11/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Херсонская проза

Херсонская проза

Юркины бредни — Херсонские рассказы

Когда мы заметили, что с Юркой что-то не так, было уже поздно. Во-первых, он стал какой-то прилизанный, аккуратно подстриженный и наглаженный, а во-вторых, из его лексикона исчезли словечки, которые вырываются при разговоре пацанов почти непроизвольно и напоминают колючие репяшки, цепляющиеся к хвосту дворняги. И вообще, он вёл себя томно и мечтательно, а при разговоре закатывал глаза и загадочно улыбался.
-Не, пацаны, с Юрком что-то не так, — первый высказался по этому поводу Витёк, — смурной он какой-то… Может опять маманя его воспитывать взялась?
-Так тетя Зоя с осени на собраниях в школе не была! — возразил Валик, — Разве что ее муха цэ-цэ кусанула… — мы все засмеялись – Хлопцы, тут дело совсем в другом, я подозреваю, что Юрок втюрился. Помните, когда я за Людкой бегал, тоже на прилизанную выдру был похож?
-Да, Валик, ты тогда совсем от рук отбился, — Витёк почесал за ухом, — как будто точно муха цэ-цэ укусила. Не дай Бог еще такое пережить.
-Ладно, хватит о плохом, — Валик прищурил и без того узкие глаза, — надо будет посмотреть, куда это Юрок ходит сразу после школы. А сейчас айда на валы, пацаны с Военки звали на футбольный матч, обещали, обойдётся без бойки, — только поиграть.
-Да ну их! Они если что, начинают по маслам рубить,  как будто  корову проигрывают, — затараторил Миня, которому в прошлый раз изрядно досталось и он с неделю прихрамывал.
-А ты не подставляйся, играй в пас, — засмеялся Валик, — а то прёшь, как на буфет, вот тебя и подсекают. Ну так что, идём? – и мы шумной толпой вывалили из двора и пошли в сторону валов.

На следующий день, как и договорились, устроили слежку за Юркой, который сразу после школы забросил домой портфель и куда-то побежал. В этот раз мы втроём, Витёк, Валик и я, незаметно вышли за ним из двора и начали преследование. Правда, оставаться незамеченными никакого труда не составляло, Юрка шёл не оглядываясь, весь погруженный в свои мысли, да и народу на Суворовской было много и мы легко терялись в людской толчее. Дойдя до Спартаковского переулка, он повернул и через сквер пошел в сторону Областной библиотеки, чьи белоснежные стены просматривались сквозь изрядно поредевшие листья акаций. У выхода из сквера Юрка остановился и, пригладив рукой свои белобрысые вихры, выжидательно посмотрел на дверь школы, расположенной напротив главного входа в библиотеку. Мы замерли за кустами, которые густо обрамляли аллеи и настороженно ждали,  переглядываясь между собой и не сомневаясь, что он ждет девчонку. Но кто она?! Этого мы даже представить себе не могли, так как в этой школе из наших знакомых вроде бы никто не учился, а сами мы были учениками одной из старейших школы города, бывшей гимназии. И вот двери открылись и из них начали выходить ученики. В начале, посыпалась мелюзга из 6 — 7-ых классов, они выбегали, толкаясь и колотя друг друга портфелями, за ними начали выходить ребята постарше. Вдруг Юрка дёрнулся и медленно пошел через дорогу, а мы затаили дыхание и смотрели во все глаза. Вот он вышел на тротуар и остановился, поджидаю идущую в его сторону долговязую девочку с черным волосами, заплетенными в длинную косу и очками в роговой оправе. Одета она была в длинное тёмное пальто и высокие шнурованные ботиночки, тяжелый кожаный портфель заставлял немного сутулиться, но шагала она легко и величественно. Подойдя поближе и приглядевшись, мы узнали её – это была девчонка с нижнего двора по имени Роза, которая обычно гордо проходила через наш двор и даже не здоровалась. Вот это сюрприз! Мы глазам своим не могли поверить. А Юрка,  церемонно взяв из ее рук портфель, пошел молча рядышком. Так они и шли молча, изредка  поглядывая друг на друга.

-Ни фига себе, — сдавленно пробасил Витёк, — это Розка с 12-го дома, зуб на полку, это она!
-Ну Юрок и влип! – только и нашелся что сказать Валик. – Вовчик, — обращаясь ко мне, — ты что-то понимаешь? Он же ее на голову ниже!
-Да уж, — я искал слова и не находил, — полный атас! Юрка, оторва и псих с этой… фифой!
И мы пошли за ними по переулку в сторону Суворовской. Неожиданно, не доходя полквартала, нас перегнало небольшое кодло пацанов и, поравнявшись с парочкой, начали задираться к Юрке, мы убыстрили шаг, предвкушая классную драку, но услышали низкий бархатистый голос Розы:
-Мальчики, прекратите, — причем она обращалась не к подошедшим ребятам, а к Юрку, — иначе я с вами не буду разговаривать!
Он покорно опустил голову, а пацаны попытались обойти Розу и дать ему пенделя для острастки, но не тут–то было. Наша боевая троица уже поравнялась с ними и Витек прорычал традиционное:
-Шо такое?! Оборзели тут! По морде давно не получали?!
-Да мы ничего, — начали отъезд пацаны, — мы из одного с ней класса…
-Видим, шо шкетня, не слепые… Так это повод на нашего кореша наезжать?.. -Витёк не шутил и медленно подходил к одноклассникам Розы, подстраиваясь для удара, а мы заходили в другой стороны, чтобы они, не дай Бог, не смылись.
-Марек, — она строго обратилась к одному из пацанов, — идите немедленно домой, а то я твоей маме рассажу, как ты себя ведешь! Мальчики, немедленно прекратите хулиганить! – А это уже было обращение к нам.
-Это кто хулиганит? – возмутился я, — Это мы хулиганим?  Да мы тут вообще случайно проходили и видим, как нашему корешу эти козлы собираются морду начистить! И это мы хулиганим? Ты еще назови нас басотой…
-Я вас никак называть не хочу! – Роза держала тон строгой училки, — И, пожалуйста, не выражайтесь, вы ведь культурные ребята…
-Все, кончили базар, — подытожил перепалку Валик, — пацаны, валите по домам и никто не пострадает! Витёк, да отстань ты от них, — видя как тот мостится, чтобы хотя бы кому-то дать оплеуху, — пацаны не подумали, хай идут нецелованные.

Самое интересное, что за время нашей перепалки, Юрка не издал ни звука. И это тот, кто всегда первым лез на рожон! Мы его не узнавали, но промолчали и, пройдя  немного вперед, остановились на перекрёстке, как бы решая, в какую сторону нам направится, а когда Юрка с Розой, миновав нас, пошли медленно по Суворовской, увязались за ними, не приближаясь, но и не теряя из виду. Конечно, нас тошнило от одного вида этой парочки, но бросить кореша на растерзание одноклассникам очкастой стропилы мы не могли и, хотя те не показывались на глаза, можно было не сомневаться, что следят из-за ворот проходных дворов, которыми изобиловала Суворовская. Так мы и довели их до входа в нашу подворотню, откуда можно безопасно проследовать по ступенькам в нижний двор и спокойно уселись возле подъезда, чтобы обсудить ситуацию.

-А откуда эти пацаны? – первый нарушил молчание Витёк.
-Я их кажется видел во дворе дома Скарлато, — Валик склонил голову набок, как бы припоминая, — да я их видел там, когда ходил с матерью к её подруге. Они там еще на турнике болтались, как сосиски, — он пренебрежительно поморщился, так как сам имел уже первый разряд по спортивной гимнастике. – Этот Марик у них атаманит, пантоватый такой…
-Эх, жаль ты не дал мне ему в рог засветить, — блеснул кошачьими глазами Витёк.
-Да ну тебя, они же сопляки, – Валик криво усмехнулся, — у тебя на уме только одно: кому бы по морде съездить!
-А шо, это я могу нараз! – в глазах корефана запрыгали чёртики.
-Это мы и без тебя знаем! Теперь вот нужно думать, как сделать, чтобы они Юрка не подловили, она же его загипнотизировала, как гадюка, он ни на что не способен, только на задних лапках перед ней выплясывает.
-У меня идея есть, — Витёк аж вскочил на ноги, как бы собираясь куда-то бежать, — давайте рванем к ним во двор и сделаем козью морду этому Марику и всей их кодле!
-Ну да, а потом они Юрку подловят и замесят по полной, — я попытался охладить пыл друга, — Розка же ему драться не разрешает и он будет как мешок с дерьмом подставляться и все терпеть, а еще хуже, — старших пацанов натравят…
-Тогда мы их вообще всех похороним! – у Витька аж желваки на скулах заходили.
-Но это будет потом, — рассудительно протянул Валик, — лучше этого не допустить.
Еще немного посовещавшись, мы решили пока ходить за Юркой и контролировать ситуацию.
-А там будем посмотреть, – или он оклемается, или она его бортанёт, — рассудительно изрёк Валик.

Так продолжалось месяца два. После школы мы все вместе или кто-то из нас один  подходили к  библиотеке и издали наблюдали за тем, как Юрка встречает Розу и чинно прогуливает её до дома. Самое смешное, он сам бы мог раскидать всю эту шелупень, но парализованный любовью, был беспомощный, как дохлая крыса. Конечно, наше постоянное присутствие действовало отрезвляюще на Розиных одноклассников и они, искоса поглядывая на нас, мирно расходились по домам. А мы терпеливо ждали, когда же закончатся эти бредни.
И вот наступили новогодние каникулы. Наконец-то можно было по полной оторваться. Так как зима была морозной, на «Спартаке» залили большой каток и, купив билет за 10 копеек, можно было целый день гонять на коньках, играть в хоккей и устраивать кучу-малу. Особенно всё оживлялось, когда на каток приходили знакомые девчонки, которых  мы учили кататься на коньках. Они, падая, пищали и ойкали, а мы помогали им подняться и, обнимая, показывали как нужно правильно скользить коньками по льду. Кровь бушевала в сердцах и восторг был обоюдный.
Только Юрка не ходил на каток, а целыми днями ошивался в нижнем дворе, дожидаясь своей Розы, которая иногда выходила к нему и они, присев на скамейке, о чём-то тихо говорили. Иногда мы звали их на каток, но он досадливо морщился и говорил, что Роза  боится кататься на коньках, а ему не хочется.
-Ладно, пацаны, хай они тут себе милуются, а мы айда на каток! – обычно говорил Валик с видом большого знатока амурных дел, — мне эта заморочка знакома.

Однажды, уже в последние дни каникул, Юрка вышел во двор и присел на скамейку вместе с нами. Был он какой-то грустный, даже, можно сказать, потерянный. Мы уставились на него вопросительно.
-И что случилось с нашим Ромео? – озвучил всеобщий вопрос никогда не унывающий Витёк.
-У Розы сегодня день рождения, — унылость звучала в его голосе.
-Ну так и что?! Радоваться надо! – Витёк сверкнул выщербленным зубом. — У тебя нет денег на подарок? Так мы сейчас скинемся…
-Она меня не пригласила, — в Юркином голосе звенели слёзы.
-Не понял, а кого же она может пригласить, если не тебя? – кошачьи глаза вопрошающего расширились. –Я что-то не видел очереди, чтобы поносить ее портфельчик…
-Она сказала, что у них будут только самые близкие…
-Так у неё есть еще кто-то ближе тебя?! Не, пацаны, это выше моего понимания! – Когда Витёк психовал, его речь становилась высокопарной, в нём  просыпался дух всего русского дворянства, из среды которого происходила матушка, а пальцы правой руки дёргались, как на курке дуэльного пистолета.
-Да плюнь ты на неё, — не выдержал я, — она ещё за тобой побегает! Такого пацана, как ты ищи – не найдёшь!

Все замолчали и над двором повисла грустная тишина и только Витёк время от времени восклицал: «Ущипните меня, я отказываюсь это понимать!». Так мы сидели с час, пока не заметили, что во дворе началось движение не знакомых людей, причём, почти все они шли с букетами цветов и направлялись в нижний двор.
-О, самые близкие люди порулили, — иронично заметил Миня.
-А это кто? Никак Марик! – вкрадчиво произнёс Витёк. –А кто это с ним? Так я его знаю, мы вместе боксом занимаемся – это же Алик Якобзон! – и уже обращаясь к проходящим заорал, — Ба, кого я вижу, Алик! А шо ты тут ошиваешься?! – и пошёл навстречу раскинув руки.
У бедного Марика аж голова втянулась в плечи. Но Витёк прошёл мимо, даже не глянув, и они с Аликом начали тискать друг друга в объятиях.
-Так что ты тут делаешь? – все еще пожимая руку приятелю, спрашивал Витёк.
-Да вот, мы тут на именины к Розке идём. Знакомься, это мой малой – Марик.
-Знакомы уже, — миролюбиво так промурлыкал наш кореш, — правда в обстоятельствах опасных для его здоровья…
-А что, он духарился, да? Сколько ему говорю, не лезь, куда не знаешь!
-Мелочи, не стоит и базара! Да, Марик? – Витёк говорил вкрадчиво мягко и тот немного испуганно кивнул головой.
-Ладно, а то смотри, если что – задницу надеру! – Алик строго посмотрел на брата и уже с улыбкой, — Ну мы пошли, а то не удобно опаздывать. -И они начали спускаться по ступеням вниз.

-Вот, Юрок, это и есть самые близкие, а ты так, седьмая вода на киселе, так сказать, побелить-покрасить, тобишь, я хотел сказать, портфельчик поносить…
-Пошёл ты! – выпалил Юрка и сплюнул. Это уже становилось похожим на нашего давнего кореша, — Я его на шматки порву!
-Допустим, Алика ты на шматки не порвёшь, он классный боксёр да и пацан нормальный, без выпендрёжа. Тем более, мы еще не знаем, может Роза ему сестрой приходится, кузиной, так сказать.
-А у евреев часто женятся двоюродные братья и сёстры, — заметил я, — где-то в книге прочитал, кажется Фейхтвангера или Шолом Алейхема.
-И где ты эти все книги берёшь? Наверное, в синагоге! – Витёк, как всегда, успевал отгавкиваться на все стороны.
-Тундра лохматая, — возразил ему, — в библиотеке! Ты же даже не знаешь, что там, где мы Юрка сторожили, классная библиотека и книг там видимо не видимо, читай – не хочу!
-Вот я и не хочу, – засмеялся кореш, — ты за нас всех почитаешь!
-Ну и ходи ни разу не грамотный, — запустил ему подколку.
-А они евреи, да? – Юрка вылупил на нас свои голубые глазищи.
-А то ты не знал! – у Витька аж в зобу дыхание спёрло.
-И Роза тоже?
-Нет, Розочка – эфиопка! — Витька несло.
-Да ну тебя, хватит выпендриваться… — Юрка достал из кармана сигарету и закурил. У нас глаза на лоб полезли, он не курил с того времени, как начал ухлыстывать за Розкой.
-Угости уже и нас, — хитро склонил голову приставала.
Юрка неохотно достал пачку «Шипки» и пустил по кругу, мы закурили не столько от желания курить, сколько из фраерства, посидели еще немного и разошлись по домам, так как время было обеденное.

Когда мы снова собрались во дворе, день уже приближался к вечеру  и именинные гости  начали расходиться.  Поначалу через двор прошли несколько взрослых пар, которые, изрядно нагруженные праздничным обедом, пыхтели, поднимаясь по лестнице. За ними потянулась разнокалиберная молодёжь, девчонки и мальчишки, одногодки Розы, а отдельно шли ребята постарше. Последними вырулили Алик с Мариком, а с ними шла сама именинница, державшая Алика под руку. Увидев нас, он освободился от цепкого захвата барышни и со словами, — сейчас догоню -, направился к нам.
-Достали они меня! – тихо выдохнул Алик, едва приблизившись. – Идите, погуляйте с Розочкой, а то целый день в доме…- его аж передёрнуло.
-А что, тебя она не впечатляет? – коварно поинтересовался Витёк.
-Кто, Розка? Она же занудная, чуть что нотации читает – то нельзя, это нельзя, культурные люди так не выражаются… Тьфу! – он смачно сплюнул через зубы. – Пацаны, закурить не найдется? – Юрка, внимательно слушавший Алика, ту же подсунул ему пачку и протянул спички. – Это полный абзац, — продолжал тот возмущаться, — предки себе вообразили, что мы с Розкой должны дружить со всеми вытекающими отсюда последствиями. Она девчонка послушная и старается выполнять установку своей мамани, а мне это, как серпом по яйцам, не люблю наших баб, они черные, как вороны, и вредные до умопомрачения, – вот блондинки это да, — Алик мечтательно прищурился и, затянувшись, пустил струйку дыма, — блондинки это небесные создания. – сладострастно повторил он.

-Слушай, Алик, — вкрадчиво начал Витёк, — у нас Юрок запал на Розке, а она ему только голову морочит. Может вам с ним рокировку провести – мы тебя с блондой познакомим, а ты ему Розу подаришь. Как тебе такой вираж?
-Да если Юрчику удастся Розу от меня отодрать, — весь загорелся Алик, — я ему памятник при жизни поставлю! Да что там памятник, я его всю жизнь поить буду! Но, — он сдулся, как шарик, — это практически не возможно, Розка против предков не попрёт, а наши старики если что-то решили, то сдвинуть из с этой идеи невозможно. – Он сделал подряд несколько затяжек и потушил ногой бычок, — Значит так, Юрчик, делай что хочешь и если получится, я твой должник! Всё, я побежал, а то Розка опять нудить будет… — он пожал всем руки и рванул  догонять своих, братишку и барышню, а мы долго еще смотрели ему вслед.
-Я же вам говорил, Алик пацан нормальный, без выпендрёжа, — только и нашелся что сказать Витёк.

Рекомендуем