, сейчас судебное рассмотрение находится на стадии допроса свидетелей обвинения. Последнее заседание по этому делу состоялось 12 июля, на нем продлили срок содержания под стражей Ляхвацкому до 10 сентября. Прокуратура намерена  просить максимальные наказания для подсудимых. В случае с Ляхвацким — это 15 лет лишения свободы, остальным — по 8 лет.

Аналогии с Врадиевкой

Между событиями в Кривом Озере и Врадиевке действительно много общего. В обоих случаях первоначально начальство пыталось скрыть преступление. В обоих случаях были беспорядки.

В обоих случаях затем начальство признала вину подчиненных и пообещало наказать их по всей строгости.

Но вот то, что последовало потом, сильно отличается.

Прежде всего, отличается степень внимания общественности к этим событиям и степень жесткости ее реакции. В случае с Врадиевкой и внимания было гораздо больше, и реакция намного жестче.

После жуткого убийства в Кривом Озере лишь немногие политики ставили вопрос об ответственности руководства МВД за этот случай (в то время как после Врадиевки вся оппозиция требовала отставки главы МВД).

И не удивительно поэтому, что скорость, с которой рассматривают дела сильно разнится.

В 2013 году приговор был вынесен через 5 месяцев после совершения преступления.

29 ноября 2013 года Первомайский районный суд Николаевской области присудил двух милиционеров к 15-ти годам лишения свободы с полной конфискацией имущества, с лишением званий капитана и лейтенанта, с запретом на три года работать в правоохранительных органах. Бывшему замначальника Врадиевского райотдела полиции Михаилу Кудринскому дали 5 лет лишения свободы, его также лишили звания майора и на три года запретили занимать должности в правоохранительных органах.

По Кривому Озеру, как видим, суд идет уже год и пока его конца не видно…

Рекомендуем