09/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Сальдо: вместо койки в больнице херсонцам предложат место на кладбище…

Сальдо: вместо койки в больнице херсонцам предложат место на кладбище…

Бездумное сокращение коечного фонда в херсонских больницах может стоить кому-то рабочего места, а кому-то — жизни…

Еще в прошлом году Кабинет Министров принял решение о повсеместном сокращении коечного фонда, что якобы соответствует неким «евростандартам» и является чуть ли не очередным условием МВФ.

Так ли это? Эту ситуацию мы обсуждаем спредседателем фракции партии «Наш край» в Херсонском городском совете, членом профильной медицинской комиссии Владимиром САЛЬДО.

КОР. Владимир Васильевич, откуда у сокращения «растут» ноги?

В.С. Первое сокращение в Херсоне было в 1998 году, когда приняли решение, что на 10 тыс. населения достаточно 90 койко-мест (перед этим было 100) и с 1 января 1999 года норму уменьшили до 80.

Все это время нормативы не менялись. И лишь 25 ноября 2015 года Кабмин постановил сократить  количество коек с 80 до 60. В соответствии с этим постановлением Минздрав в феврале утвердил Методику по обеспечению стационарными больничными койками в расчете на 10 тыс. населения, которая вступила в действие с 17 марта.

КОР. Чем руководствовались?

В.С. Существованием некоего «евростандарта».

В приказе есть строки, которые я просто процитирую: «Среди основных показателей, свидетельствующих о неэффективности использования ресурсов – обеспеченность стационарными койками круглосуточного пребывания в соответствии с численностью населения».

КОР. Т.е., Кабмин подтвердил сокращение численности населения?

В.С. Да. Граждан Украины стало значительно меньше. По данным статистики, последний прирост населения был в 1993 году. Тогда украинцев было 52 млн. 244 тыс. 100 человек. С тех пор идет неуклонный спад. В 1997 году в Украине насчитывалось уже 50 млн. 818 тыс. 400 жителей. А по состоянию на 1 января 2015 года — уже 42 млн. 760 тыс. 500 человек. Так что формально, Кабмин, сокращая места в стационарах, опираясь на численность населения, прав. Но только формально.

КОР. А о каком «европейском стандарте» идет речь?

В.С. Это уже разговоры для отвода глаз. В Европе нет такого понятия. Почему в правительстве не говорят, что «среднеевропейский» показатель — 82 койки? Это норма Германии. Почему не 45? Этого хватает Румынии. Почему не взять нормы других стран: Эстонии – 57, Испании – 32, Франции – 84, США – 36, Великобритании 41, Швейцарии – 183?

Единого «стандарта» не существует. А у нас пытаются перевернуть с ног на голову. Только в этот раз все значительно хуже, проблему перекладывают на плечи больных.

КОР. За счет чего в Европе маленький коечный фонд?

В.С. Ну, «маленький» это очень условно. Там основной упор делают на профилактику, с одной стороны, и на амбулаторное лечение – с другой. Вот по этому пути не мешало бы пойти и нам. Бюджетная стоимость приема врача в поликлинике — от 10 до 50 грн., стоимость пребывания в стационаре — от 250 до 1500 грн. Вот и экономия.

 

КОР. Вы считает, что все дело в финансировании?

В.С. Конечно. Правительство не в состоянии содержать медицинскую сферу, поэтому выдумывает всякие отговорки. Вот и появляются заявления, которые невозможно проверить. «Требования МВФ», кто их слышал? Кроме Премьера и «приближенных» на переговорах никто не был. Что подписали от имени государства, неизвестно. А потому говорить, что кто-то чего-то требует, а взамен что-то даст, можно сколько угодно.

КОР. Что будет с койками в городе?

В.С. От нас требовали сократить 375 коек. Что это? С одной стороны — 375 человек без врачебной помощи. С другой — десятки медиков, которые окажутся на улице без работы. Такое уже было с ведомственной больницей, которую «перебросили» на содержание городу, а денег не дали.

Тотальное сокращение вызвано не тем, что этого кто-то требует, а тем, что у государства нет денег. А в соответствии с Конституцией именно государство отвечает за «бесплатную медицину».

КОР. Ну, говорить сегодня о «бесплатности» уже даже не смешно. В больнице пациент разве что за воздух не платит…

В.С. Вы правы, сегодня даже туалетную бумагу, мыло и половые тряпки обеспечивают больные. Покупка лекарств, «операционных наборов» — в порядке вещей уже много лет. Больной сегодня не покупает, разве что, штативы для капельниц и не приходит в стационар со своим операционным столом. Все остальное: перчатки, шовный материал, и прочее — давно из его кармана…

КОР. Что же с сокращением?

В.С. На начальном этапе нам удалось отстоять «резание» по живому. От нас требовали сократить 375 мест, сошлись на 165 с октября. В Херсоне 73 койки вместо 60 «нормативных». Но даже такое сокращение для херсонцев «болезненно».

КОР. Снова «резание» по живому?

В.С. К сожалению. Херсон теряет не только места для больных, но и рабочие места. Если в недалеком 2011 году коечный фонд составлял 1535 мест, то сегодня его уже сократили на 120 койко-мест, соответственно и «привязанный» персонал.

КОР. Уже известно, что и кого будут сокращать.

В.С. В число сокращаемых изначально попадало одно из родильных отделений. Сегодня их в Херсоне три. Не вдаваясь в тонкости, скажу: это абсурд. Городу с населением почти в 400 тысяч, который обслуживает пригородные населенные пункты по родовспоможению, остаться в двух отделениях… как минимум это противоречит санитарным нормам.

Не удалось решить вопрос о детских отделениях. Сегодня их тоже — три (90 койко-мест). А перспектива «плачевна». Останется одно — на 60 мест. Десятки педиатров, средний и младший персонал останутся без средств к существованию. Только по больнице им. Лучaнcкoгo доведется сократить более 40 человек.

Кроме того, речь идет о «реорганизации» узкопрофильных отделений. Вместо двух или трех, будет одно. Во-первых, это не очень удобно для родственников, которые будут вынуждены для посещения больных добираться в больницу в другую часть города. Во-вторых, без работы останутся врачи узких специальностей, которым будет сложно найти профильную работу. Мы потеряем квалифицированные кадры.

Ведутся дебаты о перепрофилировании или слиянии других отделений, что может отрицательно сказаться на здоровье, а иногда и жизни людей. Такова, на самом деле, государственная медицинская реформа.

КОР. Может ли местная власть как-то помочь?

В.С. Мы должны это делать. Я уверен, что именно сюда следует тратить «свободные» деньги, а не устраивать мнимое «Евровидение», в проведение которого мэр, по его заявлению, готов вложить 300 миллионов. Если он знает, где «валяются» лишние деньги, пусть скажет, мы не поленимся «подберем» и тогда не будем закрывать, сокращать, выгонять на улицу квалифицированных врачей, а обеспечим херсонцам качественные доступные медицинские услуги.

Наша комиссия подготовит соответствующие предложения, которые касаются пересмотра бюджета по итогам I полугодия.

Но мы — не боги и даже не Минфин, и не можем сделать то, что выше наших сил. Но все, что возможно, мы сделаем.

КОР. Спасибо Вам и доброго здоровья нам всем. Ведь лечиться становится все сложнее и дороже.

 

Василий Куруков

Рекомендуем