25/09/2017

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Илья Кива: «Сейчас мы рабы, а станем скотом»

Илья Кива: «Сейчас мы рабы, а станем скотом»

Новоиспеченный социалист Кива о своей идеологической метаморфозе и о том, как будет насаждать социальную справедливость

Новость о том, что скандально известный советник министра внутренних дел Илья Кива возглавил Социалистическую партию (одну из старейших партий страны, которую когда-то возглавлял Александр Мороз), вызвала шок, поток насмешек и троллинга в социальных сетях и политических кругах.

Праворадикал Кива и тут — лидер левой Соцпартии. Чтобы понять, насколько это всерьез, и чем может обернуться неординарное событие для Украины мы встретились с новоиспеченным социалистом.

— Прежде, чем мы начнем, давайте пройдем короткий тест на социализм.

— Тестер с собой? Дуть в трубку придется?

Кладу перед Кивой три фото и прошу моего собеседника угадать: кто тут – Маркс, а кто тут – Энгельс.

Кива смеется, и …, к моему изумлению, угадывает.

— Вот Энгельс (слева), вот – Маркс (по центру). А это – сын Карл Маркса (справа), — указывает Кива на портрет третьего (крайний слева). — Дело в том, что в нашей стране сын за отца не в ответе.

—  Это олигарх Игорь Коломойский. Таким как он, судя по вашим последним заявлениям, вы намерены устроить «красный террор». Все верно?

— Он будет предан народному суду.

— Кстати, поздравил ли вас кто-то из олигархов с новым назначением?

— Нет, ни один. А Коломойский мог бы, кстати. Я ждал звонка.

—  Деолигархизация по-новому, по-социалистически это как?

—  Все просто. Уничтожение пяти олигархических кланов всегда лежало в основе моей идеологии.

—  Обозначьте их, пожалуйста, что за кланы такие.

—  Коломойский, Фирташ, Ахметов, Пинчук.

—  А пятый?

—  Клан Порошенко — сегодняшний.

— Соцпартия во главе с вами будет проводить реприватизацию? То есть отбирать частную собственность?

— Реприватизация и запрет на приватизацию. Ни в коем случае мы не отдадим землю. Сейчас мы рабы, а станем скотом, если отмени мораторий на продажу земель. И последнее – усиляем контроль и пересматриваем все лицензионные условия на добычу природных ресурсов.

— Обратите внимание, с каким трудом власть подыскивает эффективных менеджеров на топ-должности во власти. Вон даже Приватбанк не может заполнить вакансию главы правления после ухода Александра Шлапака. Где вы найдете столько эффективных людей, способных управлять заводами и параходами, отобранными у частных собственников?

— Обратите внимание, я же не сказал забрать заводы. Я сказал вернуть контроль над энергетическим комплексом.

— А я говорю о принципе. Вы представляете реакцию любого инвестора на реприватизации — назовите ее как угодно, или саму мысль о том, что у нас такое возможно?

— Олигархи не вкладывают деньги. Они потребляют. Олигархи не занимаются развитием бизнеса. Он получает сверхприбыль — и все равно с какого процесса. Это всег лишь вопрос поднятых тарифов для населения. Тема может быть избитой, но в данном случае, определяя цену облэнерго, который контролирует вашу жизнедеятельность. Но, к сожалению, это неправильно.

— А как быть с такими предприятиями как Криворожсталь, которая принадлежит транснациональному капиталу?

— Острый вопрос. Криворожсталь, насколько я понимаю, не работает на полную мощность из-за недоговоренностей с правительством и боязни инвестировать в производство лишние деньги. И с точки зрения защиты интересов страны мы обязаны пересмотреть условия использования украинского ресурса.

— Несколько лет назад, когда политики только начали муссировать тему возможностой реприватизации Криворожстали началась паника. А если вы начнете? Мы в Украине системного инвестора еще лет 10 не увидим.

— Начинается. Даже знаю, что вы скажете дальше – мы отпугнем инвестора, и курс поползет по неясной траектории.

 — Да хуже – курс страны поползет. Ну это, если Соцпартии окажется успешным проектом.

— Секунду. А вам не кажется, что курс страны давно уже изменился. И это глубокое падение, развал экономики, отсутуствие дисциплины и порядка – все это отпугивает инвестора куда больше, чем расправа над жадным маленьким олигархом, или немаленьким.

— Хорошо. Вернемся к деолигархизации. Вот отобрали вы энергетический ресурс, а дальше? Как дальше крутить олигарха?

— Лишить его СМИ. Последние два года я участвую в публинчной жизни нашей страны. Я вообще ничего не делаю просто так. Раньше я понимал, но не знал, насколько сильное медиа влияет на погоду в доме. Я не осознавал, что одним сайтом, таким как ваш, можно переворачивать ситуацию в стране. И вы это наверняка заметили по себе. Я же видел, как вы этим куражились! Вашими текстами, скандалами. В итоге один из олигархов, а конкретно Порошенко, решил ударить по Гужве. Человек, олигарх, который облечен деньгами, властью, пытается обезопасить свою жизнь. И тут какой-то сайт, нервы портит, сон тревожит.

— Почему вы решили выбрать именно Соцпартию для своей политической деятельности?

— Я не пришел туда, куда меня позвали. Меня бы приняли везде, потому что в стране огромный кадровый голод. Я пришел туда, где мне комфортно, и я смогу реализоваться. И не нужно путать социализм с Советским союзом.

— Почему соцпартия, а не Коммунистическая партия, или Блок Витренко, например?

— Я эту партию давно зацепил. Взглядом. Посмотрел на сложившуюся ситуацию, а потом увидел медийный успех Рабиновича..

 — И подумал: «Чем я хуже?»

— Хуже? Я подумал о том, что я должен сделать, чтобы стать намного лучше. Есть бренд партии “За Життя”, и он заслуживает внимания. И есть бренд Соцпартии и это Майбах рядом с Запорожцем. Ну и главное: когда-то я спросил у Авакова, а почему бы ему не пойти в президенты. Он четко ответил: что в Украине президентом должен стать украинец. Это я к чему? У Рабиновича – ноль шансов. А я похудел на 15 кг и полон сил и решимости. И нет тут никакого антисемизма. Рабиновича я вижу как партнера по политической игре. Цель-то одна – сшить страну. Мы ее достаточно крепко развалили, это процесс брожения.

— Это вы сейчас «за мир» топите? Что в корень противоречит идеологии партий войны, из рядов которой вы фактически и вышли.

— Почему? “Сшить страну” означает объединить всех одной идеей. Что такое мир? Это идея. Идея достигается различными путями. Единственное: мы ее сошьем социалистическими нитками. Я внимательно слушал себя, разбирался в людях, которые меня окружают. Социализм оптимален для восприятия, и его можно нелюбить, но ты не будешь его оттограть, как коммунизм или нацизм, потому что он достаточто нейтрален. И в нашем случае в него нужно добавить остроты. Я и есть эта специя.

— Вы знаете, чем закончили все лидеры социальных революций?

— На самом деле великие люди. А у кого была легкая судьба, извините? Это же бремя, которое мы на себя взваливаем. Кто-то взваливает на себя бремя денег, а после мучается от сахарного диабета, выливая себе на голову коньяк, просыпается в кошмарных снах и в страхе потерять капитал. Кто-то просыпается

— Когда стало известно, что вы возглавили Соцпартию, послышались предложения к вам переименовать партию в национал-социалистическую, намекая на ваш националистический бэкграунд и, видимо, намекая на название партии Адольфа Гитлера. 

— Если ты хочешь загнать себя в угол, должен выйти на трибуну и выступить против геев, абортов, за легализацию наркотиков, а напоследок признаться, что любишь на ночь перечитывать «Майн Кампф» (Mein Kampf). Любого политика после такого ответа не существует.

— В свое время вы очень много сказали против геев всяких обидных слов. Пересмотрели свои взгляды?

— Нет. Я за улучшение демографической ситуации в стране. Популиризация гомосексуализма только вредит этому.

— Год назад мы делали интервью, в котором вы выступали за легализацию марихуанны. Ваши убеждения по принципиальным, так сказать, вопросам поменялись за год?

— Мы говорили о том, что прежде, чем отменять, нужно провести воспитательную работу перед молодежью. А сегодня так отвечу: выполним первую часть, займемся легализацией. Вы за то, чтобы поболдеть, или за то, чтобы дети были здоровы?

— Какое ваше отношение к сексу?

— Социализм может быть пропитан правильным отношением к сексу. Жалкими 70 годами вы перемазываете всю историю социализма, которая была заложена Платоном.

— То есть вам ближе позиция Александры Коллонтай (известная большевичка, которую называли секс-символом революции, выступала за сексуальное раскрепощение — Прим.Ред.) по этому вопросу или же вы за более пуританские подходы?

— Ну о чем вы говорите. Посмотрите на меня и какое нах… пуританство?

— Часть соцпартии утверждают, что вы просто рейдернули СПУ, украли ее, грубо говоря, а человек, который вам передал полномочия лидера уже давно де-факто не является руководителем партии.

— Не рейдернули, а провели законный съезд, на котором делегаты избрали меня главой партии. Я давно занимался выбором политического поприща, на котором я буду и дальше отстаивать интересы своего ребенка и наших детей. Я был воспитан в режиме советского времени с хорошей советской идеологией…

— Дайте процитировать вас: “Я был воспитан в хорошей советской идеологии”. Мне не послышалось?

— А чему вы удивляетесь? Мой дед — первый секретарь обкома. Все мы жили в этом. По поводу рейдерства. Все прошло в честную. Был честный съезд. Да, мы подготовили гослование, а как проходят съезды? Да, мы предложили им удобную модель развития партии. Каждый из них запылился на полке истории, а я им предложил медийную историю и защиту. А я умею защищать. А неудачникам ничего не остается делать кроме как наблюдать, как я буду их уничтожать. Своих противников в живых не оставлю. Я намного харизматичнее и эффективнее.

— О том, что ваше избрание лидером СПУ фейковое заявил, в том числе, и основатель партии Александр Мороз.

— А кто это? Иуда! У нас есть Иуда, который продал идеалы тысячи людей. Тот взял 30 серебрянников, а этот взял 300 млн. Вот тогда он похоронил не только себя, но и партию. Но сейчас партия отлежалась и у нее теперь появляется новая возможность.

— Что будете дальше делать с партией?

 — Чистить ряды. Потом насыщать партию патриотизмом. Любовью к родине, ненависти к врагу и предателям.

— Сколько Аваков готов выделять на финансирование партии ежемесячно?

— Аваков не финансирует партию. Приходит момент, когда птенцы вываливаются из гнезда. Мне 40 лет, у меня есть свои амбиции. Я всегда подставлю Арсену Борисовичу плечо, и он всегда сможет повернуться ко мне спиной – я не предаю. Но главное – у нас общая цель, процветающая и крепкая Украина.

— Если не финансирует Аваков, то кто финансирует?

— В партии 159 тысяч членов. После проведения широкомасштабного съезда мы планируем возобновить выплату членских взносов. Если, предположим, каждый заплатит по 10 гривен — ежемесячная сумма составит 1,6 млн гривен.

— На что будут тратиться партийные деньги?

— Большие будут расходы на медийную составляющую.

 — Надеюсь, мы с вами сейчас с  бесплатно разговариваем, и мне не придется за это платить. Или придется?

— Шутку понял, оценил. Бесплатно, и это правда. У вас экслюзив. Но когда мне нужно появлятся на определнных каналах, есть два пути. Первый – быть крайне эпатажным и скандальным, чтобы у каналов за счет тебя расли рейтинги. И второй – за деньги, и это у нас нормально.

— Вы по какому пути?

— Когда мне задают вопрос, а сколько стоила моя раскрутка, я отвечаю, что заработал узнаваемость эпатажем. Вот вы сейчас улыбаетесь, а у меня между прочим хороший рейтинг.

— А кстати, сколько?

— По “112” телеканалу рейтинги моих передач не хуже, чем у Юлии Владимировны.

— К слову, а на чей электорат полагается Соцпартия Кивы – Олег Ляшко, Юлия Тимошенко? Вы топчетесь на их поле.

—  Это они – на моем. С этими людьми мы будем делить левый электорат. Сложность в том, что они достаточно технологичны и профессиональны. Моя фишка в том, что я новый и мне нечего терять, я не обременен условиям денег.

— Илья, давайте начистоту. Ну какой из вас – левый? Да вы чистый националист с радикальными замашками.

— Я себя никогда не идентифицировал чисто правым.

— Простите, а как и кем вы себя идентифицировали?

— Как человек, готовый на радикальные поступки.

— Все-таки национал-социализм?

— Общество не созрело. Пока еще.

— Илья, хочу напомнить как мы с вами познакомились. Майдан, Революция и вот вы, выходите такой весь боевой из горящего Дома профсоюзов рука об руку с Дмитрием Ярошем. Правый сектор.

— Конечно.

— Где вы лукавили: тогда или сейчас?

— И не тогда и не сейчас. Все, что требует борьбы и будет эффективно для уничтожения всего того, что разрушает мою родину. Вот тогда это был эффективный инструмент для борьбы с людьми, которые уничтожали мою родину. Не лукавил ни разу в жизни. Механизм и электорат Соцпартии даст возможность продолжить борьбу. Ну и Правый сектор уже не тот.  Это уже не тот Правый сектор, который был вначале Революции Достоинства. Когда люди с горящими глазами и сердцами боролись за осовбождения страны от злочынной влады. Они там настолько переформатировались, что уже не ясно, где патриотизм, а где бизнес на патриотизме. В этой структуре давно произошел раскол, и сейчас это – политика, которая по мнению правых, должна привести их к власти.

— В последнее время националисты, а это Азов, Правый сектор, часто нападают на левых — срывают их акции, избивают. Будете ли Вы защищать их?

— Я буду защищать все то, за что я несу ответстенность.

— А на практике? Вот бабушки, идут на парад, на них нападают радикалы, ваши бывшие по рядам. А вы?

— Я всегда защищаю, бабушек женщин и детей. Не по партийной принадлжености и не по их политориентации, а по возрастному и половому признаку. Вот здесь компромиссов нет.

— Как глава Соцпартии вы обязаны будете сопроводить ваших бабушек и дедушек на параде 9-го мая. Пойдете? И ведь правосеки могут напасть.

— Пойду! Это их волеизъявления, история их жизни, которую мы не имеем право забирать. Вопрос не в параде, а в георгиевской ленточке, признанной символом оккупации украинской территории. Вот тут я против.

— А как вы, например, относитесь к инициативе Вятровича отменить выходной 9-го мая, и 8-го марта?

— Пока идет война, в стране нет выходных.

— Женщинам на восьмое марта цветы дарите?

— На первое дарю. Не люблю стадо, все дарят на Восьмое марта, а я поздравляю женщин с Днем Весны.

— Давайте прогуляемся.

— Куда.

— Хочу провести вас к памятнику Ленина. Тут недалеко.

— А его нет.

— А если бы он был, его нужно было бы снести? 

— Нужно. Нужно для того, чтобы изменить сознание, и для того, чтобы дать возможность начать писать новую историю. Вопрос переименования улиц и сноса памятников — сложный для меня как для главы Соцпартии. Я всегда говорю если памятник представляет художественную ценность его сносить не надо- поменяйте название. Когда мы говорили о сносе памятника Щорсу, и тот Коханивский, который приходил ради десятиминутного самопиара, он готов был уничтожить один из лучших конных памятников на территории Украины. И я против этого.

— То есть вы за декоммунизацию, но умеренную?

— Декоммунизация? Я за формирование новой истории, новой европейской Украины.

— Что будете делать в ближайшее время?

— Сейчас затишье перед бурей, и мы с вами сидим на берегу. Я чувствую в себе силы грести дальше. И наконец-то хочу сорваться. Я все время себя сдерживал. Мне постоянно приходилось соблюдать правила поведения и субординации, занимая должность советника министра внутренних дел.

— А вы уже не в должности? Аваков уволил вас?

— Нет. Я же принципиальный человек. Ушел. По собственному желанию. Дарю вам новость.

— Не расстраивайтесь. Кроме главы Соцпартии у вас остается должность главы Федерации домино. 

— И не только. Не так давно я стал также вице-президентом Федерации по боевым искусствам К-1. Одно из направлений партии станет привлечение молодежи. Кстати, мое первое образование — педагог-психолог. Кроме того, я — глава Профсоюзов аппарата МВД — сюрприз, и в ближайшее время войду в Профсоюзы Украины и займу лидирующие позиции. Профсоюзы будут основой и стержнем той социалистической партии, которую я возглавляю.

— Когда съезд, ротация, турне?

— Сейчас проходит регистрация съезда в Минюсте. Планируем съезд на сентябрь, дальше — обязательная пресс-конференция. Потом очищение, перерождение, укрепление. Будет утверждена новая программа развития соцпартии.

— Можно ли расценивать тот факт, что вы взялись за Социалистическую партию как косвенный намек, что во власти готовятся к досрочным выборам?

— Они в любом случае будут. Осенью 2018-го года. Уже этой осенью — старт кампании. Они не выгодны существующей власти, как бы болезненно Петр Алексеевич не относился к Арсену Борисовичу. Власть делает все, чтобы этого не допустить. Все готовятся к выборам. Раскупают рекламные плоскости, готовят идеи. Людям надо дать выпустить пар. Выборы это надежда, а людям это сейчас очень нужно — ощущение, что скоро все изменится к лучшему. Главное — это продлевает жизнь существующей власти.

— На что вы вообще рассчитываете, с учетом того, что сегодня рейтинг у Соцпартии ниже плинтуса?

— Выйду на 12-14%, хочу забрать весь левый электорат себе. Сегодня наше общество реагирует не на партию, а на лицо партии. И даже программа не столь важна. Никто не читал программу Народного Фронта или «За життя!». Есть партия, лидер и три базовые идеи.

— Кроме борьбы с олигархатом и низких тарифов, какая третья?

— К сожалению, или к счастью, важно не количество, а сила голоса. Кто внушительнее и громче говорит, тот вызывает бОльшее доверие. В первую очередь я готов бороться с олигархатом.

— Есть ли перспективы у радикальных партий в Украине. У партий войны.

— Например?

— Народный фронт.

— Нет.

— Они это понимают?

— Да.

 

 

Источник

Рекомендуем