06/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Олешковские пески и полигоны ВСУ. Когда природу уничтожают в тылу

Олешковские пески и полигоны ВСУ. Когда природу уничтожают в тылу

Алексей Василюк, эколог Международной благотворительной организации «Экология-Право-Человек»

На веб-сайте национального природного парка «Олешковские пески» вместо поздравительной страницы – заявление дирекции парка о том, что его территория захвачена военными.

Руководство НПП сообщает, что по обращению работников парка начато уголовное производство в отношении незаконно использования территории НПП для военных учений.

В октябре 2015 года на территорию Казачье-лагерной арены Олешковских песков были введены подразделения ВСУ. Соответственно, ни один турист, биолог или и директор национального парка с тех пор не может гарантированно попасть на его территорию – поскольку он теперь полностью находится внутри действующего военного полигона.

Военный комиссариат поручил сельским советам предупредить людей о начале учений и недопущения появления посетителей в «Олешковских песках».

fe1de2c-documents-soldiers-15

Экологам удалось проникнуть на територрию фактически оккупированного подразделениями ВСУ национального парка «Олешковские пески», чтобы получить доказательства прохождения военных учений в заповеднике.

В кольце. Почему военные оказались у «Олешковских песков»?

Впервые Алешковские пески были объявлены заповедником еще в 1928 году, но просуществовал он всего 2 года, до 1930-го.

В послевоенное время территория была передана в состав земель гослесфонда Цурупинського гослесхоза.

На правах аренды, земли использовалась как полигон для бомбометания – так называемый бывший 48-й авиационный полигон «Херсон». Однако в 2001 году аренда в Минобороны закончилась, участок сняли с учета. Уже в 2004-м авіаполігон расформировали.

И в 2010 году указом президента был создан национальный парк.

Из текста указа хорошо понятно, что создается национальный парк на землях лесхоза, и что никакого полигона уже не существует.

Согласно указу, Министерству обороны совместно с Херсонской областной госадминистрацией поручено «принять в течение 2010-2013 годов мероприятий по высвобождению земельных участков бывшего авиационного полигона «Херсон» Министерства обороны Украины от взрывоопасных предметов с целью дальнейшей передачи таких земель в постоянное пользование национальном природном парке «Олешковские пески».

Изначально предлагалось объявить национальным природным парком весь бывший полигон – а это 19 тысяч гектаров.

Его центральная, наиболее ценная часть, около 5.000 га, должна стать заповедной зоной парка и остаться для науки, а территории вокруг отводилась под рекреационную зону и место паломничества туристов.

В целом создание природоохранного объекта на месте военного полигона, хотя это и выглядит странным – является нормальной практикой, распространенной как в Украине, так и на Западе.

Олешковские пески – очень подходящая для этого территория, поскольку в прошлом полигон использовался не часто, да и то – для бомбометания. Небольшое количество воронок от бомб несущественно влияют на сохранение ландшафта песчаной степи. Тем более, учений по бомбометание в независимой Украине никто не проводит.

Впрочем, при создании нацпарка, лесхоз отказал в создании полноценного национального парка и согласился передать под охрану только центральную часть песков, которая изначально предлагалась как заповедная зона.

Следовательно, бывший полигон получил форму бублика дыркой в котором есть национальный парк.

3a97b66-karta-oleshkivski-piski

После начала войны на Востоке Украины, забыв о том, что срок аренды истек еще 15 лет назад, военные вернулись на Олешковские пески.

Теперь здесь активно проводятся учения с использованием различных видов вооружения. И это уже совсем не похоже на прежние авіабомбометання. Поэтому ни посетители, ни работники парка попасть на его территорию не могут – периметр оцеплен и охраняется часовыми в форме.

Фактически это означает, что работа национального парка полностью парализована.

В начале февраля 2016 года, после нескольких месяцев самовольных учений в Херсонской областной государственной администрации создали рабочую группу, призванную разобраться с правомерностью использования земель нацпарка в военных целях.

Юридическое управление аппарата ОГА считает, что государственный акт на землю от 30 апреля 1985 года, которому предоставлено Херсонском КЕЧ в долгосрочное временное пользование земельный участок – утратил силу в связи с истечением срока, на который он был предоставлен. (документ 1, 2)

На заседаниях 12 февраля и 17 марта участники рабочей группы не смогли прийти к согласию с представителями Минобороны: письмом от 19 февраля 2016 года №220/1505 Министерство проинформировало областную госадминистрацию о том, что земельный участок военного городка №15 – 48 бывший авиационный полигон «Херсон» – состоит на учете потребностей Вооруженных Сил Украины.

Рабочей группой принято решение просить национальный парк обратиться в суд с требованием принудительного освобождения войсками всей территории самовольно занятого бывшего полигона.

Оказалось, что в системе Минобороны расформирования полигона и отсутствие аренды не считают чем-то серьезным. А существование национального парка называют «проблемным вопросом», решением которого является оформление военным документации на всю территорию Олешковских песков, включая нацпарка.

Именно такой вывод следует из докладной записки, которую подготовили военные для выездного заседания Комитета ВР по вопросам бюджета, которое состоялось в Херсоне 23 апреля.

12

Чтобы убедиться в наличии военных учений в НПП, мы самостоятельно отправились в Олешковские пески.

Попасть к национальному парку оказалась не слишком сложно. Несмотря на то, что все дороги в направлении полигона и, соответственно, НПП, перекрыты – охранники в основном не находятся на своих постах, а ходят где-то в деревушке рядом. Поэтому мы просто заехали на машине на полигон.

Примерно так же можно добраться и мест, где проходят стрельбы.

Первое, что поражает – масштабы самовольных рубок леса вокруг полигона. Похоже на то, что вырубка происходила по принципу «наибольшего удобства» – спилены крупные деревья, до которых удобнее всего подойти, а затем оттянуть их для транспортировки.

До недавнего времени территория, окружающая пески, была нетронутой песчаной степью.

Сегодня это земля, что полностью исполосованная гусеницами танков на площади во много гектаров.

Территория НПП начинается с остатков охранного знака, предположительно использованного в качестве мишени. Не удалось увидеть и смотровая площадка нацпарка – на его месте теперь остались лишь лестница. Вокруг стоят другие разнообразные мишени.

А это значит, что собственно национальный парк используется в качестве полигона не меньше окружающие земли.

Скорее всего, с целью недопущения вылета боеприпасов на окружающие территории, военные стреляют по периферии полигона – внутрь национального парка.

Уже непосредственно на территории НПП мы нашли обломки от разных типов снарядов, гильзы, а также остатки противотанковой ракеты системы «Фагот».

1462355946_d8e9be4-zapovidnyky-zcu-6-
НПП «Олешковские пески»: противотанковая ракета возле норки краснокнижного тушканчика

Также в местах, где ветер не успел замести следы песком, на песчаной дороге хорошо видны отпечатки тяжелых гусениц танка.

Следовательно, есть все основания утверждать, что военные учения проходят в том числе в границах нацпарка.

1462356100_1aaac15-zapovidnyky-war-10
Следы военной техники в центральной части национального парка

1462355978_331d65d-zapovidnyky-war-ukraine-7

1462355925_3f387f2-national-park-war-8

558660d-national-park-war-in-ukraine-9

Впрочем, практически все природоохранные территории, расположенные на юге Украины, в той или иной степени почувствовали влияние военных. При этом, учитывая охранный статус территорий национальных парков и заповедников, никаких согласований не оказывали ни их дирекции, ни Минприроды.

Также не известно ни одного публичного законодательного акта, который определял бы размещение военного контингента на заповедных территориях.

Так, НПП «Азово-Сивашский» также остался без фактической охраны, поскольку неопределенные подразделения ВСУ проводят несанкционированные обучения, используя егерские кордоны в качестве мишеней.

4d8fa7d-improvizovane-strilbyshche-16

Через территорию биосферного заповедника «Аскания-Нова» происходили проезды колонн военной техники также неизвестных подразделений. Кроме того, еще и пролета военных вертолетов над местами пребывания животных в заповеднике.

Дирекция заповедника предоставила фотосвідчення нарушения военными заповедного режима Аскании.

df36c9d-zapovidnyk-and-soldiers-11

ec915d3-war-zapovidnyk-12

На пресс-конференции заповедников, которая состоялась в Херсоне 12 апреля, работники Черноморского биосферного заповедника заявили, что военный контингент введен и на их территорию.

Более того, Минобороны осуществляет давление на руководство заповедника с целью размещения на его территории ракетных комплексов. Об этом заявила на пресс-конференции представитель заповедника Ольга Уманец.

После пресс-конференции к Биосферного заповедника «Аскания-Нова» посетили представители миссии ОБСЕ во главе с господином Андре Ричардсоном. Возник вопрос обеспечения Украиной своих обязательств относительно содержания и сохранения природоохранных объектов международного значения – ведь Аскания-Нова и Черноморский биосферный заповедники находятся под охраной ЮНЕСКО.

Больше всего представители миссии были удивлены тем, что с украинской стороны до сих пор никто из военных так и не встретился с руководством одного из объектов природно-заповедного фонда.

Однако, Херсонщина – единственная область, заповедные территории которой страдают от безответственного отношение украинской армии к вопросам охраны природы.

Воинские подразделения занимают несколько частей национального парка «Меотида». В том числе здесь разместили и стрельбище.

В качестве мишеней используются обтянуты различными материалами деревянные щиты, что видно даже на Яндекс-картах. Стрельбы происходят с использованием стрелкового оружия, крупнокалиберных пулеметов и минометов. Лишь крутой склон, на котором размещены мишени, защищает расположенное неподалеку село.

По ряду соображений, место расположения полигона мы не отмечаем. Однако он находится слишком далеко от фронта, чтобы утверждать, что его размещение именно тут – критическая необходимость.

Никаких согласований ни с руководством национального природного парка, ни с Минприроды Украины – не было.

Вместе с тем, на мой информационный запрос, МО предоставило ответ №266/із/2783 от 3.12.2015, в которой говорится о том, что «документы, на обустройство полигона (войскового стрельбища), его размещение и отвод земельных участков для военных учений, в районах, указанных в информационном запросе, Министерством обороны не выдавались».

Также известной историей стало пребывание военных в национальном парке «Тузловские лиманы» в Одесской области. Однако после активного вмешательства дирекции нацпарка, обучение удалось остановить и заставить военных заняться рекультивацией поврежденного участка.

863ce48-soldiers-zapovidnyky-13

Наиболее неожиданная новость поступила из Тернопольщины, из природного заповедника «Медоборы».

27 марта на территорию природного заповедника, без какого-либо информирования дирекции, заехал полк спецназа с целью проведения недельных совместных украинско-американских военных учений со стрельбами.

Это при том, что законодательство Украины о природно-заповедный фонд устанавливает высшую категорию заповедности – природный заповедник, на территории которого запрещена любая деятельность и пребывание!

Данная ситуация разрешилась весьма неожиданным образом: после разговора с службой охраны заповедника, американские инструкторы отказались находиться на заповедной территории.

b6ca7e3-war-cars-national-park

Последствия и ответственность

Кроме физического повреждения почвы, разрушение растительности и гибели животных, есть и более сложные угрозы, которые неизбежно приносят заповедным территориям военные учения.

Вследствие обстрелов почвы становятся значительно загрязненными рядом химических соединений: цианидами, формальдегидом, оксидом алюминия, а также большим количество идентифицируемой и неидентифицированного токсичной органики.

Кроме этого, в местах, где происходили активные боевые действия, концентрация тяжелых металлов в почвах возрастает до опасного для жизни уровня. В воронках было найдено титан, ванадий, свинец, кадмий, никель, цинк, стронций, марганец, железо, купрум, цирконий, кобальт, галлий, и даже редкоземельный металл иттрий.

Экологи уже более полтора года изучают экологические последствия военных действий на Востоке Украины. Обычно, в наших сообщениях говорится о преступных действиях российских войск и сепаратистских группировок.

Однако мы должны быть честными: ВСУ также массово уничтожают украинскую природу.

Казалось бы, все можно списать на войну…

Но только не в глубоком тылу.

Никакой войной нельзя обосновать попытку вторжения международных военных учений до природного заповедника на Тернопольщине, удаленного от зоны АТО на полтысячи километров.

Убытки, которые в прошлом году насчитали эксперты ЭПЛ для только одного уничтоженного сепаратистами регионального ландшафтного парка «Донецкий кряж» (окрестности Саур-Могилы) составили 14 миллиардов гривен.

То, что делают сейчас ВСУ, проводя обучение в нацпарках и заповедниках – нарушения не меньшего размаха.

Война на востоке Украины идет не только за целостность государственной границы.

Воины АТО рискуют жизнью за европейские принципы, за бесперебойное соблюдение законодательства и благосостояние государства. Нельзя при этом грубо нарушать законы и разрушать природное достояние всех украинцев и, собственно, одни из немногих объектов, которыми занимается ЮНЕСКО.

Тем более, находясь в тылу.

Источник

 

Рекомендуем