10/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Государственный «Олимп»: Кто правит Украиной?

Государственный «Олимп»: Кто правит Украиной?

Источник.

В действительности все не так, как на самом деле. Никакая она не восьмерка, а примерно семь с половиной. А уж именовать этот междусобойчик «стратегическим» — явная лесть, так как собирается он сугубо на злобу дня.

Главная ожесточенная тема для «теневого политбюро» — дележ властных полномочий и вытекающих из них финансовых потоков. То есть, когда интересы каждого так переплетаются, что развести по отдельности, как привык Порошенко, невозможно.

Вторая смежная тема — сохранение власти как собственной безопасности.

В «стратегической восьмерке» участвуют те представители властной верхушки, кто обладает возможностью иметь собственную позицию по вопросам, касающихся всех. То есть, не кто нужен для реализации решения, а кто способен такое решение завалить.

Формулировка витиеватая, но точная. Проиллюстрирую.

К примеру, вот возникнет вопрос о реальном пресечении «янтарной народной республики». Для военных и спецслужбистов Президент Порошенко — прямой руководитель, поэтому обсуждать с Грицаком и Полтораком не имеет смысла, их дело — исполнять. А вот без Авакова, который сам себе начальник, не обойтись, поскольку полиция в янтарном дерьме по уши, без внутренних спецмероприятий задачу не решить.

Идея полуформальных встреч «восьмерки» появилась на стыке междуТурчиновым и Ложкиным.

Для Турчинова это продолжение заседаний СНБОУ, только в эффективном — без статистов — формате. Опять же он любит демократические совещания перед принятием авторитарных решений.

Для Ложкина «политбюро» — производственная необходимость. Основная его функция — исполнение заветных желаний Президента. Через такое совещание глава администрации получает возможность отслеживать выполнение принятого, внося-вынося свои три копейки.

Теперь о позициях и мотивациях членов «восьмерки».

Арсений Яценюк уже на выходе, но все еще участвует. Во-первых, он не просто много знает, а помнит все, начиная с Евромайдана — кто, кому, сколько и за что. Во-вторых, имеет право не то чтобы представлять Ахметова,Коломойского и Фирташа, но напоминать об их интересах. В-третьих, Арсений Петрович сохранил влияние на фракцию Нарфронта, а на счету каждый голос.

Однако главный спасжилет Яценюка, позволяющий даже надеяться на политическую гальванизацию — это его связи в мировых банковско-еврейских кругах. Сила эта очень влиятельная, а бывшего премьера там все еще не списали.

Зато Андрей Парубий, наоборот, на входе. Он самый чужеродный элемент в недружном, но спаянном коллективе. У него до этого не было высоких постов. Не было системного бизнеса. Нет пока даже «участка для кормления» — финансовой схемы, которая прилагаются к должности, настолько стремительно он взлетел в верхние слои политической атмосферы.

Зато есть кое-какая репутация — ничего заметного не украл, не сдал и не прое… А еще есть безразмерные амбиции, шокирующие даже Авакова.

Членам «восьмерки» приходится считаться с гонористым перпендикулярным спикером ВР, так как он оказался на острие геополитического момента. Так что «участок для кормления» у Парубия появится точно.

Борис Ложкин, как отмечалось, в «политбюро» вынужденно, хотя самолюбию, конечно, льстит. Он не только исполнительный, но и разумный, потому что неоднократно порывался на покой — в точности, как Левочкин, кстати. И по тем же мотивам удерживаемый.

У него нет наркозависимости от власти, как, например, у Яценюка. Скорее, это увлечение азартной игрой. В которой Борис Евгеньевич выступает генератором нестандартных идей и компромиссных подходов. Но уже наигрался и не прочь монетизировать прибыль.

Функция Ложкина в «восьмерке» — деликатные глаза и уши Президента. А также собственные руки с рубанком для скругления углов.

Александр Турчинов вроде бы тоже должен выступать безропотной креатурой Президента. Но здесь все сложнее.

Александр Валентинович не только экс и.о. Президента (звучит-то как!), но еще и опытнейший орговик и нач избирательного штаба. На толковом креативе Сюмар («Кровавый Пастор», «ужас Кремля» и пр.) имеет авторитет на патриотическом фланге. Поэтому способен запустить правый партийный проект на обломках Нарфронта, но без Яценюка.

От кабминовских ресурсов Турчинова почти отжали. Но он способен предметно общаться не только с Коломойским и Пинчуком, а и Тимошенко — при всех взаимных обидах расстаться полностью им экономически нереально.

К тому же, у Александра Валентиновича есть свой неотжимаемый финансово-политический ресурс — протестантская община Украины.

В «восьмерке» специализируется на политико-агитационных, манипулятивных и силовых аспектах. Ведет себя дисциплинированно, но Порошенко Турчинову все равно до конца не доверяет, памятуя 2005 год.

А вот попадание в «политбюро» Арсена Авакова — заслуга его личной цепкости и нахрапистости. Поскольку он суперэффективно воспользовался всеми возможностями, которые дает руководство МВД в постреволюционный, то есть, не слишком правовой период.

На министерстве он сделал свой финансовый ресурс. За счет переодевания милиции в полицию обрел международный имидж успешного реформатора. Он влияет на часть депутатской фракции «Народного фронта». Но туз в рукаве, который делает Авакова незаменимым для власти — силовой.

На уровне «восьмерки» Арсен Борисович убедил почти всех: на жесткое, с применением оружия, пресечение протестов ни армия, ни СБУ не пойдут. А у него в Нацгвардии есть целые подразделения «орлов», которые выполнят любой приказ. Любой! И у прошедших Донбасс гвардейцев палец на курке не дрогнет.

Понтуется, конечно, хотя подготовка таких подразделений идет. В любом случае, с демонстративной независимостью Арсен Борисович регулярно перебирает.

Не верит и, по понятным причинам, не любит Авакова Юрий Луценко.

Исходно он попал в рулевую рубку «Титаника», так как способен переходить в режим «сидельца» и высказывать Президенту в глаза все, что думает, и теми же выражениями. Причем, Порошенко хотя и обижается (последнее время он обидчив патологически), но в личной преданности Луценко не сомневается. В административно-командной системе это бесценное качество.

Сегодня Юрий Витальевич серьезно усилил позиции за счет обретенного карающего меча Генпрокуратуры. Правда, извлекать этот меч из ножен без разрешения ему категорически не рекомендуется. Но это вопрос диалектический.

А еще Луценко обладает надеждой народа, который рассуждает так: Виталич, руля милицией, регионалов не сажал, а они его упекли на зону, поэтому теперь он должен поквитаться по полной. Упуская, что ключевые фигуры в Генпрокуратуре, вроде Матиоса — назначенцы Порошенко, который с «бывшими» сотрудничает.

Юрий Витальевич будет исполнять служебного пса Президента, пока тот оставляет ему хотя бы калитку для карающей миссии. И пока Порошенко, отождествляющий себя с державой, не потребует от соратников фактического самоубийства. А он на это способен.

Владимир Гройсман поменял должность, но в «восьмерке» остался. И по самостоятельности скоро начнет соперничать даже с Аваковым.

Ресурс себе он обеспечил, неожиданно жестко лоббируя своих назначенцев на хлебные места. Политический проект у него есть, надо только перемасштабировать с винницкого на всеукраинский.

Насчет верности Порошенко — это не про человека, в прямом смысле прошедшего «рыночный университет». Только прагматизм в стиле «не предать, а предвидеть».

Если Владимиру Борисовичу каким угодно образом удастся хоть чуть-чуть улучшить экономическую ситуацию, он немедленно превратится в точку кристаллизации благодарного электората. И центр притяжения неудовлетворенного политикума. Но для этого ему необходима стабильность — внутренняя и внешняя.

Про Петра Порошенко написано достаточно, мною, в том числе. Добавить можно только то, что в рамках «политбюро» он ведет себя, как натуральный Генсек. Причем, основанием для надувания щек служит не столько внутриукраинская значимость, сколько контакты с сильными мира, прежде всего, прямой выход на Путина.

Борясь за стабильность как форму самосохранения, «восьмерка» недавно с трудом, но смогла достичь единства по формированию нового Кабмина и руководства Рады. Сейчас на повестке «минский сговор», соответственно, подавление депутатского инакомыслия и общественного свободолюбия. А также связанная с этим западная подпитка, без которой, судя по запредельному повышению тарифов, финансовый баланс не сходится даже на бумаге — домародерствовались.

Серьезных протестов, по социологии АП, «восьмерка» не ждет.

Аргументацией для общественности, судя по риторике Порошенко, станет нагнетание военной угрозы — если не выборы на Донбассе, то сразу бомбардировки, вторжение и прочие ужасы Сирии. Путин уже подыгрывает «украинским партнерам» проверками в округах, сборами резервистов и прочими пугалками.

Депутатов же будут строить не пряником, но кнутом. На построение уже попали группы «Возрождение» и «Воля народа», на первую наезжают через акционера Коломойского (обыски в МАУ), на вторую — через ее влиятельногодепутата Онищенко.

И обольщаться не стоит — «восьмерка» пойдет на все: их нравственный закон давно кантуется на звездном небе.

Соответственно, закон о выборах на оккупированных территориях они через предельно конъюнктурную Раду, скорее всего, продавят. А вот само проведение выборов поставят на паузу. В первую очередь, чтобы не провоцировать безбашенных радикалов, ведь каждый день во власти — профит, и немалый.

Таким образом, главным фактором и сформировавшим, и скрепляющим «восьмерку» является удержание нынешнего статуса-кво. И даже возможный полураспад Украины не станет для «теневого политбюро» неприемлемой ценой.

Очевидная специфика олигархического консенсуса на современном этапе заключается в том, что он существует при одном победившем олигархе. Что неотвратимо разъедает его изнутри. Это подтверждается и тем, что у «восьмерки» произошло выравнивание приоритетов безопасности и наживы, хотя ранее нажива заведомо преобладала.

Именно поэтому нынешняя стадия высшая и последняя.

И вопрос не в том, как разобьется кощеево яйцо с олигархической погибелью, а как обеспечить, чтобы из него вылупился не очередной гадкий утенок, а прекрасный лебедь успешной Украины.

Изображение: Апостроф, Влад Содель

Рекомендуем