10/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Украинец между «сепаром» и «бандеровцем»

Украинец между «сепаром» и «бандеровцем»

Кто и зачем навязывает нашим согражданам радикальный выбор необратимого пути?

Еще каких-то пять лет назад Ирину Фарион, проповедовавшей малышам в львовском детсаду, что их русские имена неправильные и вражеские, украинцы называли выжившей из ума чудачкой. Сегодня это уже считается не чудачеством, а проявлением истинного патриотизма. Поветрие «повышенной бдительности» и поиска проявления «антиукраинских выпадов» докатилось до киевской клиники Охмадет, где художницу Светлану Рудикову подвергли остракизму за «рыбку Зиночку». «Сейчас нужно понимать, что можно писать, а что нет», — завил по этому поводу украинский скульптор-патриот Олег Пинчук.

А тем временем в т.н. «республиках» кипит работа по ликвидации на дорожных указателях мягкого знака как символа «кровавой хунты». «Донецьк» и «Луганськ» исправили на «Донецк» и «Луганск», дабы подчеркнуть, что они теперь принадлежат «русскому миру». А одному рабочему, пытавшему понять причину этой бессмыслицы, «ополченцы» надавали тумаков и пригрозили «подвалом».

Что ж, украинцы уже поняли: в их стране вновь наступили времена, когда лучше ничего не писать, не говорить и вообще никак не выражать своё личное мнение, если оно отличается от генеральной линии патриотических хунвейбинов по обе стороны линии разграничения. Времена, которые, кажется, лучше пересидеть молча, пока неадекватные радикалы не уничтожат сами себя в своей беспощадной борьбе друг с другом. Беда только в том, что они регулярно пополняют свои ряды новыми адептами, принуждая украинцев «определиться» и вступить в ряды той или иной противоборствующей стороны. На путь, с которого нет возврата…

Голос разума

Нынешней весной исполнилось 145 лет со дня подписания Франкфуртского мирного договора, по которому Эльзас и Лотарингия отходили от Франции к Германии. Впоследствии Париж и Берлин еще несколько раз вырывали друг у друга эти две спорные области. А после того как миллионные армии топили друг друга в крови, победители устраивали репрессии против тех жителей Страсбурга, которые поддерживали проигравших. Казалось, что взаимной ненависти между «бошами» и «лягушатниками» не будет конца.

Но во второй половине XX века всё изменилось: теперь Франция и Германия являются двумя столпами Евросоюза, а границы между ними стала чисто символическими. О нет, там «ничто не забыто и никто не забыт», и по числу мемориалов героям мировых войн на душу населения Франция обошла даже бывший СССР, но при этом французы не пытаются поквитаться с немцами за воевавших дедов. Напротив, ездят друг к другу работать, отдыхать, в гости к знакомым — и не выясняют за бутылочкой вина или кружкой пива, кто кого когда и чем обидел.

Можно ли вновь взорвать эту европейскую идиллию? Да, и метод известен: достаточно снова натравить людей друг на друга. Европейцы и сами это знают, потому что так уже дважды случалось в их новейшей истории: в 1914-м и 1939-м. Они даже понимают, что в данный момент у них уже кто-то пытается расшатать ситуацию, сталкивая мигрантов-мусульман и местных жителей. Но сейчас европейскому обществу не нужна война, не нужны конфликты, а значит, не нужна и взаимная ненависть. Как европейцам удается сохранять толерантность? Очень просто: пресекая пропаганду нетерпимости и враждебности.

Разумеется, не стоит заблуждаться: при необходимости Европа может быстро запустить машину соответствующего промывания мозгов, равно как и ужесточить цензуру. Просто ей это не нужно, в этом нет необходимости. Толерантность, пусть даже она «безбожная» и «гейская», дает Евросоюзу прочный внутренний мир, политическое спокойствие – а это является залогом успешной экономики. Если сейчас агностики пойдут против фанатиков, христиане против мусульман, а немцы против французов, то в Европе воцариться неуправляемый хаос, рухнет экономика и уровень жизни, вспыхнут фронты локальных войн. Похожее случилось в 90-х годах в Югославии – ну и где теперь Югославия?

Европейцы понимают, что голос разума никогда не призывает к мести или «исторической справедливости». И явно не он нашептывал украинским и польским радикальным политикам устроить пляски на костях жертв Волынской трагедии, результатом чего стало лишь охлаждение отношений между Киевом и Варшавой. А зачем, ради чего? Теперь вместо того, что сближаться, нуждающиеся друг в друге Украина и Польша еще долго будут обмениваться политическими кукишами. И кто от этого выиграл? Это яркий пример того, как бессмысленное сведение счетов за прошлое портит настоящее и вредить будущему.

Немцы и французы прагматичны, и в отличие от украинцев, россиян и даже поляков, они не оглядываются в прошлое, а исходят из настоящей ситуации и планов на будущее. Некоторые украинцы обижаются на Евросоюз за то, что тот не горит желанием грозить России кулаком, и даже постоянно бурчит о необходимости отмены санкций. Но они не учитывают того, что Европа смотрит на Россию несколько иначе, чем украинские ура-патриоты. Последние видят её как империю, 400 лет «гнобившую» несчастную Неньку. Для европейцев же это просто огромная страна на востоке, с огромным экономическим потенциалом который она не может самостоятельно реализовать, зачем-то влезшая в Украину и создавшая этим никому не нужный политический кризис.

Европейцы (по меньшей мере, немцы и французы) не страдают «русофобией» потому, что не планируют воевать против России или осаждать её «железным занавесом». Напротив, они желают скорейшего разрешения украино-российского конфликта, чтобы снять антироссийские санкции и продолжить с ней плодотворное экономическое сотрудничество.

А вот судя по ситуации в Украине, её ура-патриоты собираются конфликтовать с Россией вечно, и этот конфликт стал для них сейчас национальной идеей. Похожую ситуацию можно наблюдать в Донецке и Луганске, где идеология и пропаганда сепаратистов основана исключительно на лютой украинофобии. Раньше у них было две идеи: уйти от Украины и присоединится к России. Теперь осталась только одна: ненавидеть всё украинское. Наверное, это поясняет, почему обе стороны давно забили на выполнение Минского мира, который подразумевает их обратную реинтеграцию. Невозможно свести вместе тех, кто смотрит друг на друга волком!

Ты записался в идиоты?

Подобные размышления в Украине уже расцениваются как крамола, и если за них пока еще не потащат в СБУ или МГБ, то запросто можно огрести от ура-патриотов. Убежденных, что противника необходимо люто ненавидеть на всех уровнях: от политики до быта и культуры. Вот так «рыбка Зиночка» стала символом российской оккупации, а сепаратисты бросились с ломами на дорожный знак «Донецьк». К сожалению, на ущербность и бессмысленность этой идеологии сейчас никто не указывает – ведь это тоже чревато.

Но если рассуждать здраво, по европейски, то для победы над врагом его нужно забрасывать не дерьмом собственной ненависти, а запущенными твердой рукой ракетами. А вот как раз с ракетами у ВСУ большие проблемы! Удивительное дело: за два с половиной года АТО украинская армия ни разу не применила по противнику имеющиеся у неё высокоточные крылатые ракеты Х-29. А ведь ими можно было накрыть логово главарей сепаратистов или поразить их склад с вооружением, казармы «ополчения»! Глядишь бы, уже и Донецк освободили бы.

Но вместо этого ракеты спрятали на складе, а во врага метали гаубичные снаряды пополам с патриотическим гневом. Причем, снаряды «ложили» наобум, а вот большая часть гнева обрушивалась на украинцев Харькова, Одессы, Днепра, Кривого Рога – всех тех, кто, по мнению ура-патриотов, являются «ватниками» и «бытовыми сепаратистами». Почему? А вот не ответил человек как полагается, на приветствие «Слава Украине!» — значит он украинофоб, «сепар», враг! Возможно, оно ему просто не нравится – но в глазах ура-патриотов, это лишь усугубляет его вину.

Кричать «героям слава!», выстригать себе «оселедец» и накалывать тризубцы, раскрашивать заборы в сине-желтый, носить вышиванку, ломать памятники «коммунистическому режиму» – вот что, по их мнению, является патриотизмом. Ну и полюс обязательное радикально агрессивно-враждебное отношение к России, всему российскому, и даже собственному русскому которое есть в Украине. Зачем? Потому что такая идея! Смысла в этой идее нет, хотя ура-патриоты уверяют, что на самом деле война идет не за территории, захваченные Москвой и сепаратистами, а между «русским миром» и «украинским духом». И что каждый украинец должен определиться: либо встать в ряды «справжніх патріотів», либо получить на лоб клеймо «ватника» и начать собирать чемодан для убытия в Россию.

На той стороне фронта от местных украинцев требуют то же самое: либо записаться в «русский народ Донбасса», признать его «частью России» и возненавидеть «киевскую хунту», либо оказаться в числе «бандеровцев», которым потом обязательно припомнят.

Таким образом, под лозунгом «ты должен определиться!», в Украине (в том числе на захваченных территориях) уже два года идет массовая радикализация общества путем постепенного размыва его умеренной части, превращаемой в ура-патриотов. Этот процесс стал возможным, прежде всего потому, что он поддерживается государством, властью – которые не препятствуют ему сами и защищают его от противодействия оппонентов, заглушая тот самый голос разума угрозой уголовной ответственности за «антигосударственную деятельность». В Европе государство это запрещает, используя прямую и косвенную цензуру для пресечения «пропаганды нетолерантности», в Украине государство это приветствует и поддерживает (власти «республик» тоже), расценивая призывы к примирению как государственную измену.

Это делается под предлогом повышения в обществе градуса патриотизма и укрепления обороноспособности. Но на самом деле подобная радикализация лишь вредит Украине. Во-первых, миллионы украинцев вынуждают делать выбор, который им не нравится: либо вступить в ряды «бандеровцев», либо записаться в «сепаратисты». А именно так большинство наших сограждан расценивают настойчивые требования радикалов присоединиться к ним или считаться их врагами. В итоге дискредитируется сама суть патриотизма.

Во-вторых, радикализация общества в подобных масштабах и с таким высоким градусом неприязни, при отсутствии реальной масштабной войны – это бессмыслица и глупость. Допустим, миллионы людей будут сжимать в праведном гневе кулаки – ну а дальше что? Нереализованный потенциал выплеснется на окружающих, начнется «охота на ведьм», поиск внутренних врагов, «затаившихся бандеровцев» и «бытовых сепаратистов». В том числе в виде пьяных драк с использованием табуреток, ножей и ручных гранат. Нужно ли это обществу, укрепит ли это державу? Не говоря о том, что лишь окончательно сорвет реализацию Минского мира, предусматривающего мирную реинтеграцию Донецка и Луганска обратно в Украину, то есть воссоединение украинцев с разными политическими взглядами.

В-третьих, что самое печальное, радикализированное подобным образом общество будет очень долго остывать и приходить обратно в нормальное состояние. Между тем все трезво думающие люди понимают, что конфликт с Россией не может быть вечным, и однажды он завершится. Может быть Украине удастся вернуть Крым и Донбасс, может быть нет, но конфликт закончится официальным прочным миром. После чего Киев и Москва снова начнут развитие своих отношений, в первую очередь экономических. Но чем больше с двух сторон градус взаимной неприязни, тем труднее будет заключить этот мир. А ура-патриоты с обеих сторон, похоже, вообще собираются конфликтовать друг с другом до полного развала противника – то есть бесконечно долго.

А нужен ли Украине бесконечный конфликт с Россией? Что вообще нужнее украинцам: поскорее вернуть свои территории и вернутся к мирному труду, или изгнать из страны все «москальское» и сто лет тыкать врагам дули через ржавеющую сетку «стены Яценюка»?

Источник

Рекомендуем