06/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Почему Польша не впустила OtVinta и почему это важно для польско-украинских отношений

Почему Польша не впустила OtVinta и почему это важно для польско-украинских отношений

2 июля в Перемышле на юго-востоке Польши должен был состояться праздник Ивана Купала, который местная украинская община проводит много лет подряд.

На это региональное мероприятие никто бы не обратил внимания, если бы не местные националисты и — что важнее — вмешательство Варшавы, которое только разогнал колесо конфликта.

За неделю перед праздником польские националисты в Перемышле напали на украинское церковное шествие, которое собирается с 1930-х годов и идет по городу на военное кладбище, где похоронены украинские воины.

Разогретые предыдущим нападением и в целом слабенькой реакцией правоохранителей, националисты пошли дальше: несколько «патриотических» организаций Перемышля направили письмо мэру города, где

требовали отменить концерт украинской группы OtVinta, «участвующей в прославлении ОУН-УПА», а ведь это они «совершили геноцид поляков».

Мэр заявил, что не сможет заверить в безопасности участников концерта. Организатор, местное украинское нацменьшинство, понял намек и решил не брать на себя охрану мероприятия (на которое приходят многие ученики местной украинской школы) — и отменил концерт.

Тут уже варшавские украинцы, в знак протеста против попустительства антиукраинским настроениям в Перемышле, пригласили OtVinta к себе — однако польская пограничная служба задержала украинский коллектив и запретила въезд в страну.

Варшава не сдалась — и в считанные часы пригласила к себе группу Joryj Kłoc, которая уже находилась на севере Польши и не зависела от решения пограничников. Концерт состоялся под выкрики протестующих — польских националистов, которые кричали: «Найдется кий [палка] на бандеровский рый [вульг. «морду»]».

Это — краткое описание сериала, который со стороны может казаться мелкой ссорой бабы Палажки и бабы Параски.

Однако именно министр внутренних дел Польши издал решение о запрете въезда коллектива. И именно Перемышль в последние десятилетия становился тем городом, в котором начиналось охлаждение польско-украинских взаимоотношений.

При этом зрителю сериала из Киева довольно легко пропустить серии, в которых Варшава поссорилась со своими же гражданами, а за счет потери выставила Украине.

Почему Перемышль?

Здесь есть сильное украинское меньшинство Польши, но также не менее сильные польские патриотические настроения в версии первой половины ХХ века.

В его середине в регионе были сильны как украинское, так и польское антикоммунистическое движение вооруженного сопротивления — УПА и АК соответственно.

Этим, кстати, пользовались нацисты и коммунисты, натравливая стороны друг на друга. Не исключаю, что и сегодня методы мало изменились.

Какими были эти конфликты в Перемышле?

Это в целом конфликты 1990-х годов. Один из них связан с передачей местным греко-католикам собора. В 1990-х спор была настолько серьезным, что уладили его лишь с помощью личного вмешательства и благодаря авторитету папы Иоанна Павла II.

С тех пор в городе проходил фестиваль украинской культуры, тогда же прошла очередная антиукраинская волна.

В те годы во все эти конфликты вмешивались Варшава или Ватикан — и только таким «силовым» способом удавалось снять напряженность.

Зато сейчас Варшава порой еще больше подогревает эти настроения.


Последнее обострение, с нападением на украинцев, началось в последние дни; ощущалось ли оно ранее?

Последняя волна напряженности берет начало в 2014 году, когда украинские памятники на востоке Польши начали использоваться для информационных потребностей войны на Донбассе. С того времени и по сегодняшний день в регионе уничтожаются очередные памятники в местах гибели воинов УПА, и видео уничтожения попадает на специальные польскоязычные версии «новороссийских» ресурсов.

В целом война в Украине произвела революцию в рядах польских националистов: часть из них пошла сотрудничать с «Правым сектором» против россиян, другая часть — с русскими против украинцев.

Пропорции этого деления мне не известны, но обе части заметны.

Кто эти «польские патриоты»?

Это националистические организации, часто связанные с историческими реконструкторами и болельщиками (их в Польше иногда называют «псевдоболельщиками»). Большинство польских политиков от них отмежевываются, однако в польский парламент после осенних выборов 2015 года по спискам движения «Кукиз’15» прошел ряд ультрарадикальных националистов.

Из моей информации следует, что некоторые политики правящей в Польше правоконсервативной партии «Право и справедливость» используют националистов там, где сами чего-то не могут публично сделать — покричать откровенно антиевропейские или антиукраинские лозунги (примерно так, как это происходит в отношениях Кремль—Жириновский).

Потому что в целом партийная линия «Права и справедливости» такова: Украина — наш партнер, она борется с нашим врагом на востоке, нам обоим нужна общая и сильная Европа, но при этом украинцы должны покаяться за Волынскую трагедию (в версии польской партии — «Волынскую резню»).

При чем здесь волынские события?

OtVinta не просто так завернули из Польши в начале июля. Вообще, июль — это период, когда в страну приезжают десятки украинских и не только исполнителей, некоторые из них откровенно пропагандируют запрещенные в Польше нацистскую или коммунистическую идеологию (тот же хор российской армии им. Александрова, который, несмотря на протесты, смог выступить в 2015 году).

Министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак отметил, что официально украинский коллектив не впустили, в частности, из-за усиления мер безопасности перед саммитом НАТО в Варшаве 8–9 июля.

Однако более важным в казусе OtVinta представляется день 11 июля, когда страна вспоминает о Волынской трагедии.

В последнее время — в следующей сценографии: УПА — абсолютные преступники, они в 1943 году убили от ста до нескольких сотен тысяч поляков; в Украине процветает культ преступника Бандеры, украинцы в целом падки на этот культ, однако среди них были и есть «праведники».

Несколько последних лет подряд Сейм принимал по этому случаю постановления, а теперь «Право и справедливость» хотела торжественно «назвать вещи своими именами» и окрестить события 1943 года геноцидом польского народа.

Однако постановление в последний момент спрятали — видно, пока что дразнить Киев не стоит. Но это не означает, что вопрос закрыт.

Хочет ли Кремль через Волынскую трагедию разделить поляков с украинцами?

И да, и нет.

В Украине часто думают, что событие специально придумали в Кремле, чтобы поссорить соседей. Это не так.

Эмоции по поводу убитых в 1943 году поляков аутентичны, они существовали в Польше давно: в коммунистические времена, с одной стороны, полякам не позволяли открыто говорить о конфликте с «братским украинским советским народом», а с другой, как и в Советской Украине, пугали плохими «украинскими буржуазными националистами».

Нехватка нормальной и свободной дискуссии между Польшей и Украиной привела к тому, что в Польше значительная часть родственников жертв радикализировалась.

Сейчас эти общественные эмоции используют политики.

Зачем? Мы же столько мирились! Неужели нельзя пойти по пути «realpolitik» и «just business»?

Это, увы, ошибка, под действие которой попадает украинская сторона. Годами официальный Киев использовал вопрос покаяния перед поляками конъюнктурно, и сложно искать искренность в извинениях за Волынь от того же президента Леонида Кучмы.

Было немало моментов, когда Киев и Варшава отдавали власть над всем процессом радикалам. Позже был Янукович с его одиозным Колесниченко — последний пытался использовать Волынскую трагедию на внутриукраинские нужды, чтобы в Украине душить украинское.

Как следствие — мы дошли до того, что Волынская трагедия, в которой погибли более ста тысяч человек, — это политически выгодно. Это продается. Это покупается.

И это и есть польские «realpolitik» и «just business».

P. S. Лелеять такую » realpolitik » — это далеко не все польское общество.

Концерт группы Joryj Kłoc в Варшаве устраивали поляки, которым небезразличны отношения с Украиной.

Во многих организациях, неправительственных и политических, СМИ, в том числе – правящей партии «Право и справедливость» есть люди, которые публично призывают сдерживать эмоции, связанные с историческими вопросами и с отношениями с Украиной.

Их я хочу особенно поблагодарить и пожелать сил: тема продолжается, и ее кульминация — перед нами.

Источник

 

Рекомендуем