08/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

За открытое небо над Донбассом Украину могут засудить на миллионы

За открытое небо над Донбассом Украину могут засудить на миллионы

Сейчас родственники погибших рейса МН17 подают на нашу страну иск на миллион евро. Главный аргумент — Украина не закрыла воздушное пространство во время войны. Какие у них шансы выиграть суд и почему власти действительно не ввели запрет на полеты?

Решение – закрывать или нет воздушное пространство над зоной АТО, обязана была принимать Госавиаслужба и «Украэрорух», фото: ЕРА

Несколько родственников погибших в крушении малазийского «Боинга» подали иски в ЕСПЧ против Украины на миллион евро. По их мнению, Киев не закрыл воздушное пространство, так как не хотел отказываться от «миллионов долларов», которые получает от пролета над украинской территорией более 700 рейсов ежедневно. К тому же, за несколько дней до трагедии, когда 14 июля на высоте 6500 метров сбили военный Ан-26, специалистам стало понятно, что у сепаратистов есть оружие, способное сбивать самолеты на большой высоте, и что над зоной АТО опасно летать.

«Страна» решила разобраться, почему Украина не закрыла небо над Донбассом в 2014 году, а теперь столкнулось с миллионными исками.

Кто должен был принимать решение о закрытии неба над АТО?

«Решение – закрывать или нет воздушное пространство над зоной АТО, обязана была принимать Госавиаслужба, а также государственное предприятие «Украэрорух», которое непосредственно координирует полеты в воздушном пространстве Украины», – рассказывает «Стране» эксперт авиационной отрасли Сергей Хижняк.

Сразу после Майдана на «Украэрорухе» начались финансовые проверки, хотели снять генерального директора Юрия Чередниченко, обвинив его в коррупции. 17 июня 2014 года, за месяц до крушения МН17, тогдашний министр инфраструктуры Максим Бурбак назначил временно исполняющим обязанности генерального директора «Украэроруха» Дмитрия Бабейчука (считался близким к тогдашнему премьеру Арсению Яценюку). Назначение это сопровождалось большим скандалом (подчиненные некоторое время не пускали начальника на его рабочее место) и войной компроматов, в ходе которой Бабейчука связали с тогдашним премьер-министром Арсением Яценюком и его бизнес-окружением.

Тем временем, в начале июля возобновилась активные военные действия на востоке страны, в которой была задействована и украинская боевая авиация. Тогда же появились первые данные о том, что у сепаратистов появились средства ПВО. 14 июля на большой высоте подбили АН-26 (о чем писалось выше). Но решение о закрытии воздушного пространства над востоком страны так и не было принято.

Возможно, причиной такого промедления действительно было нежелание терять большие поступления за воздушный транзит. Но этот аргумент в суде вряд ли сработает.

«Авиационные власти Украины должны постоянно оценивать риски и соответственно, либо принимать жесткие меры – ограничивать полеты, либо закрывать пространство полностью, – либо хотя бы информировать компании о том, что существуют определенные риски. И тогда уже авиакомпании сами должны принимали решение, какими маршрутами для полетов пользоваться, а какими – нет», – отмечает авиаэксперт Хижняк.

«Во всем мире люди знали, что в Украине есть какая-то там война, но никто реально себе не представлял, каким людям на Донбассе россияне дали в руки оружие. Многие из этих людей никогда раньше не воевали и обращались с полученным оружием как обезьяна с гранатой. Но, конечно, странно, что Украина не закрыла воздушное пространство над зоной АТО. Если бы власти Украины прежде всего думали о людях, о безопасности людей, наверное, помимо этого могли бы и отселить людей в радиусе 2-3 км от линии соприкосновения», – считает юрист и боец 122 батальона Маси Найем.

Почему небо над АТО не закрыли?

Совбез Нидерландов еще в 2015 году пришел к выводу, что у Украины было достаточно оснований для закрытия воздушного пространства на территории восточной части Украины, где был сбит малайзийский лайнер рейса МН-17, еще до трагедии.

Однако в «Украэрорухе» с этим не согласны.  Его глава Дмитрий Бабейчук на это еще в прошлом году заявлял, что летом 2014 года авиационные власти Украины действовали согласно нормам ICAO и Евроконтроля.

«То есть, все планирование воздушного пространства и его использование проходят согласование с европейской системой планирования. Постепенно Украина закрывала воздушное пространство, это было необходимостью, и Министерство обороны приняло такое решение, закрыть воздушное пространство до эшелона 260, это около 7,9 тыс. м, но для обеспечения дополнительной безопасности Госавиаслужба и «Украэрорух» вели ограничение до 9,75 тыс. м», — утверждал Бабейчук.

По его словам, в то время нельзя было представить возможность применения против гражданского воздушного судна таких зенитно-ракетных комплексов, как «Бук», поскольку на земле проходила лишь антитеррористическая операция с применением стрелкового оружия (при том, что, напомним, систему ПВО сепаратисты задействовали еще за несколько дней до трагедии с «Боингом»).

«После получения информации об исчезновении отметки самолета на радиолокаторе и срабатывания аварийного маяка, который был признаком катастрофы, безотлагательно было закрыто воздушное пространство», – добавил Бабейчук.

По мнению же родственников погибших в крушении малазийского «Боинга», Киев не закрыл воздушное пространство, так как не хотел отказываться от «миллионов долларов», которые получает от пролета над украинской территорией более 700 рейсов ежедневно.

В любом случае, почему было принято решение только ограничить полеты до определенной высоты, а не закрыть воздушное пространство полностью, – непонятно.

«Кроме технического расследования, которое ведется при любой авиакатастрофе, чтобы установить причины катастрофы, сейчас международная следственная группа ведет еще и уголовное расследование по делу крушения малазийского «Боинга», чтобы найти виновных в смерти людей, которые были на борту самолета. Группа должна все эти факты анализировать и уже потом принимать решение о том, почему воздушное пространство на Донбассом не было закрыто. Какие-то предположения делать некорректно, пока еще идет уголовное расследование. Следственная группа должна посмотреть, оценить все факты и сказать все-таки, чья вина есть в этом трагедии», – говорит Сергей Хижняк.

Но однозначно, если бы воздушное пространство над Донбассом было закрыто, Украина смогла бы избежать миллионного иска. Ведь родственники погибших в авиакатастрофе рейса МН17 ссылаются как раз на то, что Киев не принял меры по запрету полетов над зоной АТО, хоть к тому времени там уже шла воздушная война.

Каковы перспективы судебного иска?

Маси Найем (по образованию юрист) считает, что у родственников погибших есть все шансы выиграть иск против Украины в Европейском суде по правам человека. «Я думаю, что родственники погибших в крушении малазийского лайнера смогут доказать вину Украины. Но претензия тут должна быть как к Украине, так и к малазийским авиалиниям, потому что и та, и другая сторона знали о том, что на территории Донбасса происходит вооруженный конфликт. Думаю, что они могут выиграть, перспектива есть».

С ним солидарен и президент Ассоциации юристов Украины Денис Бугай. «Однозначно, есть риски, что этот иск могут удовлетворить, — говорит юрист. — Потому что эти трагические события произошли на нашей территории — хоть и занятой сепаратистами, но все-таки нашей. Страна, над которой в небе что-то происходит, несет за это ответственность. Хотя сам самолет в небе является территорией страны, которой он принадлежит. То, что мы не контролируем часть своей страны, суд интересовать не будет. Это наша страна, и с территории нашей страны улетела ракета, которая сбила «Боинг».

Единственное, что Украина со своей стороны должна доказать, кто виноват, кто надлежащий ответчик. «Как юрист, если бы я был адвокатом Украины в этом иске, я бы занял такую позицию: мы не являемся надлежащим ответчиком, потому что данный пуск ракеты совершили другие лица — то ли так называемые Л/ДНР, то ли российская сторона. Это уже зависит от результатов расследования», — считает Денис Бугай.

Напомним, катастрофа самолета Boeing-777 рейса MH17 унесла жизни 283 пассажиров и 15 членов экипажа, в том числе 80 детей. Больше всего среди погибших было граждан Нидерландов, Малайзии и Австралии.

Рекомендуем