03/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Почетный гражданин Цюрупинска Анатолий Червоненко

Почетный гражданин Цюрупинска Анатолий Червоненко

Борис Прищепа, «Вісник Олешшя»

За год до своего 75-летия в 1997-м году, Анатолий Данилович Червоненко удостоен звания «Почетный гражданин города Цюрупинск». Он был шестым, кому это звание присвоено, и одним из тех, кому оно должно было быть присвоено в числе первых.

С Анатолием Даниловичем Червоненко за много лет знакомства мы обсуждали пропасть тем. Не зацепили, возможно, как нам (вернее одному из нас, но не Червоненко, потому что он был мудрее жизненным опытом гораздо больше, чем его собеседник), могло показаться, мелочным. То есть, не говорили о вечном. Между тем, оно же творится сегодня, сейчас, в этот момент и состоит из маленьких пятнышек, которые и создают целостную картину.

Последний раз мы общались летом 1998-го, на 75-летия Анатолия Даниловича. Он, скорее всего, чувствовал, что обратный отсчет хронометра его земной жизни уже включен, и воплотил свой замысел празднования, как принято высказываться, «знаменательной даты», своеобразно — в кабинете, где работал, накрыл стол, к которому по телефону приглашал гостей по одному.

Был среди приглашенных и я.

Посидели. Поговорили. Повспоминали. Каждый, возможно, свое. Но было много и общего. Вон сколько лет — по-разному складывалось — но делали одно дело, хотя каждый по-своему.

Встреча, однако, праздничной не была. Скорее, торжественной …

И вспомнилось мне первое знакомство с Анатолием Даниловичем, которое «имело место быть», более четырех десятилетий назад. Оно состоялось в его рабочем кабинете, когда я готовил интервью с Анатолием Даниловичем ко Дню строителя.

Здесь следует сказать, что в своем кабинете в старом еще административном доме СМУ, который находился на территории Херсонского целлюлозно-бумажного комбината, Анатолий Данилович бывал крайне редко. Поэтому и «рабочим» кабинетом можно назвать условно. Здесь начальник появлялся время от времени. «Поймать» его можно было разве что на объектах.

Он в кресле не восседал и даже не сидел. Он только присел на минуту: на всякий случай внести в блокнот фамилию-имя-отчество гостя, а потом встал и все ходил, ходил, не дожидаясь вопросов, рассказывал о том, чем живет его строительно-монтажное управление, что — он уверен — на чиновническом уровне необходимо принять для кардинального улучшения работы. «Я понимаю, говорил, этого в интервью вы не поместите. Я вам рассказываю для того, чтобы вы пропитались тем, о чем я думаю». Червоненко был прав. Именно этого, главного, в интервью тогда не было. А было то, что и должно быть: успехи, планы …

Червоненко начальником СМУ не родился. На строительстве ХЦБК (Херсонского целлюлозно-бумажного комбината) он начинал с малого — с мастера на строительстве «сердца» будущего «флагмана» отрасли, как называли наш комбинат, но мастера, чьи способности организатора не заметить было просто невозможно , поэтому через некоторое время Анатолий Данилович стал заместителем директора завода по вопросам строительства. Однако, очень скоро разочаровался. По характеру- как врожденному, так и приобретенному, он не был человеком из тех, кого называют «и другие». Он должен действовать сам. Принимать решения сам. И — таким уродился, а потом еще и стал. Поэтому и обратился к директору завода «Павел Иванович (П.И.Масюк. — Б.П.), отпустите меня с должности. Не мое это дело в кабинете сидеть. Я хочу работать с людьми. Мое место среди людей, на стройках … ».

Думал ли он о своем начальствовании в СМУ? Кто знает. Но случилось так, как случилось. Тогдашнего начальника управления, и грамотного инженера Владимира Степановича Полищука назначили заведующим промышленным отделом райкома партии. А пробивного хозяйственника Анатолия Даниловича Червоненко — начальником СМУ. Кроме того, кандидатуру Червоненко поддержано в райкоме. Инициатива шла как от первого секретаря- Сергея Васильевича Бурова, но для широкого круга приближенных было понятно, что ее подсказал Василий Алексеевич Беловецкий, секретарь райкома, который лично знал Червоненко давно и ценил его деловые качества организатора, а главное — характер активного руководителя.

Так вот и состоялось возвращение Анатолия Даниловича с кабинетной службы к живой работе с людьми.

Здесь надо сказать, что контингент СМУ-5 того времени был на половину режимным: состоял из «химиков»- так называли разконвоированных осужденных, которых, в награду за примерное поведение, направляли на стройки народного хозяйства, где они ударным трудом доказывали, что за решетку попали только через определенные жизненные обстоятельства. Эта категория осужденных проживала в бараках на Жилпоселке (один до сих пор служит людям), которые сами же и строили. По окончании срока отбытия наказания немало их в городе оставались; они создали семьи, родили детей, теперь уже у них внуки, и никому из окружающих даже на мысль не придет кому-то из них бросить упрек за его не совсем правильное прошлое.

Такой контингент принял Анатолий Данилович, но как человек, хорошо знакомый с военной службой (ветеран войны, офицер), очень быстро выстроил свою иерархию — никаких «авторитетов», кроме авторитета дисциплины и авторитета нормальных человеческих взаимоотношений.

ПМК (передвижная механизированная колонна) в составе треста «Херсонстрой», главной задачей которой было строительство цехов ХЦБК, сформирована в декабре 1967-го года, а уже через пять лет, в 1972-м, при Червоненко, это уже было мощное, одно из крупнейших СМУ в «Херсонбуд».

Назовем лишь главные объекты в Цюрупинске на счету строительно-монтажного управления: фабрика фильтробумаги продуктивностью 50 тыс. тонн в год, фабрика покровных бумаг — 47 тыс. тонн в год, очистные сооружения продуктивностью 100 тыс. кубометров в сутки, ТЭЦ производительностью 195 тонн технологического пара в час, гормаслозавод, завод «Аметист», районный узел связи, целый ряд объектов жилья и соцкультбыта, две школы на 1176 мест каждая, 1200 квартир , районный дом культуры, районная больница, аптека, ХБК, Набережная (она мало чем отличалась от восстановленной сейчас, но ее, схватив вирус «независимости», «преданные патриоты Цюрупинска» растащили по самостоятельным дворам) и многое другое.

Все это — на счету коллектива СМУ «Промжитлострой-5», который долгое время возглавлял А.Д.Червоненко.

У 1976-м году Анатолий Данилович возглавил исполком Цюрупинского городского совета.

К Александру Владимировичу Лукьянову, которого на этом посту должен был сменить Червоненко, у Беловецкого, который уже в течение четырех лет возглавлял райком, претензий не было. Тот сам попросил: пусть поработает кто-то моложе, а мне дайте что-то по-проще …

Червоненко моложе Лукьянова не намного — всего на два года, но выбор пал именно на него по одной простой причине: в городе разворачивалось строительство промышленных объектов, время газификации, разговоры о строительстве мостового перехода должны были перейти в стадию реальных действий, и здесь уже был нужен организатор другого уровня, по-современному менеджер. Червоненко как раз и подходил на эту роль.

Анатолий Данилович большую часть методов, выработанных для себя на строительстве, перенес на работу в горисполкоме. Меньше всего он занимался «проблемами» различных заседаний, подготовкой бумаг и прочей рутины. Для того, считал, есть аппарат. Он и в эту структуру внес незначительные коррективы: в заместители взял хорошего юриста — заведующую юридическими консультациями Людмилу Ильиничну Бережную, выпускницу Харьковского юридического института (ныне национальная юридическая академия имени Ярослава Мудрого), лучшего по профилю учебного заведения не только в Украинской ССР. На ее плечи и положил рутину.

Немаловажная деталь. Червоненко на работу и с работы ходил пешком. Ездил только обедать. (Здесь заметим, что в то время служебный автомобиль голове горисполкома не был положенным. Впрочем, не положен он был и всему городскому совету. Считалось, что это ненужная роскошь. Но для Червоненко первый секретарь райкома «продавил» разрешение неофициально. Машина, правда, числилась за СМУ-5. Там же получал зарплату водитель. Об этом знали все. В том числе «компетентные органы». Конечно, нарушения по закону, но не в корыстных интересах. И об этом также было известно всем).

Так вот, на работу и с работы Червоненко ходил пешком. На пару с Беловецким. Утром, во время «прогулок», они намечали планы на день, а вечером, в том же пешеходном режиме — подводили итоги. Так они экономили время, которого у первого секретаря райкома и председатель горисполкома всегда катастрофически не хватало. Не последний аргумент в пользу таких «прогулок» — открытость обмена мнениями, когда не нужно оберегать авторитет от окружения. Вдвоем они могли говорить друг другу то, что считали нужным. В том числе — для большей убедительности — с применением не нормативной лексики . Но — без обид.

У «пешего» варианта была еще одна особенность: руководители района и города по дороге встречались с людьми, выслушивали их — как жалобы, так и предложения, и многие вопросы решались непосредственно здесь же. Они могли даже (а это было внеурочное время) с ближайшего телефона-автомата вызвать «на место» того, на кого общественность жалуется, и тут же поставить все точки над «и».

Аналогичную практику Анатолий Данилович перенес и на работу городского совета и его исполкома. Ответственно заявляю как в то время депутат, который в течение трех созывов городского совета и председатель постоянной комиссии тесно сотрудничал с Анатолием Даниловичем. Каждый вопрос, который обсуждался с постоянной комиссией, с ее председателем (или со всем составом комиссии, если была такая необходимость) обсуждал к тому председатель горисполкома, в отдельных случаях — его заместитель.

(Кстати, у председателя тогда был только один заместитель. А весь аппарат совета и исполкома свободно помещался на втором этаже административного здания, первый этаж был отдан районной аптеке). О том, что построено во времена, когда А.Д.Червоненко возглавлял СМУ- 5 и горисполком, в этой публикации коротко сказано. Не забудем и газификацию города, которую осуществлено во время председательства в горисполкоме А.Д.Черовоненко. Список можно продолжать, но мы хотим привлечь внимание к другому — к Червоненко-организатору-менеджеру.

Школа №2 в г. Цюрупинск должна была быть «Херсонской». Но сроки ее сооружения (весна — лето) Херсон не устраивали. По всем расчетам, к 1 сентября не успевают. Цюрупинск (Беловецький и Червоненко) сказал: дайте школу нам. Мы успеем». Риск? Да, риск. И немалый. Но школа не просто нужна, она необходима! Дети учатся в две смены. Ни спортзала, ни столовой, ни спортплощадки, ну ничего для организации нормального учебно-воспитательного процесса более тысячи детей!

(Первый секретарь и председатель горисполкома каждое утро персонально проводят на стройке наряды, редакция нашей газеты открывает здесь робкоровский пост. В каждом номере (газета выходила три раза в неделю) помещаются сообщения о ходе работ).

Наконец, строительство можно начинать. Остается оформление его в Госплане СССР. Беловецкий и Червоненко, упаковав документацию, едут в Москву лично. Но при проверке бумаг оказалось, не хватает чей-то одной «областной» подписи и печати. А это — не шутка. Здесь должность под угрозой, само по себе, партбилет, без которого хоть в пастухи нанимайся, или подсобником на стройку.

И подпись и печать нужны сегодня!

Добыть то и другое взялся Анатолий Данилович. В 10 утра вышел из здания Госплана, а к концу рабочего дня вернулся. За это время Беловецький, который все бросал «вредную привычку», скурил три пачки сигарет, прежде, чем увидел, как через площадь направляется к нему Червоненко — успел!

Как потом выяснилось, Анатолий Данилович мотнулся на военный аэродром — у него были «завязки» среди офицеров Московского военного округа противовоздушной обороны, на каком-то штурмовике или еще на чем-то там мотнулся в Херсон и обратно, и доставил в Госплан и подпись, и печать …

В течение 10 лет Анатолий Данилович возглавлял горисполком. Выйдя на пенсию, вновь занялся строительством: создал фирму в составе двух человек (в том числе себя), собрал «долевиков», нашел подрядчика в лице «родного» СМУ- 5, и на свет появился жилой пятиэтажный дом под № 2 по новой улице Николая Кулиша в Цюрупинске. Здесь поселились десятки семей, которые до сих пор теплым словом вспоминают А.Д.Червоненко.

Это была последняя многоэтажка, которую построил в своей жизни Строитель из Цюрупинска. Как памятник воздвиг самому себе. Подумалось: другой памятник Строителю был бы вроде и чужой.

С Анатолием Даниловичем Червоненко за много лет знакомства мы обсуждали пропасть тем. Не зацепили, возможно, как нам (вернее одному из нас, но не Червоненко, потому что он был мудрее жизненным опытом гораздо больше, чем его собеседник), могло показаться, мелочным. То есть, не говорили о вечном. Между тем, оно же творится сегодня, сейчас, в этот момент и состоит из маленьких пятнышек, которые и создают целостную картину.

Последний раз мы общались летом 1998-го, на 75-летия Анатолия Даниловича. Он, скорее всего, чувствовал, что обратный отсчет хронометра его земной жизни уже включен, и воплотил свой замысел празднования, как принято высказываться, «знаменательной даты», своеобразно — в кабинете, где работал, накрыл стол, к которому по телефону приглашал гостей по одному.

Был среди приглашенных и я.

Посидели. Поговорили. Повспоминали. Каждый, возможно, свое. Но было много и общего. Вон сколько лет — по-разному складывалось — но делали одно дело, хотя каждый по-своему.

Встреча, однако, праздничной не была. Скорее, торжественной …

И вспомнилось мне первое знакомство с Анатолием Даниловичем, которое «имело место быть», более четырех десятилетий назад. Оно состоялось в его рабочем кабинете, когда я готовил интервью с Анатолием Даниловичем ко Дню строителя.

Здесь следует сказать, что в своем кабинете в старом еще административном доме СМУ, который находился на территории Херсонского целлюлозно-бумажного комбината, Анатолий Данилович бывал крайне редко. Поэтому и «рабочим» кабинетом можно назвать условно. Здесь начальник появлялся время от времени. «Поймать» его можно было разве что на объектах.

Он в кресле не восседал и даже не сидел. Он только присел на минуту: на всякий случай внести в блокнот фамилию-имя-отчество гостя, а потом встал и все ходил, ходил, не дожидаясь вопросов, рассказывал о том, чем живет его строительно-монтажное управление, что — он уверен — на чиновническом уровне необходимо принять для кардинального улучшения работы. «Я понимаю, говорил, этого в интервью вы не поместите. Я вам рассказываю для того, чтобы вы пропитались тем, о чем я думаю». Червоненко был прав. Именно этого, главного, в интервью тогда не было. А было то, что и должно быть: успехи, планы …

Червоненко начальником СМУ не родился. На строительстве ХЦБК (Херсонского целлюлозно-бумажного комбината) он начинал с малого — с мастера на строительстве «сердца» будущего «флагмана» отрасли, как называли наш комбинат, но мастера, чьи способности организатора не заметить было просто невозможно , поэтому через некоторое время Анатолий Данилович стал заместителем директора завода по вопросам строительства. Однако, очень скоро разочаровался. По характеру- как врожденному, так и приобретенному, он не был человеком из тех, кого называют «и другие». Он должен действовать сам. Принимать решения сам. И — таким уродился, а потом еще и стал. Поэтому и обратился к директору завода «Павел Иванович (П.И.Масюк. — Б.П.), отпустите меня с должности. Не мое это дело в кабинете сидеть. Я хочу работать с людьми. Мое место среди людей, на стройках … ».

Думал ли он о своем начальствовании в СМУ? Кто знает. Но случилось так, как случилось. Тогдашнего начальника управления, и грамотного инженера Владимира Степановича Полищука назначили заведующим промышленным отделом райкома партии. А пробивного хозяйственника Анатолия Даниловича Червоненко — начальником СМУ. Кроме того, кандидатуру Червоненко поддержано в райкоме. Инициатива шла как от первого секретаря- Сергея Васильевича Бурова, но для широкого круга приближенных было понятно, что ее подсказал Василий Алексеевич Беловецкий, секретарь райкома, который лично знал Червоненко давно и ценил его деловые качества организатора, а главное — характер активного руководителя.

Так вот и состоялось возвращение Анатолия Даниловича с кабинетной службы к живой работе с людьми.

Здесь надо сказать, что контингент СМУ-5 того времени был на половину режимным: состоял из «химиков»- так называли разконвоированных осужденных, которых, в награду за примерное поведение, направляли на стройки народного хозяйства, где они ударным трудом доказывали, что за решетку попали только через определенные жизненные обстоятельства. Эта категория осужденных проживала в бараках на Жилпоселке (один до сих пор служит людям), которые сами же и строили. По окончании срока отбытия наказания немало их в городе оставались; они создали семьи, родили детей, теперь уже у них внуки, и никому из окружающих даже на мысль не придет кому-то из них бросить упрек за его не совсем правильное прошлое.

Такой контингент принял Анатолий Данилович, но как человек, хорошо знакомый с военной службой (ветеран войны, офицер), очень быстро выстроил свою иерархию — никаких «авторитетов», кроме авторитета дисциплины и авторитета нормальных человеческих взаимоотношений.

ПМК (передвижная механизированная колонна) в составе треста «Херсонстрой», главной задачей которой было строительство цехов ХЦБК, сформирована в декабре 1967-го года, а уже через пять лет, в 1972-м, при Червоненко, это уже было мощное, одно из крупнейших СМУ в «Херсонбуд».

Назовем лишь главные объекты в Цюрупинске на счету строительно-монтажного управления: фабрика фильтробумаги продуктивностью 50 тыс. тонн в год, фабрика покровных бумаг — 47 тыс. тонн в год, очистные сооружения продуктивностью 100 тыс. кубометров в сутки, ТЭЦ производительностью 195 тонн технологического пара в час, гормаслозавод, завод «Аметист», районный узел связи, целый ряд объектов жилья и соцкультбыта, две школы на 1176 мест каждая, 1200 квартир , районный дом культуры, районная больница, аптека, ХБК, Набережная (она мало чем отличалась от восстановленной сейчас, но ее, схватив вирус «независимости», «преданные патриоты Цюрупинска» растащили по самостоятельным дворам) и многое другое.

Все это — на счету коллектива СМУ «Промжитлострой-5», который долгое время возглавлял А.Д.Червоненко.

У 1976-м году Анатолий Данилович возглавил исполком Цюрупинского городского совета.

К Александру Владимировичу Лукьянову, которого на этом посту должен был сменить Червоненко, у Беловецкого, который уже в течение четырех лет возглавлял райком, претензий не было. Тот сам попросил: пусть поработает кто-то моложе, а мне дайте что-то по-проще …

Червоненко моложе Лукьянова не намного — всего на два года, но выбор пал именно на него по одной простой причине: в городе разворачивалось строительство промышленных объектов, время газификации, разговоры о строительстве мостового перехода должны были перейти в стадию реальных действий, и здесь уже был нужен организатор другого уровня, по-современному менеджер. Червоненко как раз и подходил на эту роль.

Анатолий Данилович большую часть методов, выработанных для себя на строительстве, перенес на работу в горисполкоме. Меньше всего он занимался «проблемами» различных заседаний, подготовкой бумаг и прочей рутины. Для того, считал, есть аппарат. Он и в эту структуру внес незначительные коррективы: в заместители взял хорошего юриста — заведующую юридическими консультациями Людмилу Ильиничну Бережную, выпускницу Харьковского юридического института (ныне национальная юридическая академия имени Ярослава Мудрого), лучшего по профилю учебного заведения не только в Украинской ССР. На ее плечи и положил рутину.

Немаловажная деталь. Червоненко на работу и с работы ходил пешком. Ездил только обедать. (Здесь заметим, что в то время служебный автомобиль голове горисполкома не был положенным. Впрочем, не положен он был и всему городскому совету. Считалось, что это ненужная роскошь. Но для Червоненко первый секретарь райкома «продавил» разрешение неофициально. Машина, правда, числилась за СМУ-5. Там же получал зарплату водитель. Об этом знали все. В том числе «компетентные органы». Конечно, нарушения по закону, но не в корыстных интересах. И об этом также было известно всем).

Так вот, на работу и с работы Червоненко ходил пешком. На пару с Беловецким. Утром, во время «прогулок», они намечали планы на день, а вечером, в том же пешеходном режиме — подводили итоги. Так они экономили время, которого у первого секретаря райкома и председатель горисполкома всегда катастрофически не хватало. Не последний аргумент в пользу таких «прогулок» — открытость обмена мнениями, когда не нужно оберегать авторитет от окружения. Вдвоем они могли говорить друг другу то, что считали нужным. В том числе — для большей убедительности — с применением не нормативной лексики . Но — без обид.

У «пешего» варианта была еще одна особенность: руководители района и города по дороге встречались с людьми, выслушивали их — как жалобы, так и предложения, и многие вопросы решались непосредственно здесь же. Они могли даже (а это было внеурочное время) с ближайшего телефона-автомата вызвать «на место» того, на кого общественность жалуется, и тут же поставить все точки над «и».

Аналогичную практику Анатолий Данилович перенес и на работу городского совета и его исполкома. Ответственно заявляю как в то время депутат, который в течение трех созывов городского совета и председатель постоянной комиссии тесно сотрудничал с Анатолием Даниловичем. Каждый вопрос, который обсуждался с постоянной комиссией, с ее председателем (или со всем составом комиссии, если была такая необходимость) обсуждал к тому председатель горисполкома, в отдельных случаях — его заместитель.

(Кстати, у председателя тогда был только один заместитель. А весь аппарат совета и исполкома свободно помещался на втором этаже административного здания, первый этаж был отдан районной аптеке). О том, что построено во времена, когда А.Д.Червоненко возглавлял СМУ- 5 и горисполком, в этой публикации коротко сказано. Не забудем и газификацию города, которую осуществлено во время председательства в горисполкоме А.Д.Черовоненко. Список можно продолжать, но мы хотим привлечь внимание к другому — к Червоненко-организатору-менеджеру.

Школа №2 в г. Цюрупинск должна была быть «Херсонской». Но сроки ее сооружения (весна — лето) Херсон не устраивали. По всем расчетам, к 1 сентября не успевают. Цюрупинск (Беловецький и Червоненко) сказал: дайте школу нам. Мы успеем». Риск? Да, риск. И немалый. Но школа не просто нужна, она необходима! Дети учатся в две смены. Ни спортзала, ни столовой, ни спортплощадки, ну ничего для организации нормального учебно-воспитательного процесса более тысячи детей!

(Первый секретарь и председатель горисполкома каждое утро персонально проводят на стройке наряды, редакция нашей газеты открывает здесь робкоровский пост. В каждом номере (газета выходила три раза в неделю) помещаются сообщения о ходе работ).

Наконец, строительство можно начинать. Остается оформление его в Госплане СССР. Беловецкий и Червоненко, упаковав документацию, едут в Москву лично. Но при проверке бумаг оказалось, не хватает чей-то одной «областной» подписи и печати. А это — не шутка. Здесь должность под угрозой, само по себе, партбилет, без которого хоть в пастухи нанимайся, или подсобником на стройку.

И подпись и печать нужны сегодня!

Добыть то и другое взялся Анатолий Данилович. В 10 утра вышел из здания Госплана, а к концу рабочего дня вернулся. За это время Беловецький, который все бросал «вредную привычку», скурил три пачки сигарет, прежде, чем увидел, как через площадь направляется к нему Червоненко — успел!

Как потом выяснилось, Анатолий Данилович мотнулся на военный аэродром — у него были «завязки» среди офицеров Московского военного округа противовоздушной обороны, на каком-то штурмовике или еще на чем-то там мотнулся в Херсон и обратно, и доставил в Госплан и подпись, и печать …

В течение 10 лет Анатолий Данилович возглавлял горисполком. Выйдя на пенсию, вновь занялся строительством: создал фирму в составе двух человек (в том числе себя), собрал «долевиков», нашел подрядчика в лице «родного» СМУ- 5, и на свет появился жилой пятиэтажный дом под № 2 по новой улице Николая Кулиша в Цюрупинске. Здесь поселились десятки семей, которые до сих пор теплым словом вспоминают А.Д.Червоненко.

Это была последняя многоэтажка, которую построил в своей жизни Строитель из Цюрупинска. Как памятник воздвиг самому себе. Подумалось: другой памятник Строителю был бы вроде и чужой.

Цюрупинские новости

Рекомендуем