10/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Почему украинские волонтеры считают себя непокоренными?

Почему украинские волонтеры считают себя непокоренными?

В Киеве в День независимости Украины 24 августа пройдет «Шествие непокоренных». Корреспондент DW встретилась с одним из участников акции, чтобы понять, кто эти люди.

Соорганизатор акции «Шествие непокоренных» Иляна Гайдук, сестра украинского десантника Ильи Гайдука, погибшего под Луганском в 2014 году, сообщила, что в акции примут участие родственники погибших на востоке Украины, добровольцы и капелланы. Шествие это не носит политического характера.

Среди тех, кто планирует выйти на акцию, — анестезиолог-реаниматолог Института урологии Национальной академии медицинских наук Украины Виктор Белиловец. Он уже два года ездит на восток Украины, помогая раненым. Корреспондент DW встретилась с ним накануне Дня независимости.

Виктор БелиловецВиктор Белиловец

На первый взгляд, Виктор — приветливый открытый человек, но как только разговор заходит о событиях 2015 года, он замыкается в себе. Разговорить его трудно. Виктор курит одну сигарету за другой, неохотно вспоминая, как он, 40-летний врач-анестезиолог, в качестве медика-волонтера Первого добровольческого мобильного госпиталя имени Николая Пирогова круглосуточно работал в центральной клинической больнице города Артемовска, который сейчас переименовали в Бахмут.

Потребность быть на передовой

Именно тогда шли ожесточенные бои за Дебальцево, и украинская армия выходила из так называемого Дебальцевского котла. Артемовская больница была центральным госпиталем, в который эвакуировали раненых. «Было очень много крови. Это была настоящая мясорубка. Утром с коллегой ходили в душ, а днем его привезли убитым. По официальной статистике, тогда за один день, 18 февраля, погибли 22 украинских солдата. Мы же насчитали убитыми 250 человек и 179 раненых», — вспоминает Виктор. И после паузы добавляет: «Страх есть повсюду, и все верят в Бога. Я тоже там поверил».

Белиловец в качестве медика-волонтера прошел Майдан, а когда начался вооруженный конфликт на востоке Украины, записался сначала медиком в добровольческий батальон «Киевская Русь», а позже — в Первый добровольческий мобильный госпиталь имени Пирогова. «Сначала это был патриотизм и необходимость адреналина. Теперь не могу без этого жить. Хотя есть семья, дети, я чувствую, что нужен там, на передовой», — говорит Виктор. Несколько раз в год он едет на восток: берет отпуск или оформляет через министерство здравоохранения официальную командировку. Прошел уже две ротации в зоне конфликта. «За каждого спасенного раненого — плюс десять в карму, за каждого вылеченного алкоголика — плюс один. Это мои достижения», — улыбается Виктор.

По его словам, сейчас в зоне конфликта сократилось число раненых, но резко увеличилось количество тех, кто злоупотребляет алкоголем и тяжелым наркотиком — недавно там стал активно распространяться спайс. «Гибридная война ведется различными гибридными методами, и с помощью наркотиков тоже. Не думал, что в своей медицинской практике буду заниматься этой категорией пациентов, но сейчас помогаю бойцам избавляться от алкоголизма и наркомании», — рассказывает медик.

Не планировать жизнь надолго

У Виктора во время разговора не умолкает телефон. Звонят пациенты — проконсультироваться насчет операции для ребенка, звонят боевые друзья — с просьбами помочь в поисках жилья и работы очередному демобилизовавшемуся бойцу. «Меня все знают. Я даже есть на сайтах сепаратистов в разделе «хунта», — смеется мужчина.

Много о себе не говорит. Все время переводит разговор на проблемы медиков в зоне конфликта. Рассказывает, что только его Первый добровольческий мобильный госпиталь имеет официальное разрешение на оказание медицинской помощи, а все остальные медбригады до сих пор не могут легализоваться. Объясняет, что из-за низкого уровня медицины и обеднения людей в Донецкой и Луганской областях местное население массово обращается к медикам-волонтерам за помощью, чтобы получить бесплатное лечение. Делится своими планами, как лучше организовать работу волонтерских медицинских бригад.

О личном он отмалчивается. Но услышав вопрос, кого из своих пациентов больше всего запомнил, внезапно оживляется, становится откровенным. «Их двое. Первый — местный мальчик десяти лет, который подорвался на мине. Он был в критическом состоянии. Мы спросили у матери, какая у него группа крови, она не знала и сказала, что если он умрет, то ничего страшного, потому что у нее есть еще старший. Я был поражен таким отношением», — вспоминает Виктор Белиловец.

«Другой — солдат-сапер, которому оторвало обе ноги, и медицинская бригада при ВСУ, которая его везла на реанимобиле, не оказала ему никакой первичной помощи. Он просто истек кровью. Такая халатность просто шокирует даже меня, медика», — признался Виктор. О своих планах он тоже старается не говорить, отметив, что война научила его не планировать жизнь надолго вперед.

В октябре Белиловец снова собирается на месяц приехать на линию разграничения в Донбасс. Героем себя не считает, лишь убежден, что каждый врач должен сейчас пройти профессиональное испытание на востоке Украины. «Да, я считаю себя непокоренным, потому что продолжаю делать свою работу, несмотря ни на что», — отмечает Виктор.

 

Рекомендуем