22/08/2017

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Александр Петрачков: Закат Европы и политическая евро-некрофилия

Александр Петрачков: Закат Европы и политическая евро-некрофилия

Закат Европы и политическая евро-некрофилия.

В Германии в экономическом плане и ее положении в ЕС все хорошо. Но что то здесь не совсем хорошо, и прежде всего с демографией немцев, и вообще европейцев. В 1960 году европейцев в мире было 25%, в 2000-м году уже 17%, а в 2040-м их будет только 10%. То есть, если из численность европейского населения 2000 года вычесть численность 2040 года, то получится минус 128 миллионов человек, и последний раз такое резкое сокращение численности Европы происходило в 14 веке во время чумы, «черной смерти». Что касается Германии, то ее коренное население к средине 21 века сократится с 82% до 56%. Если среди европейского белого населения происходит сокращение, то арабы, албанцы и турки демонстрируют колоссальный прирост. Вторая сторона дела, это качество «человеческого материала».

Согласно опросам социологов, 40% немецких мужчин хотят быть домохозяйками, сидеть дома и вести хозяйство. Кроме того, многие немецкие мужчины не хотят заводить семью, чтобы не нести материальную ответственность и эмоциональную нагрузку, лучше завести собаку. С таким людом конечно ни 5-й, ни вообще никакой «Рейх» не построить, и по Гегелевскому «коварству истории», что из оскопленной Германии после разгрома в 2МВ, с получившимся человеческим материалом не получается построить устойчивое сильное ядро ЕС. Можно было подумать, что поколение «Рамштайна» способно оживить немецкую нацию, но этого не произошло, и «дух Шиллера» оказался окончательно побежден, о чем проговорился еще в 1940 году У. Черчилль: «Мы ведем войну не против Гитлера, а против духа Шиллера, чтобы он больше никогда не возродился». Похоже, что дух Шиллера таки умер в Германии.

В то же время понятно, что если ЕС суждено превратиться из колосса на глиняных ногах в сильную структуру, то сделать это способны только немцы, ведь больше некому. В любом случае можно констатировать, что мир доживает последнее свое спокойное десятилетие, и как не жаль, но это так. То, что мы видим в современном мире, иначе, как «волновым резонансом кризиса», не назовешь. Мы имеем угрозу войны, эконмического кризиса, который подстегивает угрозу войны, и угрозу гео-климатической катастрофы, и все вместе это создает угрозу волновой резонанс кризисов. А когда создается такая угроза, достаточно небольшого толчка, сбоя, и все начинает рушиться. В том числе может рухнуть Германия, которая приложила немеряные силы, чтобы стать №1 в Европе, и это тоже будет иронией истории. В любом случае кризис это естественная форма нашей жизни, большая часть нашей истории носит кризисный характер, в кризисные эпохи происходит мобилизация, и для одних кризис несет смерть, а для других открывает возможноcти. Поэтому будем готовиться к будущим потрясениям так, чтобы встретить их в лоб, как положено нормальным людям.

Очень хорошо характеризует состояние в современной Европе Италия, чудесная страна с очень доброжелательными людьми, фантастической архитектурой, живой овеществленной в камне истории, и то, на что можно посмотреть в Милане, Флоренции, это воистину чудо. Но чем больше этим восхищаешься, тем больше примешивается горькое чувство, что современные европейские жители этих городов, имеют ко всему этому такое же отношение, как современные арабы Египта к египетским пирамидам. В этом отношении Италия практически повторяет такую же ситуации в Англии, Франции, Германии и Испании. Это все города стран, которые закончили свое историческое существование, и существуют после истории, там «конец истории» уже наступил. Европа действительно закатилась в лунку истории, там жизнь хорошая, сытая, туда хорошо приезжать отдыхать, но в этой жизни вообще ничего нового не происходит, и больше не произойдет. Можно конечно так жить всю жизнь, но так жить не получается, потому что рядом с этой обеспеченной сытой и тихой жизнью прорастает другая жизнь в виде огромного числа мигрантов с Ближнего Востока и Африки, резко отличающихся от местного европейского населения цветом кожи, культурой и возрастом, бедных, голодных и злых темнокожих мусульман.

В этом отношении Европа все больше превращается в музей – архитектура это музей, туристы приезжают в Европу, как в музей, и единственная функция Европы сейчас это огромный музей. В котором мумификация Европы означает конец ее исторического существования, если музейная сторона Европы становится лавной, то это значит, что статика там доминирует над динамикой. Когда например смотришь на Миланский собор, хорошо понимаешь, что европейцы ничего подобного больше никогда не создадут, они проехали и съехали с «ярмарки истории». С одной стороны здесь нет ничего трагического, в истории многие цивилизации поднимались и угасали: египетская, античная, затем новоевропейская, которая уходит, и через 50 лет у нее будет совершенно другое лицо, и возможно арабское большинство даже запретит выращивание виноградников, так как в исламе нельзя пить вино. С точки зрения мировой истории это нормальное явление, но нам, выросшим на европейской культуре, конечно жаль, когда на протяжении жизни нынешнего поколения, где то с 1950-х годов происходит это умирание.

По словам британского писателя Эдвардса: «в 50-е годы жители Англии знали, что они англичане, но при Тетчер Англия превратилась в ничейный дом». Европейцы в Европе превращаются в одну из общин, и есть немало линий отлома европейцев от своего дома, из которых наиболее важных два. Первое это переход европейской цивилизации от цивилизации производства к цивилизации потребления и досуга, когда сейчас европейцы не производят, а потребляют и занимаются досугом, это теперь не трудовая цивилизация, трудовые навыки там уходят. Трудятся теперь в Европе люди из Восточной Европы, Африки и арабских стран. И второе это отношение к христианству, когда даже из европейской конституции убрали пункты о христианстве, как основы европейской цивилизации, и это финальная стадия заката Европы в лунку истории.

Очень жаль, но с другой стороны, с точки зрения политической, можно сделать другие выводы – как можно позволять себя учить тому, как правильно жить, представителям общества, которое едет с ярмарки истории, в которое с треском провалились все 3 модели интеграции неевропейцев в европейскую жизнь: английская, голландская и французская. Зачем нам это ПАСЕ, и как мы позволяем учить себя людям, которые: а) живут после истории и своей культуры, б) не смогли интегрировать мигрантов, в) являются протекторатом Америки, и эти исторические лузеры чему то нас учат, как нам жить у себя? У нас, в широком смысле постсоветского пространства, будущее есть, мы его не израсходовали, а европейцы свое будущее уже израсходовали и едут с ярмарки истории. Очень жаль, туда приятно ездить смотреть музейные ценности, но Европа теперь это только большой музей под открытым небом без динамики жизни. Так что можно сказать, что отечественные политические силы, нацеленные на евро-интеграцию, евро-центричность, занимаются некрофилией, наши евро-центристы это не кто иные, как просто извращенные некрофилы.

В Европе сегодня такой кризис, что разрушилось практически все — религиозная идентичность (в евро-конституции нет упоминания о христианстве, поэтому поляки отказались ее подписывать), расовая идентичность разрушена (когда говорят о сокращении населения в Европе, это вежливо сказано, на самом деле Европа просто вымирает и европейцы это вымирающий народ), национальная идентичность, и даже семейная половая идентичность (во Франции приняли закон, по которому нельзя теперь говорить «папа» и «мама», а «родитель №1» и «родитель №2», и это пойдет дальше везде, где слабый католицизм). Это не сгущение красок, и евро-центричность сегодня это острая форма некрофилии, попытка имитировать умирающее общество.

Если общество не способно себя воспроизводить ни биологически, ни расово, ни цивилизационно, ни религиозно, ни даже экономически, не говоря о том, что нынешние европейцы уже воевать не могут (если между пришлым арабским и местным населением вспыхнет серьезный конфликт, в Европе нет ни одного народа, способного воевать), то это значит, что ориентация на Европу находится на грани непонимания и извращения. Это общество нежизнеспособное, в отличие от активных динамичных арабов, курдов, турок, африканцев, албанцев. Это просто само-ликвидация цивилизации перед лицом наступления нео-сарацинов, трагедия и одновременно историческая неизбежность смерти одряхлевшего мира и рождения нового, правда мы еще не знаем, какого. Если германские варвары, разрушившие римскую империю, хотели интегрироваться в ее одежды, то мусульмане, обладающие сильной собственной трансцеденцией, принципиально отказываются интегрироваться в европейское культурное пространство. И хотят только одного – уничтожить его полностью, стереть с лица земли без остатка, просто затем, чтобы его в принципе не было, вот и все.

Александр Петрачков

Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.

 

Рекомендуем