10/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Явка с повинной. Как закон о декоммунизации влечет за собой выселение из квартир жителей Западной Украины

Явка с повинной. Как закон о декоммунизации влечет за собой выселение из квартир жителей Западной Украины

Соглашение о политической ассоциации с ЕС станет «рождественским подарочком» для «міста Лева» и «файного міста Тернопіль». Поляки вплотную приступили к реституции, заложенной в соглашении и уже подготовили два первых иска о реституции в суды Тернополя и Львова, пишет capital.ua.

В тексте Соглашения есть пункт, утверждающий решение вопросов, связанных с реституцией. Для тех, кто не знает: под этим термином скрывается «восстановление», возвращение неправомерно захваченного имущества или компенсацию за него.

Похоже, именно жители Западной Украины станут самыми уязвимыми и пострадавшими от ряда факторов. Хотя польская пресса сообщает, что следом за первыми исками последуют еще два, которые направятся в Киев и Харьков.

Запущен процесс, о неизбежности которого ранее не раз предупреждали здравомыслящие спикеры. Еще в прошлом году польская организация «Реституция Кресов» подготовила документы в суд для возвращения польского имущества, оказавшегося на территории Украины после Второй мировой войны.

Эта организация учреждена в Польше в апреле 2015 г. Она поставила перед собой цель возвратить права поляков на имущество, которое теперь расположено на территории нашей страны. Также они нацелены на получение компенсаций за оставленную на этой земле недвижимость.

Сейчас на рассмотрении организации около 1,2 тыс. обращений. В Польше проживают около 100 тыс. человек, которые могут доказать, что они являются наследниками или правопреемниками владельцев имущества на территории западных областей Украины, так называемых Восточных Кресов.

Чтобы компенсировать всем полякам потерю имущества, понадобятся десятки миллиардов долларов, которых у Украины объективно нет. В противном случае придется возвращать недвижимое имущество. А это квартиры, дома, земельные участки, замки, фабрики и прочее.

Итак, допустим, что «Реституция Кресов» подает иски в суды Киева, Тернополя или Луцка. Если там получает отказ, то дела могут перекочевать в международные судебные инстанции. Поляки предупредили уже, что они пойдут в суды Европы и США, которые, скорее всего, признают их пострадавшими и обяжут украинскую сторону выплачивать компенсации. Если же Украина откажется — поляки смогут обращать свои претензии на имущество Украины за рубежом, которое будут арестовывать в счет компенсации.

Подобный опыт был в Прибалтике. Не так давно я вернулась из Таллина, где узнала об эстонской практике. Лето этого года для Эстонии стало юбилейным. 13 июня 2016 исполнилось 25 лет со дня принятия парламентом закона о реформе собственности. Тогда был дан старт процессу возвращения недвижимости прежним ее хозяевам. В первую очередь это касалось жилья. Их соседи латыши тоже возвращали имущество «досоветским» владельцам. До сих пор вокруг домов национализированных советской властью в период 1920 – 1940 годов ведутся дискуссии и судебные тяжбы.

Кроме соглашения о политической ассоциации с ЕС, которое подписала Украина, на руку организации «Реституции Кресов» сыграет недавно принятый в Украине закон о декоммунизации. В этом нормативно-правовом акте советское прошлое было объявлено «преступным».

Закон о декоммунизации подразумевает, что с 1917 по 1991 г. был преступный тоталитарный режим, а значит, все решения этого режима тоже преступные. Утрированно говоря, всё, что делал Советский Союз, согласно нашему действующему законодательству было преступлением.

Такой закон о декоммунизации больше похож на явку с повинной со стороны Украины. А тут, как говорится, раз сознались в совершении преступлений, то придется вытрясти из кошельков последние кровно нажитые копейки на компенсации пострадавшим.

Относительно соглашения с ЕС можно апеллировать к тому, что раз Европа сама его не выполняет, значит и мы не должны его выполнять. Но отдельные нормы закона о декоммунизации, похоже, придется в аварийном порядке отменять. Многие ловушки мы себе сами сейчас создаем, точнее наши парламентарии, чиновники и политики.

Противники могут, конечно, устраивать нападки теперь на братьев-поляков, вспоминая им некоторые страницы в истории, но тут снова злая шутка судьбы. Может, и есть, что вспомнить, да вот предъявить особо нечего, нет правовых оснований. Как говорит мой друг и коллега Валентин Гладких, то, о чем я догадываюсь, и что могу доказать — это разные вещи.

Кто интересовался, тот знает, что поляки, к примеру, не стали признавать режим Пилсудского «преступным». Они не подписывали документ, который предусматривал решение о выплате компенсаций жителям западноукраинских земель, пострадавшим в Польше межвоенный период или касающихся вопросов реституции.

А вот мы признали часть нашего прошлого «преступным». Ну а раз признались в преступлении, то придется восстанавливать справедливость. Как говорил Джон Голсуорси, справедливость — это машина, которая после того, как ей дали первоначальный старт, действует сама по себе. Как бы потом этот слабо контролируемый процесс справедливости лавиной исков не снес всех нас.

Рекомендуем