09/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Херсонские эмигранты в Америке

Херсонские эмигранты в Америке

Первым украинцем, ступившим на американский континент, был обычный плотник из Коломыи Иван Богдан. Он приплыл в Вирджинию в дальнем 1608-м на корабле английского исследователя Джона Смита. Масштабная эмиграция из Украины за океан началась в 1880-х годах и продолжалась до Первой мировой войны. Как в Северную, так и в Южную Америку ехали уроженцы Галичины, Буковины и Закарпатья.

Однако туда выезжали наши соотечественники не только из западных земель. Среди тех, кто связал свою жизнь с Новым миром, были и выходцы из Херсона. Некоторые из них сыграли ведущую роль в становлении украинской диаспоры по ту сторону Атлантики.

В то время, когда украинские крестьяне Австро-Венгрии довольно массово отправлялись в Латинскую Америку, в Российской империи вспыхнула первая революция. 1905 года в Херсоне, как и в других городах, бурлила нелегальная политическую жизнь. В один из «лекционных» дней в помещении Херсонской городской аудитории (ныне ул. Перекопская, 9) проходило политическое вече. Выступавшие от социалистических партий представляли свои программы и произносили доклады о ситуации в государстве.

Один из присутствующих на том собрании вспоминал: «И вот в конце председатель веча провозгласил, что теперь будет говорить член Российской партии социалистов-революционеров товарищ Парфений Смола, прибывший с опозданием, потому что только что был освобожден из тюрьмы. То, что будет говорить настоящий революционер и жертва царского режима, наэлектризовало присутствующих. Поэтому, когда на сцене появилась коренастая фигура молодого Смолы, его встретили такими громкими аплодисментами, что даже окна зазвенели в огромной аудитории».

Юноша с большой черной бородой, отпущенной в херсонской тюрьме, сделал паузу … и заговорил на украинском. Удивление эсеров было настолько велико, что Парфений должен был объяснить: он не может выступать на языке царской охранки, а будет говорить так, как общаются в родных Дудчанах (ныне село в Нововоронцовском районе Херсонской области). Речь парня мало напоминала партийные постулаты РСДРП, однако произвела большое впечатление на присутствующую молодежь.

Будущий полковник Армии УНР Владимир Кедровский вспоминал, что побывать на лекциях Смолы — это была большая честь, а пожать ему руку — большое счастье. Именно под влиянием последнего «русский социализм» местной молодежи претерпел существенные изменения: известные херсонские революционеры Лисовский, Шпорыш, Шульга, Клименко, Замурий, Кедровский (брат и сестра), Пидтоптана, Чавусовская перешли на украинский и существенно скорректировали свои политические убеждения.

Но нелегальная жизнь не могло продолжаться вечно: царская охранка выследила Парфения в одном из имений, где тот скрывался, и после ареста отправила на север империи. Однако и там молодой человек не усидел долго — добрался до океана и отправился в Южную Америку.

В 1911-м Смола, прибыв к берегам Бразилии, поселяется в муниципалитете Униан-да-Витория. Там в возрасте 37 лет переселенец из Херсона начинает новую жизнь: берет псевдоним Валентин Куц, основывает Украинское кооперативное движение, издает учебник по мелиорации, выступает в местных украинских колониях с серией лекций о модернизации сельского хозяйства.

Впоследствии Парфений Смола существенно правеет в политических взглядах, навводит контакты с земляками, эмигрировавшими после поражения УНР в США и Канаду. В Бразилии занимается просветительской деятельностью среди украинцев-колонистов: способствует изучению языка и литературы, популяризирует историю Украины.

Он становится прихожанином и горячим сторонником УАПЦ, однако не порывает контактов с греко-католиками. По ходатайству галицких эмигрантов Смола составляет письмо в Ватикан с ультимативным требованием перестать навязывать украинским общинам польских священников. Красноречие херсонца, многочисленные цитаты на латыни и угрозы перехода отдельных приходов в православие произвели должное впечатление на римско-католическую церковь. Практике полонизации украинских греко-католиков в Бразилии был положен конец.

В 1930-е Валентин Куц начинает португалоязычный журнал A vida Ukraina («Украинская жизнь»). И погружается в литературное творчество: пишет короткие приключенческие рассказы о жизни украинцев в бразильских джунглях, увлекается поэзией.

Судьба Владимира Кедровского и Парфения Смолы пересекалась дважды: в начале ХХ века в Херсоне и в межвоенное время в эмиграции. Ряд коротких, но ярких встреч, по утверждению самого Кедровского, навсегда изменила 15-летнего юношу. С несколькими сверстниками он создал Украинский эсеровский кружок, который развернул просветительскую деятельность среди крестьян губернии. В 17 лет Кедровский был вынужден покинуть Российскую империю, чтобы избежать ареста по политическим обвинениям.

Вскоре Владимир вернулся домой и окончил Херсонское реальное училище, которое специализировалось на военно-морском строительстве, а затем продолжил образование в мореходное школе.

Однако из-за своей украинской, антиимперской деятельности, в частности — агитацию среди матросов, работу на военном флоте не получил. Переехал в Одессу, где окончил университет, получив диплом статиста и экономиста. Четыре года работал в Херсонском земстве по специальности.

Каждое лето в 1912-1914 годах Кедровский по долгу службы был обязан организовывать общеобразовательные шестинедельные курсы для учителей земских школ Херсонской губернии. По советам и указаниями членов «Старой Громады» он пытался поставить обучение так, чтобы ознакомить около полутысячи учителей с элементами украиноведения.

Уже в первые дни войны Владимира мобилизовали, он служил в 48-м пехотном запасном полку. Окончил пулеметную школу, участвовал в боях против немцев в Восточной Пруссии. По окончании Одесского военного училища получил звание прапорщика. В 1916-1917-м находился в пулеметной команде Балтийского флота при Кавказской туземной конной («Дикой») дивизии, которая воевала на Галицком и Румынском фронтах. Вскоре командование последней заставило Кедровского покинуть ее из-за украинских настроений и попытку создать в ней национальную украинскую часть.

Приехав в отпуск в родной Херсон, Владимир помогал формировать из местного гарнизона украинские маршевые роты. Как только в 1917 году в Российской империи вспыхнула революция — принял активное участие в украинизации военных частей, а затем — в создании украинской армии. 1 сентября 1917 года Кедровский был назначен заместителем генерального секретаря военных дел в новосформированном правительстве и получил звание подполковника.

Он был не просто штабным старшиной, а храбрым воином. Вместе с другим херсонцем — полковником Алексеем Алмазовымсражался в январе против большевиков на улицах Киева. Под командой Кедровского было разоружено целое подразделение красных.

Однако весной 1918 года в знак протеста против введения немецких войск на территорию Украины офицер подал в отставку. Вернулся в Херсон, назад в земскую управу. Возглавил статистическое бюро и отдел образования и библиотек. В родном городе погрузился в активную общественную деятельность. Был избран председателем «Просвіти» в Херсонской губернии.

В ноябре 1918 года переехал в Белую Церковь, где вместе с Евгением Коновальцем затем готовил и осуществил антигетманское восстание. В мае 1919-го создал и возглавил Государственную инспекцию Армии УНР.

Год 1919-й стал для Владимира последним на землях Родины. Впоследствии он занимал высокие дипломатические должности за рубежом. Нелегкая судьба легла на плечи семьи Кедровского. Российские большевики искали его и родных по всей Украине. Будущее «главного самостийныка Херсонщины» было предопределено: физическое уничтожение.

Марта Одарик, жена Владимира Ивановича, в годы освободительной борьбы жила с детьми у своих родителей в Херсоне, позже — с мужем, отрезанная фронтами от детей. В начале 1919-го она выезжала вместе с Кедровским с дипломатической миссией в Турцию. Летом того же года в Немирове ее арестовала ЧК. В заключении провела несколько недель, спасли повстанцы. В 1920-м, когда Кедровский служил послом УНР в государствах Балтии, а Марта находилась рядом, их четверо маленьких сыновей были убиты красноармейцами в оккупированном Херсоне вместе со всей семьей Одариков (всего 16 человек).

Братья Владимира Ивановича были расстреляны: Николай в 1919 году — в селе Говтва Полтавской области деникинцами, Михаил — в 1921 году в Екатеринославе красноармейцами.

В декабря 1923 года года супруги эмигрирует в США. Его спонсором стал дядя Владимира — епископ Русской православной церкви Иоанн Кедровский, который жил в Америке с 1902-го. В эмиграции Марта Кедровская умерла. Не успела оправиться от травм прошлых лет — ужасной гибели родни в оккупированной Украине. Впоследствии Владимир Иванович женился повторно — на Екатерине Шаттак, выпускнице городского колледжа Нью-Йорка.

Она была активисткой многих украинских общественных организаций. В Соединенных Штатах Кедровский прожил долгую и интересную жизнь: возглавлял Украинский отдел радиостанции «Голос Америки», редактировал старую украинскую газету «Свобода», открыл киностудию и совместно с Александром Кошицем пытался снимать украиноязычное кино. Дело кончилось банкротством, и окончательная расплата с долгами легла на плечи Владимира Ивановича. Позже, получив постоянную работу, он платил по приговору суда несколько лет за свои художественные порывы.

От брака Владимира Кедровского с Екатериной Шаттак родился сын Юрий, который стал известным в Южной Каролине миллионером и оставил после себя англоязычные воспоминания, где среди прочего упоминает и непростую судьбу отца.

Жизнь Владимира Кедровского, как и Парфения Смолы, закончилась в эмиграции, вдали от родной Херсонщины. Парфений умер в 1948 году в Куритибе, а его младший приятель Владимир — в 1970-м в городе Метачен, штат Нью-Джерси, США. В последнем письме к земляку Смола написал: «Я всю Америку со всеми ее богатствами променял бы на скромную должность учителя или священника в моих дорогих Дудчанах, там — на широкой балке, возле Днепра …»

Павел Подобед, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Рекомендуем