04/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Скандал со львовским мусором: мэр Николаева игнорирует депутатов и избирателей

Скандал со львовским мусором: мэр Николаева игнорирует депутатов и избирателей

Андрей Новиков, Новости-N

На прошлой неделе темой №1 в Николаеве стало решение мэра о приеме на городской свалке мусора из г. Львова. Пожалуй, это самый громкий скандал за все время пребывания Сенкевича на должности градоначальника. Детище, которое он породил в результате десятимесячной деятельности на посту мэра, будет дурно пахнуть еще долго, и не только потому, что оно связано с мусором.

В субботу 10 сентября, когда николаевцы отмечали День города, городской голова преподнес им весьма своеобразный подарок — подписал распоряжение №233 «О захоронении ТБО на Николаевском городском полигоне», согласно которому КП «Николаевкоммунтранс» поручено принимать на полигоне возле с. Большая Корениха мусор из Львова. Уже в понедельник «культурная столица» Украины прислала нам первые 200 кубов отходов своей жизнедеятельности.

Стоит отметить, что никаких иллюзий относительно реакции горожан на «мусорную инициативу» молодого мэра городские власти не питали с самого начала. Поэтому информацию держали в строжайшей тайне: распоряжение никому не показывали, чиновникам горисполкома строго-настрого приказали держать язык за зубами. И тем не менее афера раскрылась очень быстро.

Первым забил тревогу народный депутат Украины Артем Ильюк.

«По моей информации, николаевский городской голова Александр Сенкевич подписал распоряжение о приеме мусора из Львова на нашем полигоне для захоронения ТБО. У нас нет мусороперерабатывающего завода, мы пока не можем превратить свалку в цветущий энергоэффективный парк, как европейцы, – этот мусор к нам везут просто сбросить, захоронить на нашей территории. Насколько мне известно, согласно срокам эксплуатации полигона осталось порядка 10 лет по нормам, рассчитанным для нашего города. Как он выдержит двойную нагрузку? Знают ли депутаты городского совета, что городской голова подписал такое распоряжение? Знают ли об этом николаевцы? Считаю, что мэр не имел права делать это единолично, такие решения должны приниматься только громадой!», — написал Артем Ильюк на своей странице в социальной сети «Фейсбук».

Он также напомнил, что после скандала, связанного с пожаром на Грибовичской свалке и гибели там людей, львовский мэр Андрей Садовый пытался «подсунуть» свой мусор чуть ли не всем городам Украины, включая Киев. И почти везде получил от ворот поворот. Во многих городах возникали масштабные скандалы, люди перекрывали улицы, ведущие к свалкам, буквально ложились под колеса львовских мусоровозов. Интересно, что активнее всего выступали против «мусорного экспорта» жители соседних со Львовом областей: Тернопольской, Ивано-Франковской и т. д.

Уже в понедельник, 12 сентября, стало ясно, почему Сенкевич так торопился с подписанием распоряжения: утром первые четыре машины из Львова прибыли на николаевскую городскую свалку возле с. Большая Корениха. Их тут же зафиксировали на фото и видео журналисты. Тут же выяснились любопытные подробности: мусор из Львова прибыл «замаскированным», не в традиционных мусоровозах, известных каждому, а в автомобильных полуприцепах большой вместимости — в таких обычно перевозят зерно. Со стороны все выглядит вполне благопристойно, и не скажешь, что мусор, — выдает только запах, да вонючая жижа, текущая изо всех щелей. Корреспонденты «Новостей-N» застали три из четырех автомобилей в ожидании разгрузки у въезда на свалку. К моменту прибытия журналистов один автомобиль из Львова уже разгрузился и уехал. А три фуры с номерами львовской регистрации (ВС2294ХР, ВС0392ХХ, ВС6214ХР) попали в объектив.

Попытка пообщаться со львовскими водителями оказалась безуспешной. Завидев камеру, те попрятались в кабинах и наотрез отказались что либо комментировать.

Вслед за этим информацию о приеме мусора из Львова на николаевском полигоне ТБО подтвердил директор КП «Николаевкоммунтранс» Юрий Мостовой.

— Действительно, есть распоряжение городского головы о том, что надо помочь городу Львову в приеме определенного мусора. Сейчас мы утрясаем последние технические детали, — заявил директор КП.

С этого момента стало ясно: удержать втайне скользкую тему не удалось. Сенсационная новость быстро облетела все николаевские интернет-издания, попала на столичные сайты. Тут уж вынужден был подать голос и сам мэр Сенкевич. К обеду понедельника на сайтеНиколаевского городского совета появился его оправдательный комментарий.

«Ко мне обратился Львовский городской голова Андрей Садовый с просьбой о временном размещении твердых бытовых отходов на полигоне ТБО г. Николаева, — рассказал мэр. – На днях я подписал соответствующее распоряжение. Объясню почему: на сегодняшний день до конца не разрешена ситуация с Грибовичской свалкой. Я считаю, это правильно, что города Украины помогают Львову с утилизацией твердых бытовых отходов. Мы должны быть одной нацией, единой страной в своих ежедневных делах, а не только в декларациях, ограничиваясь надписью «Україна єдина» в уголке экрана телевизора. Не стоит делать из этого шоу. Нужно подставлять плечо каждому украинцу, которому необходима помощь. Мы должны руководствоваться принципами братской помощи, а не политическими заявлениями. Хочу подчеркнуть, что это временная мера. Увеличение количества мусора на полигоне никак не отразится на экологической ситуации в городе. Если, не дай Бог, такое горе случится у нас, мы должны знать, что у нас есть друзья, которые протянут руку помощи нам. Давайте будем патриотами не на словах, а на деле».

Объяснение мэра порождало массу вопросов, на которые не было ответов.

Во-первых: зачем нам чужой мусор? Что, своего мало? Почему другие города отказываются от львовских отходов, а мэр Николаева с завидной легкостью решает их принимать?

Во-вторых: почему скандальное, потенциально опасное для города и горожан решение мэр принимает единолично, самовольно, да еще и втайне? Почему этот вопрос не обсуждался на исполкоме? Почему не был вынесен на сессию горсовета?

Третий вопрос: а что, собственно, везут нам из Львова? Ведь привезенный мусор никто не проверяет: неизвестна ни его структура, ни состав — ничего. Мало ли какую «химию» нам под шумок могут подсунуть? А вдруг это какие-нибудь сверхтоксичные отходы, а вдруг они радиоактивны? Кто даст гарантию, что это не так? Как может один человек, пусть даже мэр, принимать такие «подарки», что называется, не глядя? В конце-концов, избрали его всего лишь городским головой, а не царьком, который по собственной прихоти может решать все, что захочет и как ему вздумается.

Еще вопрос: почему Сенкевич подписал данное распоряжение в субботу, в выходной день? О том, что это был праздник, да не просто праздник, а День города, уже было сказано выше.

И, наконец, вызывает недоуменные вопросы формулировка Сенкевича: «о временном размещении» львовских ТБО на полигоне Николаева. Что значит это «временное размещение»? Что, город Львов когда-нибудь заберет свой мусор обратно?

Все эти, и множество других вопросов оставались без ответа. Впрочем, знающим людям многое было понятно и так. Сенкевич является членом партии «Самопомощь», более того, именно эта партия и выдвинула его в мэры. А руководит этой партией Андрей Садовый — городской голова Львова. Получается, что партийный начальник, чтобы выкрутиться из катастрофической мусорной ситуации во Львове, в которую он, к слову, сам же себя и загнал, обратился с просьбой к своему подчиненному. Тот, естественно, отказать не смог — не хватило духу сказать «Нет» «большому дяде», о котором наш еще не совсем оперившийся мэр всегда говорит с исключительным пиететом.

Между тем скандал все больше набирал обороты. Сенкевич принимает решение снять с себя хотя бы часть ответственности, переложив ее на плечи исполкома горсовета. Однако, попытка собрать исполком ни к чему не привела — члены исполкома просто не пришли в назначенное время. Кому охота быть крайним? К собравшимся на третьем этаже у малого зала журналистам вышел лишь бывший первый зам городского головы Юрий Андриенко, который до сих пор числится в составе исполкома и сообщил, что заседание не состоится — нет кворума.

Зато к этому времени уже активизировался депутатский корпус. Фракция «Оппозиционный блок» в горсовете потребовала экстренно созвать внеочередную сессию горсовета. Вскоре к требованию «Оппозиционного блока» присоединилась и фракция партии «Наш край».

Подключилась и городская общественность. Известный николаевский адвокат Юрий Тимошин обратил внимание на то, что согласно распоряжению Сенкевича, львовяне будут платить за размещение своего мусора в нашем городе по цене, которая действует непосредственно для жителей Николаева, хотя у себя за это они платят во много раз больше.

«В своем «мусорном» распоряжении городской голова А. Сенкевич поручил коммунальному предприятию принимать отходы из города Львова по тарифам, утвержденным исполкомом исключительно для потребителей г. Николаева», — написал Тимошин. И приложил документы, из которых следует, что в Николаеве тариф на услуги по захоронению твердых бытовых отходов для населения составляет 8,53 грн/куб.м, для бюджетных организаций — 9,34 грн/куб.м. А во Львове соответствующий тариф для населения составляет 73,72 грн/т, для бюджетных учреждений — 75,06 грн/т.

«Львовский мусор с огромной скидкой приезжает в Николаев. Внимание — вопрос: кто делает бизнес на здоровье николаевцев?», — спрашивал адвокат.

На следующий день, во вторник 13 сентября, события развивались еще более стремительно. На николаевскую свалку прибыли очередные 4 седельных тягача из Львова, привезшие в полуприцепах 200 кубометров мусора. Но выгрузится они не смогли, точнее, им не дали. Дорогу на свалку заблокировали несколько депутатов горсовета, которые приехали на полигон еще в пять часов утра.

Депутатов пытались уговаривать: вначале директор свалки, а затем и лично мэр Сенкевич — по телефону. Все впустую. Несколько позже к депутатам присоединились и жители Большой Коренихи. При этом николаевские мусоровозы пикетчики пропускали беспрепятственно.

К 12 часам под стенами горсовета собрался масштабный митинг протеста Несколько сотен человек, собравшиеся на площади перед горисполкомом скандировали: «Сенкевич, на выход!», «Выходи, подлый трус!», «Николаев не помойка!».

В это же время — 12.00 — Сенкевич собрал пресс-конференцию. На ней он первым делом объявил, что приостанавливает свое распоряжение о ввозе львовского мусора в Николаев до внеочередной сессии горсовета, которое назначено на пятницу, 16 сентября.

Обосновывая свое решение мэр заметно нервничал. Отвечая на вопрос о причинах кулуарного принятия скандального решения, он выдавил из себя что-то вроде «я думал, что я на то и избран, чтобы принимать волевые решения». Такая во «волевая», «харизматичная» личность наш мэр.

Здесь же, на пресс-конференции, Сенкевич попытался обосновать свое решение, вызвавшее такую бурю эмоций в городе. Прозвучали конкретные цифры. Объем мусора, который планировалось завезти в наш город якобы совсем незначительный — около 4 000 кубических метров, что составляет всего лишь полуторасуточную норму Николаева. И еще — «поставки» из Львова должны были продолжаться только до конца сентября. Дескать, чего поднимать шум из-за такой ерунды?

Аргументы мэра никто всерьез не воспринял. Во-первых, если известны конкретные объемы «мусорного экспорта» и его сроки, то почему эти данные никак не отражены в распоряжении? Там нет ни слова ни о 4 000 кубов, ни о конце сентября. Более того, само распоряжение составлено таким образом, что по нему мусор в Николаев можно возить хоть год, хоть десять лет — никакие конкретные цифры и даты там вообще не обозначены. Одно из двух: либо чиновники горсиполкома разучились правильно составлять распоряжения, либо мэр Сенкевич все эти «4 000 кубов» и «30 сентября» придумал на ходу, чтобы приуменьшить масштабы скандала.

Увидев, сколько людей пришло выразить свой протест, Сенкевич решил выйти к митингующим. Однако диалога не получилось. Собравшиеся встретили молодого градоначальника, громким свистом, криками: «Позор!». Мэр обратился к собравшимся с небольшой речью, суть которой сводилась к следующему: во Львове живет 800 тысяч человек, у нас — значительно меньше, поэтому мы должны принимать львовский мусор. Помогать львовянам в трудную минуту — это наша святая обязанность. Речь городского головы проходила под аккомпанемент свиста и криков «Ганьба!», «Позор!». Также собравшиеся громко скандировали: «Импичмент!» и «В отставку!».

Все общение Сенкевича с митингующими продолжалось немногим более пяти минут. Увидев, что его никто не слушает, он развернулся и ушел обратно в здание горисполкома, сопровождаемый свистом и громкими криками «Позор!».

Точку в истории с «поставками» мусора из Львова поставила внеочередная сессия горсовета, созванная по инициативе депутатов нескольких фракций в пятницу 16 сентября.

От этой сессии ожидали многого — наиболее горячие даже говорили об объявлении недоверия городскому голове. Однако, вопреки ожиданиям, сессия прошла достаточно спокойно — ни о каком «импичменте», разумеется, никто и не заикался.

Сенкевич сразу заявил об отмене своего пресловутого распоряжения. Но депутаты этим не удовлетворились, а потребовали ответа: почему ТАКОЕ решение было принято тайно? Сенкевич не нашел ничего другого, как сказать, что «погорячился». Такой ответ обескуражил даже самых преданных сторонников молодого городничего. Уж лучше бы он продолжил строить из себя «харизматическую личность» и развивал дальше тему «волевых решений». А у многих в зале вполне закономерно возник и другой вопрос: а чего стоит ждать Николаеву, когда мэр «погорячится» в следующий раз? Химических отходов из Калуша? Ядерного мусора из Европы? К чему еще может привести «юношеская горячность» городского головы?

После непродолжительных дебатов депутаты отправили в отставку исполком горсовета и на том успокоились.

Формально, на этом «мусорный скандал в Николаеве» вроде бы и закончился. Однако, последствия его будут ощущаться еще очень долго. Похоже, во взаимоотношениях «горожане — городской голова» перейден некий Рубикон, после которого эти отношения круто изменятся. Если раньше Сенкевичу прощали практически любые ляпы: бестолковые «форумы», предложения выкапывать «старых» покойников, чтобы хоронить новых, «пьяные» встречи с жителями и т.д., то теперь, похоже, все может перемениться. Теперь ему никто скидок на молодость да неопытность делать не будет — все воочию убедились, куда может завести город волюнтаризм неопытного, но горячего и полного амбиций молодого мэра.

«Мусорный скандал» высветил и еще одну особенность нашего градоначальника, на которую раньше мало кто обращал внимание: нежелание опираться на конкретные данные, умение сочинять на ходу и обращаться с цифрами так, как ему заблагорассудиться.

13 сентября и на пресс-конференции, и на встрече с митингующими у горисполкома Сенкевич говорил, что по поводу мусорной проблемы к нему «обратился мэр Львова Андрей Садовый и попросил принять на нашем полигоне около 4 тыс. кубометров мусора». Это дословно. А 15 сентября в интервью «Громадському ТБ» Сенкевич рассказал, что ему «позвонили из Львовского горсовета и попросили принять пять машин мусора, которые должен был принять кто-то другой, но там изменились планы». Это тоже дословно. Улавливаете разницу? В одном случае — 4 тысячи кубометров, в другом — пять машин, что составляет 250 кубов. «Я немножко подумал и принял решение принять этот мусор, — продолжил Сенкевич. — Мы договорились о подписании договора между коммунальным предприятием «Николаевкоммунтранс» и Львовским горсоветом о ежедневном завозе к нам на полигон 4-5 машин…».

О нестыковках текста распоряжения городского головы с его же словами уже говорилось выше.

Кроме путаницы в кубах-машинах, здесь вскрывается принципиальный момент. Значит, со стороны Львова вопрос решает львовский городской совет, а со стороны Николаева Сенкевич единолично. Вполне может сложиться впечатление, что в Николаеве или нет городского совета, или он мэру просто побоку.

И еще одна черта мэра высветилась в ходе публичного скандала. В том же интервью «Громадському ТБ» накануне внеочередной сессии на вопрос, с чем будете выходить к громаде, к депутатам, Сенкевич с эдакой ироничной улыбкой заявил:

«Завтра будет возможность пообщаться с представителями громады и посмотрим, на что эти представители способны…»

В этой короткой фразе сквозит плохо скрытое пренебрежение и к депутатам, и ко всем николаевцам. Похоже, даже после нескольких дней беспрецедентного скандала Cенкевич так ничего и не понял: что мэр — это всего лишь избранный громадой управленец, что он не император Наполеон, не Сталин местного разлива и даже не Путин, а всего лишь Сенкевич.

Французскому королю Людовику XIV, называемому «королем-солнцем», приписывают знаменитую фразу: «Государство — это я!» Все решения Сенкевича в ходе скандала с «импортом» львовского мусора показывают, что наш городской голова уже давно живет по принципу «Николаев — это я!».

 

 

 

Рекомендуем