22/09/2017

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

«Нам говорят – отрежьте ногу, легче будет идти». Аргументы за и против сокращения получателей стипендий

«Нам говорят – отрежьте ногу, легче будет идти». Аргументы за и против сокращения получателей стипендий

Под конец лета общественность огорошили сообщениями о том, что со следующего года количество получателей стипендий опять могут сократить. Если сейчас их получают 40-45% студентов-бюджетников, то Министерство финансов предлагает снизить планку до 25% с января 2018 года, а с 2019 дойти до 15%.

Правда, как удалось выяснить «Стране», в Министерстве образования не торопятся соглашаться на условия Минфина. В прошлом году в МОН и так скрепя зубами пошли на снижение количества стипендиатов с привычных 60% до 40% и не готовы столько часто принимать непопулярные решения. Которые, кстати, вызывают протесты не только в студенческой, но и в экспертной среде.

«Страна» выслушала аргументы обеих сторон: Минфина – о том, почему, по их мнению, количество получателей стипендий в Украине снижать надо, – и противников этой идеи, которые считают, что ударами по карману студентов правительство выбирает ложную стратегию.

Сергей Марченко, заместитель министра финансов: «В Украине должен произойти естественный отбор в сфере образования»

– Почему если мы хотим быть современной, европейской страной, мы цепляемся за пережитки Советского Союза? Я имею в виду стандартный принцип уравниловки. Когда стипендию получают все (кроме откроенных двоечников), нет смысла конкурировать. И это не мотивирует лучше учиться. А нам надо думать о том, чтобы растить лидеров.

Все антиутопии построены на том, что власть пытается всех уравнять. Это типичный пример. Стадом проще управлять. Но мы должны поощрять лучших. А худших – отсеивать. В Украине должен произойти естественный отбор в сфере образования.

Разговоры о «поднять всё и всем» – это цветки популизма: зарплаты, пенсии, прожиточные минимумы, стипендии. Да, это популярно, быстро – но неэффективно. Мы не стимулируем рост, мы просто рассеиваем деньги, которые есть в экономике. Минфин – это не касса взаимовыручки. В каждой потраченной гривне должна быть логика. Если на стипендию, которую мы платим студенту, он пару раз выпьет кофе, – а на большее этой стипендии не хватает, – возникает вопрос: на что, собственно, мы тратим деньги? От того, что мы повысим по минимуму стипендии всем студентам, они не станут богаче – останутся такими же бедными.

Сразу оговорюсь, у нас нет цели сэкономить. Наоборот, мы выступаем за расширение категорий студентов, которые могут претендовать на социальную стипендию, например. И закладываем на 2018 год в проект бюджета увеличение всего стипендиального фонда приблизительно на 8%.

Мы за то, чтобы существенно повысить сумму стипендии – но это невозможно сделать, не уменьшив общее число ее получателей.  По нашим расчетам, оптимально, если академическуюстипендию будет получать 15% студентов. Подчеркну – не бюджетников, а всех студентов, потому что справедливо дать право получать академические стипендии и студентам-контрактникам.

При этом мы предлагаем установить размер стипендии на уровне минимальной зарплаты – чтобы студенту хватало на питание, проживание, одежду, базовые нужды. Сейчас минималка – 3200 грн, со следующего года – уже 3723 грн. Можно установить для особо одаренных студентов стипендию даже выше – но не за оценки, а за другие достижения – участие в олимпиадах, спортивных соревнованиях, культурных мероприятиях и т.п. Но, повторюсь, мы сможем это сделать, только если получать стипендии будет не больше 15% студентов.

Тот шум, который недавно поднялся в прессе по поводу уменьшения количества стипендиатов – из ничего. Мы изначально, в декабре прошлого года, говорили об этом. Обсуждали со студенческой средой, профсоюзами, собирались в Минобразования – на моей памяти, три раза. И в декабре прошлого года договорились снижать планку получателей стипендий постепенно: с 2018 года – до 25%, с 2019 – до 15%.

А теперь в МОН делают вид, что ничего не было. МОН не соблюдает договоренностей, которые мы заключили еще в конце прошлого года. Говорят – мол, «не на часі».

Замминистра финансов Сергей Марченко предлагает сократить количество получателей стипендий до 15%, а госзаказ — отменить. Фото: Анастасия Товт, Страна.ua

Мы с МОН находимся в постоянном диалоге. Мы пытаемся найти аргументы, чтобы убедить МОН снижать количество студентов, которые получают академические стипендии. Чтобы то, о чем мы договорились еще в декабре прошлого года, было воплощено в жизнь. Но это больше похоже на игру в кошки-мышки. Сейчас стипендии никому не интересны, кроме нас.

Отмечу, что в прошлом году процесс переговоров с МОН шел легче, потому что вопрос стипендий мы подняли в рамках общего вопроса по формированию отдельного стипендиального фонда. Раньше ведь в бюджете страны была общая строка расходов на высшее образование, и из денег на стипендии вузы могли финансировать ремонт, зарплаты, услуги ЖКХ и т.д.. Теперь мы четко знаем, сколько тратим на стипендии (4 млрд грн – на академические, и 1 млрд грн – на социальные, вместе – 5 млрд грн). Университеты, кстати, сейчас хотят вернуть все так, как было. Дело в том, что по итогу летней сессии после выплаты академических стипендий у вузов осталось в запасе еще около 400 млн гривен, они просят нас разрешить использовать эти деньги на другие цели – ту же оплату ЖКХ, зарплаты и т.п. Мы не соглашаемся. Мы настаиваем, что остаток нужно потратить на повышение стипендий студентам со следующей сессии.

Но сами посудите. На ВУЗы 1 и 2 уровней аккредитации на 2017 год запланировано 5,2 млрд грн –  это колледжи. По вузам 3 и 4 уровней аккредитации – 24,5 млрд. Это без стипендий, расходы только на госзаказ. А на академические стипендии – еще отдельно 4 млрд грн. Выходит, в целом на высшее образованиев Украине сегодня тратится почти 30 млрд грн. Это больше 1 млрд долларов. Представьте, что при этом в стране будет не 657 вузов, как сейчас, а 150 – разве от этого мы не выиграем? Останутся лучшие университеты, которые будут между собой конкурировать, и, следовательно, повысится качество образования. Зато оставшиеся вузы будут профинансированы в полной мере. Да, кто-то останется без работы, но квалифицированные специалисты всегда будут востребованы. Как со стипендиями, так и с вузами в Украине нужен естественный отбор.

Перед нами сейчас стоит две глобальных цели. Первая – путем сокращения стипендиатов уменьшить общее число получателей высшего образования, потому что, давайте будем откровенными, – так много выпускников вузов сегодня Украине не нужно (кстати, 1 сентября премьер-министр Украины Владимир Гройсман тоже заявил, что не всем в Украине нужно высшее образование, — Прим.ред.). Количество получателей высшего образования должно соответствовать сегодняшним потребностям экономики. Поэтому сегодня новую жизнь и престижность получает профтехобразование. Стране сейчас нужны специалисты, которые смогут работать в легкой промышленности, в машиностроенииистроительстве. Вторая цель – сокращение количества вузов в стране, которые окажутся недостаточно конкурентоспособными, не смогут привлечь студентов. И как следствие – повышение качества образования.

Мы не проводили исследований, повлияло ли уменьшение количества стипендиатов  с 1 января 2017 года на качество образования или на успеваемость (количество получателей стипендий сократилось с 60-75% до 40-45%, – Прим.ред.). Хотя, думаю, неплохо было бы провести опрос среди студентов – как они оценили реформу, и поменялось ли что-то. Но делать это лучше по итогу года, а не полугодия. Полгода – не показательно. Мы ведь ввели изменения с 1 января 2017 года – то есть, коснулось это только тех, кто уже учился в университете.

И потом, стипендии – это только одна из проблем высшего образования. Отдельная тема – госзаказ. Мы еще в прошлом году выступали за его радикальное изменение. Предложенного сокращения на 22% в этом году недостаточно. Наша позиция – госзаказ в Украине вообще нужно отменять. Взамен этого – создать отдельный государственный фонд, из которого финансировать учебу самых талантливых и  лучших студентов в лучших университетах. И стоимость обучения должен определять ВУЗ. Так работают во всем мире. Это могут быть стипендии-ссуды, как в Германии – чтобы часть стоимости обучения студент потом возмещал государству. Но к этому в Украине, мне кажется, пока не готовы. Вообще, сейчас если пытаешься что-то менять в стране в лучшую сторону – рискуешь получить в лицо тортом. Но все равно рисковать и менять нужно.

Павел Викнянский, глава Всеукраинской общественной организации «Студенческая республика»: «Если еще и по уровню охвату высшего образования из рейтинга выпадем, скатимся до уровня Буркина-Фасо»

– Почему-то государственные чиновники в Украине рассматривают образование как некую услугу, которая должна предоставляться исключительно на коммерческой основе. Обратите внимание – не Министерство образования, не профильный комитет Верховной Рады по вопросам образования, не Академия Наук, а, извините, «бухгалтерия» заводит разговоры о том, чтобы всячески обрезать ключевое, наряду с медициной, направление развития государства – образование.

В Минфине говорят популистские, простые вещи. Но как показывает опыт, сложные проблемы никогда не решаются просто. Особенно такие мировоззренческие, социальные проблемы, как в сфере образования.

Ситуация такая: организм болен и нуждается в приеме антибиотиков и хирургическом вмешательстве, а нам говорят – отрежьте руку, отрежьте ногу, легче будет идти. В итоге наш общественный организм потерпит полное фиаско. Это очень опасные вещи, которые свидетельствует о демодернизационном курсе власти.

Это путь Африки и Латинской Америки. Все западные страны как раз стремятся увеличить количество людей с высшим образованием, а у нас на государственном уровне провозглашается курс на уменьшение количества образованных людей! Так мы скоро дойдем до того, что и школьное образование окажется не нужным. Это совершенно варварская постановка вопроса.

Есть прямая корреляция между уровнем жизни, материальным состоянием домохозяйств и количеством образованных людей в стране. И государство должно думать о том, чтобы сделать образование как можно более качественным и привлекательным – как для своих граждан, так и для иностранцев. Вместо того, чтобы скукоживать и упрощать всю систему. Им (чиновникам – Прим.ред.) легко говорить – у них самих дети учатся в швейцариях, британиях и америках, в крутых университетах. Для них проблемы простого пипла – дики и далеки.

Они нам бросают, как голодной собаке, кость в виде безвиза – мол, пожалуйста, можете ехать в Польшу, Словакию, учитесь там. Там вам будут платить стипендию нормального размера – потому что эти страны заинтересованы в привлечении наиболее активных, талантливых, креативных молодых людей для развития их государств. Кстати, согласно последнему исследованию центра CEDOS, в этом году четверть всех выпускников школ, которые сдали ВНО на 180 баллов и выше, выбрали заграничные вузы. А наши правящие группы так глупо разбрасываются тем человеческим богатством, которое мы имеем.

Подход «заплатить большую сумму, но меньшему количеству людей» – не что иное, как манипуляция. Перераспределенная сумма «погоды не делает», никого ни к чему дополнительно стимулировать не будет, а вот уровень нездорового неравенства в обществе увеличивает. Но еще более цинично, когда клерки прямо говорят о том, что в образовании должен царить «естественный отбор» – это, извините, возврат к варварству. Это право наиболее сильного, богатого, пробивного. Это когда в государстве доминируют небольшие, но наиболее наглые социальные группы. Это полностью противоречит европейскому концепту.

Весь цивилизованный мир стремится к солидарности, гуманности, справедливости. Помогает подтянуться тому, кто по каким-то причинам отстает, или не может вытянуть больше. Если у нас стипендии урежут до 15% получателей, это ударит по бедным семьям (в частности, из сельской местности), для которых накладно каждый месяц выделять на карманные расходы даже эквивалент $30 своему чаду. Ведь функция стипендии – это, прежде всего, обеспечение базовых потребностей. Например, оплата проезда в общественном транспорте, еды, интернета, библиотеки. А мотивационная функция – это уже другой сюжет.

И потом, лично я не вижу связи между количеством получателей стипендий и качеством образования. Стипендия точно не является правильным стимулом для взрослого человека лучше учиться. Если человек хочет получить знания, он найдет, как и где их добыть. Обратите внимание, как популярны стали всевозможные частные курсы – от пиара и до стрижки собак. И люди готовы за это платить серьезные деньги. Значит, потребность в качественных скилах в Украине есть.

Павел Викнянский выступает против отмены госзаказа и радикального сокращения стипендий. Фото: Студреспублика

Является ли конкуренция двигателем прогресса? Безусловно. Но умеренная, не «по головам». Не надо впадать в крайности. Дополнять конкуренцию нужно кооперацией и сотрудничеством. А с пропагандой социал-дарвинизма мы можем дойти до абсурда и отрицания самой человеческой природы.

Зачем власти делать так, что в Украине для того, чтобы получить высшее образование, нужно прикладывать сверхусилия? Для чего тогда в принципе существует государство, если оно не может обеспечить всем гражданам доступ к образованию?

Задача государства – поставить правильные цели перед всей образовательной системой. И эти цели – точно не обслуживание рынка, не повышение места Украины в каких-то там рейтингах. Хотя, кстати, один из рейтингов, в котором Украина до сих пор удерживает хорошую позицию (входит в топ-15 стран) – это по уровню охвата высшего образования среди населения. Если еще и из этого рейтинга мы выпадем, вообще скатимся куда-то в сторону Буркина-Фасо. Это же очевидно.

Цель Украины должна быть – построить будущее, в котором солидарность, взаимопомощь, гуманизм важнее дикой конкуренции. Где наука, образование – это и есть национальная идеология. А не эгоизм, разобщение, борьба за выживание, культивирование племенных различий. Будущее, в котором мечтают о космосе, о наноинженерии, самореализуются в культуре, творчестве. Вот альтернатива, а не человек с калькулятором, который рассказывает, как нам жить.

Образование – это общее благо. Как воздух, культура (и медицина – должна бы быть, хотя и ее у нас хотят сделать платной). Просто так сложилось исторически, что на постсоветском пространстве действует система массированного госзаказа. Но говорить, что это существует только у нас, или называть это «халявой» – нельзя. Вопрос только в объеме и в механизмах т.н. государственного заказа – но суть в том, что когда государство тем или иным способом оплачивает стоимость обучения студента в университете. Примером, в той же Канаде, Германии, Франции, Австрии студенты учатся за счет государства. Поэтому разговоры о «западном опыте» – это часто спекуляции, которые удобны и выгодны нынешнему руководству страны.

В чем проблема Украины? Карго-культ: берем из западного опыта то, что в данный момент политически целесообразно, внедряем, а потом удивляемся, что ничего не получается. Таких примеров – масса. Можно взять у Америки форму для полицейских и нагрудные камеры, но при этом полностью потерять следственную систему и нормальное знание законов. У нас пытаются провести такие частные реформочки, но при этом теряют представление о том, что вообще строят.

Нельзя воспринимать упрощение образовательной политики как инициативу отдельно взятого человека, в которого бросили торт. Нет, я утверждаю, что это осознанная политика властей по вымыванию лучших умов из страны. На уменьшение количества несогласных. Как ёмко выразился Марченко, стадом проще управлять. Я бы еще вспомнил высказывание великого ученого Сергея Капицы: «Если вы будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Такой страной легче управлять, но у нее нет никакого будущего». Известная фраза, которая очень точно описывает ситуацию в нынешней Украине.

Рекомендуем