09/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

На Херсонщине похоронили героя

На Херсонщине похоронили героя

Источник

Священник отец Александр отпевает покойного, гроб которого стоит у входа во двор. Рядом в почетном карауле стоят четверо солдат, а родственники, друзья и соседи стоят рядом с зажженными свечами. Чуть поодаль — деревянный крест, на нем надпись: «Губський Олексій Сергійович. 17.12.1976-17.07.2016».

Старушка с букетиком подходит к толпе и тихо говорит: «Да, а народу-то много. Я думала, придет полтора человека. У меня тоже сын там, я вот только название села забыла, где они воюют». И людей действительно становится с каждой минутой все больше и больше. Подъехали представители Акимовского военкомата Акимовской райадминистрации, сослуживцы погибшего. Все тихо становятся у двора на улице Центральной, бывшей Ленина, где жил погибший герой со своей семьей – родителями, женой и 11 летней дочкой.

— Он к нам в село переехал из Генического района Херсонской области, из села Виноградный клин, и учился до 9 класса, – тихонько вспоминает одноклассник Володя.

— А я с ним рыбу ловил, а потом мы сдавали ее в совхоз «Сыны моря», потому что другой работы в селе на тот момент не было. Он в марте приезжал с фронта в отпуск на 10 дней, но я его только пару раз видел, потому что у них же большое хозяйство – коровы, бычки, утки, огород, а он был трудяга, туда свой отпуск и потратил, – говорит о покойном сосед по улице Виктор.

Мама погибшего в это время тихонько гладит гроб. Потом прекращает это делать, но прислоняется к гробу боком, словно хочет подольше касаться если уж не убитого оккупантами сына, то хотя бы его гроба. Она хочет подольше побыть с ним рядом, потому что знает, что скоро их разлучат. Время от времени мать не выдерживает и начинает причитать: «Сыночка ж моя дорогая, я ж еще совсем недавно целовала тебя с ножечек до головы… Горе-то какое! Четыре дня подушечка принимает мои слезы»!

Сослуживец погибшего, несколько дней назад демобилизовавшийся с фронта, берет ее за плечи, мягко усаживает на одну из лавок, выставленных для старушек, и мягко увещевает: «У вас внучечка есть, не плачьте!».

Отпевание заканчивается и наступает тягостная минута молчания. В это время вдруг действительно ненадолго устанавливается удивительная тишина – где-то далеко затухает шум машины, даже ветерок утихает. Только птицы начинают щебетать сильнее и сильнее. От этой тишины почему-то становится так тоскливо, что все женщины начинают утирать лица носовыми платочками, а некоторые мужчины отворачиваются ненадолго в сторону, стряхивая с глаз то ли слезы, то ли просто пыль им в лицо попала…

— Женщины, берите венки, выстраивайтесь в колонну, а вы, ребята, ставьте гроб в микроавтобус, – спокойным уверенным голосом говорит распорядитель похорон.

С гроба убирают цветы, покрывают его государственным флагом. В этот миг мать солдата взрывается новыми слезами: «Прощай, сыночка! Прости меня за все! Господи, за что, за что?! Не уберегли…».

Похоронная процессия идет пешком от дома к кладбищу, только гроб с телом героя-защитника и его ближайшие родственницы едут в микроавтобусе. По пути к ним присоединяются другие односельчане, так что колонна вытягивается метров на сто. Встречные машины останавливаются, водители съезжают на траву и выходят из машин, опустив головы. Только один остался сидеть в своей иномарке, разговаривая с кем-то по мобильному.

На кладбище открывают короткий траурный митинг, на котором очень кратко, но емко сослуживцы, представители местной власти и друзья говорят о погибшем герое. «Он был простым мужиком, который в мирное время на баштане работал, а на войну пошел добровольцем и был первоклассным солдатом, ему всего месяца не хватило до выхода на дембель» – сказал о нем военком Исаев. А другой военный, представившись его командиром с позывным «Малыш», сказал: «При захвате вражеского опорного пункта «Муравейник» он, хотя сам был маленького роста, но вытащил одного за другим четверых раненых. Как сейчас вижу эту картину – наш Граната, это у него такой позывной был, сам в бронежилете, но тащит раненого, а на спине у него еще штук 6 «мух» (гранатометов, – В.Ч.)!». Эти четверо сейчас в разных госпиталях лежат, но все они обязаны ему жизнью. Он и в свой последнем бою проявил себя как герой, не прятался, забросал врага гранатами, получил ранение в ногу, стал отходить, но вражеская пуля попала ему в голову. Это случилось на Светлодарской дуге, возле пгт Луганское. По данным разведки, он отправил на тот свет четверых врагов».

И вот гроб опускают в могилу, звучит тройной залп для героя. Но, уже покидая кладбище, людям наверняка запомнились и такие слова другого сослуживца Алексея Губского, который сказал: «Нас часто спрашивают, за что мы воюем. Так вот, мы воюем за своих детей, за отцов, за могилы предков! Мы не хотим, чтобы у нас было то же, что случилось на востоке Украины. Есть враг, который хочет прийти сюда. Они постоянно заявляют, что им нужна дорога на Крым, им нужна Запорожская АЭС. Они не остановятся, если мы их не остановим. И мы обязаны их остановить, только так мы можем остановить эту войну. Слава Героям!».

Рекомендуем