23/01/2018

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

The National Interest: Комическая опера с участием Саакашвили и Порошенко

The National Interest: Комическая опера с участием Саакашвили и Порошенко

Один из подводных камней для сверхдержавы с множеством сателлитов в сфере политики и безопасности — это то, что иногда два или более из них враждуют друг с другом. В последние годы было много таких примеров, как серьезных, так и комичных. Периодические ссоры Японии и Южной Кореи из-за крошечного острова можно отнести к первому. Обе страны не могут договориться даже о названии острова. Для корейцев это Докдо, для японцев — Такешима. И у этой вражды есть тревожный аспект. Если два союзника США когда-либо вступили бы в схватку (маловероятно, но не невозможно), это нарушило бы связи Вашингтона с обеими странами и привело бы к неприятным последствиям во всей Северо-Восточной Азии.

Другая ссора, которая уже вызвала осложнения, связана с Турцией и курдскими группировками в Ираке и Сирии. Как администрация Обамы, так и администрация Трампа рассматривают курдов как полезных союзников в борьбе с ИГ и другими исламскими экстремистами. Но Анкара считает курдские амбиции смертельной угрозой для территориальной целостности Турции, которая является союзником США в НАТО. Турецкие силы уже совершили неоднократные атаки на курдских бойцов как в Ираке, так и в Сирии. Анкара также оказала огромное давление на Вашингтон, чтобы остановить вооружение сирийских курдов, а администрация Трампа объявила о своем согласии с этим требованием.

Между союзниками (или, точнее говоря, сателлитами), есть и другие размолвки, которые более напоминают фарс. Недавним примером является похожая на комическую оперу конфронтация между бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили и президентом Украины Петром Порошенко. Она достигла своей кульминации в этом месяце, когда Порошенко попытался арестовать Саакашвили по обвинению в коррупции и незаконном проникновении в страну. Саакашвили сопротивлялся аресту, в какой-то момент, по-видимому, угрожая совершить самоубийство, прыгнув с крыши здания в Киеве, что заставило засомневаться в его психической стабильности. После ряда смутных обстоятельств, включая помощь сторонников, ему удалось избежать ареста, хотя его вновь арестовали через несколько дней.

В США уже давно рассматривают обоих политиков как вдохновляющих сторонников демократического капитализма. К сожалению, никто из них не заслужил эту репутацию.

Саакашвили возглавил «Революцию роз», которая в ноябре 2003 года свергла еще более коррумпированного действующего президента Эдуарда Шеварднадзе. Джордж Буш и другие руководители США едва ли могли сдержать свой энтузиазм в отношении этого политического переворота и его архитектора. В майской речи в 2005 году в Тбилиси, столице Грузии, Буш назвал страну «маяком свободы» и приветствовал ее мнимых демократов за то, что они вдохновили подобные революции во всем мире. Сама Грузия «строила демократическое общество, в котором уважаются права меньшинств; где процветает свободная пресса; где приветствуется энергичная оппозиция и где единство достигается посредством мира». Сенаторы Хиллари Клинтон и Джон Маккейн пошли еще дальше, выдвинув Саакашвили на Нобелевскую премию мира.

Впоследствии Буш безуспешно будет лоббировать членство Грузии в НАТО. Бесшабашные шаги грузинского лидера в 2008 году, которые привели к войне с Россией, продемонстрировали, насколько опасно было бы допустить страну, возглавляемую таким непредсказуемым человеком, в Альянс и предоставить ей гарантию безопасности от США.

Внутреннее поведение правительства Саакашвили также показало, что энтузиазм США в отношении так называемого демократического реформатора был неуместным. В декабре 2007 года Human Rights Watch опубликовала резкий доклад о репрессиях режимом политических оппонентов и о преследованиях независимых газет. Такие злоупотребления сохранялись, а уже обширная коррупция углубилась. К 2012 году у грузинских избирателей, по-видимому, лопнуло терпение относительно Саакашвили и его приспешников, и они не выбрали его партию. Новое правительство в конечном итоге перешло к его уголовному преследованию за коррупцию, и он бежал из страны.

Принятие Вашингтоном Петра Порошенко было медленнее и позже. Украинский олигарх, известный как «шоколадный король» за владение крупной пищевой корпорацией, даже не был лидером во время революции на Майдане в 2014 году в стране, поощряемыми США уличными демонстрациями, которые свергли пророссийского президента Виктора Януковича. Предпочитаемым кандидатом Вашингтона был Арсений Яценюк. Хотя Яценюк стал премьер-министром после революции, Порошенко использовал свое экономическое и политическое влияние, чтобы стать новым президентом страны. Какими бы ни были прежние предпочтения, администрация Обамы быстро приняла его.

Послужной список Порошенко в лучшем случае сбивает с толку. Украина стала свидетелем растущей авторитарной тенденции, стремящейся подавить политических оппонентов и свободу прессы. Продолжает ощущаться тревожное присутствие ультранационалистических и откровенно неонацистских элементов. И администрация Порошенко проявила повсеместную коррупцию, как и ее предшественники.

Сначала оба любимца внешнеполитического ведомства Вашингтона сотрудничали и, казалось, были близкими друзьями. Действительно, Порошенко назначил Саакашвили губернатором Одессы в конце мая 2015 года. Это был весьма спорный шаг, чтобы дать иностранному гражданину такую высокую должность, особенно лицу, которому предъявлены уголовные обвинения в его родной стране. Саакашвили пытался нейтрализовать прежнее порицание, приобретя украинское гражданство, которое ему быстро предоставил Порошенко, но общие разногласия никогда не рассеивались.

Вскоре оба лидера начали враждовать. Под растущим облаком взяточничества и других коррупционных поборов Саакашвили подал в отставку в ноябре 2016 года и покинул страну. Но ссора с Порошенко только началась. Кульминацией этого стало то, что в июне 2017 года украинское правительство лишило Саакашвили его нового гражданства. В сентябре теперь лишенный гражданства Саакашвили незаконно проник в Украину, и власти, наконец, арестовали его в декабре.

Было бы заманчиво рассматривать это дело с недоумением. Тем не менее, это подчеркивает, насколько доверчивыми были должностные лица США, принимая так называемых демократических реформаторов в других странах. А отсутствие рассудительности – дело не смешное.

 

Перевод: «Вести»

Рекомендуем