04/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

The Guardian: Победа Дональда Трампа — это не что иное как революция

The Guardian: Победа Дональда Трампа — это не что иное как революция

Эпоха, которая началась еще при Рузвельте, подошла к своему концу. Законодатели должны сопротивляться этому изо всех сил и противостоять Администрации нового президента на каждом шагу.

Давайте называть вещи своими именами – это революция.

Потому что ничего так не напоминает политическое восстание и хаос, который следует за ним, как победа господина Трампа на выборах 2016 года.

Мы ошиблись. Мы чудовищно ошиблись. Опросы, эксперты, пресса. Элита, союзники, лидеры предпринимательской сферы. После победы Трампа шок от Брексита кажется лишь детским лепетом на лужайке.

Америка и ее отношение к миру фундаментально изменилось этой ночью. Эпоха, начавшаяся во времена Франклина Делано Рузвельта, нашла сегодня свою внезапную и нелицеприятную кончину. Вместо того чтобы расширять свое влияние, ориентироваться на внешний мир и быть глобальной державой, США окончательно ушли в себя, закрыв границы для мексиканцев, мусульман и других предполагаемых врагов демагогического воображения Трампа.

В то же время будет пересмотрена вся суть Америки. Отношения будущего президента и Конституции будут весьма напряженными, если он попытается исполнить даже часть из того, что пообещал на протяжении этой нелегкой предвыборной гонки.

Его политические оппоненты, в частности Хиллари Клинтон, могут столкнуться с преследованием во главе с ФБР, которое раньше не нашло достаточно оснований для каких-либо правовых действий в связи с ее частным сервером для электронной почты. Министерство юстиции Трампа будет стремиться посадить Клинтон за решетку, и только независимая третья ветка власти сможет помешать этому [судебная система].

Трамп пообещал депортировать сотни тысяч, если не миллионы, не имеющих документов иммигрантов, начиная со дня его инаугурации. Его правительство будет стремиться нанести удар по латиноамериканским общинам в больших городах. Никаких судебных ограничений в плане иммиграционных решений не будет.

На фоне политических потрясений мы можем ожидать и экономические перемены. Финансовые рынки теперь будут учитывать фактор неопределенности в глобальных торговых потоках, ведь Трамп пообещал ужесточить тарифы для Китая, ограничить международные инвестиции американских компаний. Также финансовые рынки ждут дипломатического разрыва с Мексикой из-за его «любимой» стены.

Учитывая все вышеперечисленное, победа Трампа возвещает о самом бурном периоде в истории США со времен Великой Депрессии и Второй мировой. Все это бросает вызов основным концепциям американской идентичности и глобальной безопасности.

За одну ночь Россия из многолетнего конкурента превратилась в доверенного друга, а будущее НАТО теперь в опасности. Союзники теперь должны быть готовы платить за свою безопасность, потому что американские военные фактически превращаются в наемников. Многие страны могут найти варианты и подешевле, поэтому порвут с США в целом.

Без американских гарантий мира хрупкий баланс сил и сдерживания может пошатнуться на Ближнем и Дальнем Востоке. Мы можем ожидать начало стремительного распространения ядерного оружия так быстро, как только одна из крупных стран – Саудовская Аравия или Япония, – заявят о создании своего собственного арсенала.

По мнению Трампа, такой вид независимости – вещь хорошая. Для всех, кто рос в период Холодной войны, угроза ядерного уничтожения является лишь далеким воспоминанием о том, что когда-то было настоящим кошмаром. Для тех, кто родился уже после Холодной войны, страх перед глобальным уничтожением станет чем-то новым.

Политический истеблишмент в Вашингтоне сейчас должен решить, что делать с этой революцией. Республиканские лидеры, которые избегали Трампа, сейчас панически пытаются затесаться в его ряды, но у них вряд ли что-нибудь получится, ведь этот человек таит в себе глубокие обиды. Демократы будут потворствовать политике Трампа, которая предполагает популистские нападки на иностранные силы, различные общины, а также личные жалобы.

Такое поведение будет чудовищной ошибкой. Администрации Трампа нужно бросать вызов на каждом шагу, если Конгресс хочет сохранить свою независимость в плане баланса с исполнительной властью.

Демократы должны оставаться верными своим принципам интеграции и разнообразия, чтобы это было альтернативой президенту, чья позиция будет подстрекать ненависть. Республиканцы должны решить, связывают ли они свое будущее со старыми, белыми избирателями, которые принесли победу Трампу, или с молодыми и разными, которые не смогли изменить ход выборов. Старые определили настоящее, но за молодыми будущее.

Революции редко заканчиваются там, где начинаются. Они высвобождают силы, которые находились в тени, игнорировались годами или даже десятилетиями. Они разделяют семьи, гражданское общество и коммерческую сферу. В огромной и разнообразной стране эта революция может оказывать неодинаковое действие – от открытого конфликта в одном месте до простого пожимания плечами в другом.

Но со временем эту революцию почувствуют в каждом уголке. К примеру, налоговая система будет поражена президентом, который избегал уплаты налогов, а дефицит выйдет из-под контроля. От экономической политики, которая доведет богатейшую экономику мира до банкротства, не сбежать, ведь экономика теперь в руках бизнесмена, который не раз объявлял о банкротстве.

В отсутствие самодисциплины, интеллектуальной любознательности и со мстительным мышлением, Белый Дом Трампа заставит нас вспоминать о годах Никсона как о благодати, которыми они не были.

Восемь лет назад, когда первые газеты коснулись прилавков, «Нью Йорк Таймс» объявила, что Барак Хуссейн Обама стал 44-м президентом США.

Эти слова тогда казались потрясающе неправдоподобными, после стольких лет террора и войн. Американцы избрали первого афроамериканца в президенты, а его имя, комбинирующее имена двух величайших врагов США, все еще казалось невозможным в сочетании с титулом президента.

Сегодня Америка вновь сделала еще более неправдоподобный выбор. Президент Дональд Трамп.

Перевод с английского статьи, опубликованной 9 ноября изданием The Guardian.

Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.

 

 

Рекомендуем