16/12/2017

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Foreign Affairs: Заглохшая украинская революция

Foreign Affairs: Заглохшая украинская революция

Киев может говорить, как Брюссель, но действует он, как Москва.

После проевропейской революции на Майдане прошло почти три года. Тогда протестующие вышли на улицы и свергли своего коррумпированного президента Виктора Януковича, но процесс реформирования продвигается очень медленными темпами. Тем не менее, стоит отметить, что перед президентом Петром Порошенко стоит очень трудновыполнимая задача: защитить Украину от продолжающейся агрессии Российской Федерации и провести реформы на основе тех идеалов, которые объединили людей во время революции – демократия, прозрачность и верховенство права.

Судя по всему, господин Порошенко не очень успешно решил эту дилемму. Он принял очень жесткие меры по отношению ко всему русскому; это звучит иронично, но он все больше и больше осваивает авторитарные методы российского правительства, несмотря на то, что в своих речах выражает поддержку демократическим преобразованиям на языке Брюсселя.

Очевидно, что российская агрессия против украинского государства не ограничивается боевыми действиями на восточной границе. Российская пропаганда имеет еще большее влияние на украинскую политику, чем на ситуацию в западных странах. В одном ложном докладе, который был опубликован недавно, утверждалось, что Служба безопасности Украины использует наркоманов в качестве шпионов на востоке Украины. В другом докладе говорилось, что нововведенный украинский праздник, известный как День добровольцев, «прославляет» убийства сепаратистов в мятежных регионах Донецка и Луганска.

Подход Порошенко в противостоянии российской пропаганде является грубым и неэффективным. Вместо того, чтобы продемонстрировать разочарованным украинцам, особенно жителям востока Украины, что новое постреволюционное государство представляет их интересы, президент подвергнул жесткой цензуре любой контент, связанный с Россией, под предлогом защиты национальной безопасности.

В прошлом месяце глава государства издал указ, запрещающий ряд российских веб-сайтов, включая социальную сеть Вконтакте и поисковую систему Яндекс – российские эквиваленты Facebook и Google. Среди запрещенных ресурсов оказался и сервис электронной почты Mail.ru. Все вышеназванные веб-страницы были самыми популярными среди украинцев накануне запрета. К примеру, в 2016 году Вконтакте использовали 70% всех пользователей Интернета в Украине.

Стоит отметить, что еще в январе этого года было запрещено телевещание российского канала «Дождь», который наиболее известен своей критикой коррупции в России и критической позицией касательно войн в Украине и Сирии. Кроме того, что телеканал – российский, внятной причины для запрета не было. Из этого следует, что Украина – вторая страна после собственно России, которая репрессирует «Дождь».

С того момента, некоторая часть украинцев мигрировала в другие социальные сети нероссийского происхождения – в основном, в Facebook. Но, учитывая данные опросов общественного мнения, проведенных Международным республиканским институтом – независимым аналитическим центром с главным офисом в Вашингтоне, — 76% украинцев не доверяют действующей Администрации, а это значит, что решение исполнительной власти о запрете популярных онлайн-платформ выглядит очень дерзким.

Запрет на деятельность российских онлайн-ресурсов и российский контент был жестко раскритикован внутри страны и за пределами Украины. Один из организаторов Евромайдана и парламентарий Сергей Лещенко прокомментировал эту ситуацию на Facebook следующим образом: «Это попытка сместить фокус общественного внимания с борьбы против коррупции на псевдопатриотизм».

Ведущая российская правозащитная организация «Мемориал» также высказалась против указа президента, отметив, что «это шаг не в сторону Европы, а в противоположном направлении». «Репортеры без границ» тоже продемонстрировали свое возмущение, указав на то, что «серьезные проблемы в сфере безопасности, с которыми сталкиваются украинские власти, не могут быть достаточным оправданиям для такой цензуры». В организации добавили, что «запрет является непропорциональным и неоправданным в контексте заявленных целей».

Апологеты данного решения исполнительной власти, такие как парламентарий Владимир Арьев, утверждают, что, учитывая тот факт, что российские спецслужбы имеют доступ к данным украинских граждан из правительства и вооруженных сил, которые те хранили на запрещенных платформах, необходимо было принять решительные меры [Кремль фактически приобрел Вконтакте в 2014 году]. Но масштаб санкций противоречит таким аргументам – охват слишком большой, ситуация затрагивает простых украинцев, которые не имеют отношения к контрразведке.

Попытки президента Петра Порошенко ограничить свободу слова могли бы спровоцировать международное осуждение, но худшие неудачи Украина терпит на антикоррупционном фронте, где активисты и реформаторы были наказаны за попытку разоблачать взяточничество.

Текущий процесс против главы Фискальной службы Романа Насирова, которому вменяют хищение налоговых поступлений на сумму $100 млн., рассматривается, как испытание для Украины и ее заявленной приверженности борьбе с коррупцией, потому что это один из первых инцидентов, когда под суд пошел столь высокопоставленный чиновник. Но правительство значительно усложнило жизнь антикоррупционным активистам.

В апреле, когда Александра Устинова из Центра противодействия коррупции собиралась в отпуск, информация о номере ее рейса попала в руки проправительственных активистов. Согласно новому закону, такая информация является доступной для украинских спецслужб. В том же месяце, коллега Устиновой – Виталий Шабунин, — обвинил СБУ в организации пикета под стенами его дома. Другие активисты подвергаются рейдам со стороны Службы безопасности; тенденция, которая делает бездействие или даже явное участие спецслужб в громких убийствах (к примеру, убийство журналиста Павла Шеремета в июле 2016 года) еще более поразительна.

Не пощадили и тех, кто борется с коррупцией внутри системы. В апреле этого года глава Национального Банка Украины Валерия Гонтарева подала в отставку, ссылаясь на «три года запугивания», включая угрозы физической расправы от олигархов, которых затронула национализация некоторых банков. Стоит отметить, что Международный валютный фонд назвал ее реформы «фантастическими»; она курировала процесс сокращения бюрократии в центральном банке. По ее словам, все эти финансовые учреждения были мошенническими, начиная «от банков-зомби без активов, только с обязательствами, и заканчивая банками для отмывания денег».

Власти не добились ощутимого прогресса в преследовании союзников бывшего президента Виктора Януковича, таких как Юрий Бойко – бывший вице-премьер-министр и министр энергетики, которого обвиняют в расхищении государственных средств, и Юрий Чмырь – заместитель главы Администрации Януковича, который подозревается в причастности к репрессиям во время Евромайдана. Что еще хуже, некоторые антикоррупционные активисты уверены, что эти люди заключают сделки с Генеральной прокуратурой за закрытыми дверями.

Именно ГПУ недавно набросилась на украинский филиал организации Transparency International, обвинив его сотрудников в попытке «дискредитации всей страны» путем освещения провала судебных процессов в контексте преступлений эры Януковича. В свою очередь, МВФ присоединился к Transparency International, отметив в своем докладе от ноября 2016 года, что «ощутимые результаты в преследовании и осуждении высокопоставленных коррумпированных должностных лиц еще не достигнуты».

То, что украинское правительство предпочитает бороться с антикоррупционными активистами больше, чем с собственно коррупцией, заметили и в ЕС. Хьюг Мингарелли, посол Европейского Союза в Украине, недавно выразил беспокойство по поводу того, что Украина демонстрирует «тревожную тенденцию, напоминающую мрачное прошлое».

Конечно, Украина стала ближе к членству в Евросоюзе, чем это было в конце срока Януковича. С момента предварительного применения Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, которая открыла части внутреннего рынка ЕС для украинских производителей, власти видоизменили правовую базу в сфере торговли и приблизили ее к нормам Брюсселя. В прошлом месяце Украина выполнила все условия для отмены визового режима, и теперь граждане Украины могут свободно посещать территорию Шенгенской зоны. В речи, посвященной этому событию, президент Петр Порошенко заявил, что «это символизирует окончательный разрыв Украины с Российской империей, демократического мира Украины с авторитарным русским миром».

Запад должен поддерживать Украину в борьбе с пророссийскими сепаратистами на востоке страны и в процессе реформирования. Тем не менее, должно быть сделано все необходимое, чтобы украинская демократия не стала жертвой имитации демократии киевским правительством. Это означает, что нужно найти способы надавить на Порошенко и всю исполнительную власть, поставив любую помощь в зависимость от эффективности административных и правовых реформ. Более того, нужно больше поддерживать гражданское общество. Сегодняшние реалии таковы, что политика президента Порошенко угрожает европейскому будущему Украины и усиливает риски возврата к нелиберальному прошлому.

 

Эндрю Фоксолл, Линкольн Пигмен

 

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания Foreign Affairs.

 

Рекомендуем