06/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Европа, которую мы теряем

Европа, которую мы теряем

1 июля 2013 года Хорватия стала двадцать восьмым членом Евросоюза. В ту пору расширяющийся ЕС был воплощением мечты, Украина готовилась к Вильнюсскому саммиту, Янукович считался  евроинтегратором, и ничто не предвещало великих потрясений.

Прошедшие три года изменили многое.

Европа, измученная мигрантами и Brexit’ом, растеряла прежний лоск. А в воюющей Украине выросла генерация евроскептиков, считающих ЕС рассадником #зрады. Правда, до недавнего времени казалось, что их голос слишком слаб и не сможет заглушить привычную евроинтеграционную риторику. Но, похоже, в общественном сознании намечается перелом: обстоятельства, дискредитирующие Евросоюз, множатся на глазах.

Во-первых, многострадальное решение по безвизовому режиму, отложенное уже после того, как Украина выполнила все необходимые требования и предвкушала скорую награду. Во-вторых, постепенное смягчение европейской позиции по РФ, призывы к ослаблению санкций, резолюция французского Сената и заявления господина Штайнмайера.

Наконец, пресловутый Brexit: вне зависимости от практических последствий он уже стал для ЕС имиджевой катастрофой. Все это не может не подорвать репутацию Европы в глазах активных украинцев.

Раньше отечественные романтики и популисты размахивали звездно-синими флагами, обещая Украине светлое европейское будущее, а реалисты призывали не идеализировать Евросоюз. Теперь стороны,  видимо, поменяются местами. Реалисты постараются доказать, что поддержка Брюсселя нам по-прежнему нужна и важна. А романтики и популисты будут рассказывать об особом украинском пути, о превращении во второй Израиль и о прогнившей Европе, на которую не следует оглядываться.

К сожалению, новомодный украинский евроскептицизм имеет ту же природу, что и прежняя идеализация ЕС.

Он тоже построен на слабой информированности и примитивно-упрощенном мировосприятии. В теории каждый из нас мнит себя экспертом по европейским проблемам. А на практике грустные новости из Евросоюза застают Украину врасплох, и немногочисленные грамотеи вынуждены объяснять остальным, почему исход референдума в Нидерландах или отсрочка безвизового режима фактически не зависят от украинской ситуации. Мы плохо знаем Европу и еще хуже представляем наше место в большом, сложном, меняющемся мире.

Взгляды многих украинцев напоминают птолемеевскую космологию, по которой Солнце, звезды и планеты вращались вокруг Земли. Нам удобно верить, что в центре Вселенной находятся Киев и Москва, а прочие мировые проблемы порождены украино-российским противостоянием. ИГИЛ, попортивший европейцам столько крови?  Это кремлевское детище, подконтрольное Путину! Террористические атаки в Париже? За ними стоят российские спецслужбы! Теракты в Брюсселе? Кремль организовал их, чтобы отвлечь внимание от дела Надежды Савченко! Как правило, сторонники этой замечательной версии даже не знали, кто такой Салах Абдеслам, и вникать в детали не собирались.

Местечковая конспирология незаменима, если ты не стремишься понять окружающий мир, а стараешься втиснуть его в собственную виртуальную картинку.

Мы надеемся, что Европа будет действовать в рамках придуманной нами Вселенной, и разочаровываемся, когда этого не происходит.

В наших грезах Украина – это европейский бастион, защищающий цивилизацию от инфернального мирового зла. Но в реальности Путин остается региональным гопником, и, столкнувшись с российской агрессией, украинцы не стали ближе к развитым странам Европы. Нам можно сочувствовать, но ценить нас пока не за что.

В нашем представлении несокрушимая украинская армия остановила наступление агрессора, а трусливые евробюрократы ей только мешают. Но в реальности Россия выполнила на Донбассе все сугубо военные задачи – от спасения  псевдореспублик до зачистки ДАПа и Дебальцево – и не пошла дальше, потому что в Москве так и не было принято соответствующее политическое решение. Кремль отступил, опасаясь дальнейшей конфронтации с Западом, и в этом все же есть заслуга европейских лидеров, которых наша воинственная общественность клеймит позором.

С нашей точки зрения европейцы, равнодушные к украинскому кровопролитию, эгоистичны и глупы. А в реальности это нормальная позиция, присущая большинству людей. Да, для нас самих военный конфликт с участием Украины – вопрос жизни и смерти. Но чтобы понять, как происходящее воспринимается  со стороны, достаточно вспомнить наше отношение к региональным конфликтам в других частях планеты.

Северный Кипр отторгнут турками уже более 40 лет, и как часто мы об этом думали – пока сами не потеряли Крым? Много ли внимания уделяли сирийской мясорубке – пока туда не влез наш недруг Владимир Владимирович? Как тщательно следили за кровавыми бойнями в Африке? Десять лет назад очередные выборы в Верховную Раду значили для нас несоизмеримо больше, чем какая-нибудь Вазиристанская война в ядерном Пакистане, и это было вполне естественно. Зато сейчас мы искренне обижаемся, когда европейская публика забывает об Украине, и на первый план выходят другие проблемы. .

Чем сильнее украинцы привязаны к воображаемой картинке мироздания, тем труднее вести диалог с реальной Европой.

Переживая кризис, сталкиваясь с новыми вызовами, меняясь на ходу, Евросоюз будет иметь все меньше общего с украинскими иллюзиями, идеалами и ожиданиями. Единственный способ окончательно не потерять Европу – научиться работать с тем, что есть. Не ждать от кооперации с ЕС желаемого, а брать от нее максимум возможного. В конце концов, в нашем положении каждый день антироссийских санкций приносит больше практической пользы, чем сотни постов про «второй Израиль» с тысячами лайков.

Конечно, можно пойти другим путем. Отдать украинскую дипломатию в руки популистов, гордо хлопать дверью, посылать к черту Брюссель с его рекомендациями, объявить европейцев слабаками и предателями, вернуть для них визы и т. д. Аплодисменты диванного воинства гарантированы. Но все это будет выглядеть #перемогой лишь в том виртуальном мире, который придумали для себя мы сами.

Михаил Дубинянский,  УП

Рекомендуем