10/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Украинцы в Польше: как в Перемышле растут польские Гиркины

Украинцы в Польше: как в Перемышле растут польские Гиркины

Зажатые в треугольнике интересов Варшавы, Киева и Москвы, украинцы Польши предоставлены сами себе. Но что хуже, нынешние польские власти лишили их опоры, дававшей ощущение, что они — не граждане второго сорта, пишет «Деловая столица».

В 60-тысячном Перемышле, всего в 12 км от украинской границы, о политике мало кто хочет говорить, даже анонимно. Ведь разговор о политике здесь неизбежно выходит на крайне болезненный вопрос украинского национального меньшинства: в этом древнем центре княжеской Руси украинское сообщество как нигде организовано, город неофициально называют «украинской столицей» в Польше. Нигде так хорошо не ощущалось противостояние Польши и Украины последней четверти века, как в Перемышле. И в этом году конфликт как никогда остр.

Церковная процессия или марш бандеровцев?

В конце июня несколько десятков человек в Перемышле напали на процессию греко-католиков и православных, которая шла на местное украинское военное кладбище, чтобы почтить похороненных там солдат. Нападавшие выкрикивали оскорбительные выражения, комментируя национальную принадлежность «бандеровцев».

Следует уточнить, что на военном кладбище в селе Пикуличи возле Перемышля находятся могилы солдат Украинской Галицкой Армии, а также украинских сечевых стрельцов, которые в составе армий Надднепрянской Украины под руководством Симона Петлюры и в союзничестве с войсками Юзефа Пилсудского боролись против большевиков. После подписания в 1921 г. Рижского мира между Польшей и Советской Россией солдаты Петлюры были интернированы, в том числе в Пикуличи. Там большинство из них умерло от тифа, они были похоронены на местном кладбище.

Начиная с межвоенного периода местные украинцы традиционно приходят на эти могилы, чтобы почтить память погибших союзников Польши.

Проблемы с «идеологическим наполнением» кладбища начались тогда, когда по инициативе варшавского Совета по охране памяти борьбы и мученичества на некрополь петлюровцев были перевезены эксгумированные останки солдат УПА, которые в январе 1946 и мае 1947 годов погибли в селах Бирча и Лишна. Именно две эти братские могилы украинских повстанцев стали раздражать местное сообщество.

Накануне религиозной процессии в этом году — снова подчеркну, что мероприятие проходит ежегодно с 30-х годов прошлого века — в сети Facebook был объявлен пикет, «контрманифестация украинскому походу». «Теоретически торжество проводится для празднования союза Пилсудского и Петлюры, — утверждали организаторы контрманифестации. — На самом же деле там состоится прославление запрещенных польским законом организаций ОУН-УПА и шовинистической идеологии украинского национализма». К призыву для яркости было добавлено видео, на котором представлены съемки процессии в прошлые годы и красно-черные флаги УПА — их обычно привозят с собой участники торжества, приезжающие на церемонию с Западной Украины.

Стоит ли уточнять, что реакция «польских патриотов» на слово «УПА» и сочетание красного с черным цветов сравнима с реакцией «украинских патриотов» на радужный флаг и Марш равенства в Киеве? У патриотов, как известно, расшатанные нервы независимо от национальности.

В потасовке поляки разорвали на одном из участников процессии рубашку — за то, что была вышита в «бандеровские» красный и черный цвета. По утверждению Объединения украинцев в Польше, полиция бездействовала, по утверждению «польских патриотов» — мешала «настоящим полякам» вершить правое дело. В местной полиции заявили, что не было необходимости применять силу.

Правоохранители проверили удостоверения нападавших, однако, по словам полиции, контрманифестанты «не идентифицируют себя с какой-либо группой». В Объединении украинцев в Польше утверждают, что нападающие были в футболках с символикой польских радикальных групп, в частности «Всепольской молодежи». Это, кстати, можно увидеть на многочисленных фотографиях, сделанных во время столкновения.

Фото: prostir.pl

Фото: prostir.pl

Памятники раздора

На востоке Польши вдоль украинской границы находится немало памятников и военных захоронений украинцев, установленных силами общественных инициатив в 1990-е годы. Некоторые из них посвящены погибшим солдатам УПА. Польские государственные чиновники считают их нелегальными, указывая, что по соглашению между Польшей и Украиной на таких захоронениях не должны упоминаться военная символика и воинские звания, а надписи должны быть переведены на польский язык.

Однако соглашение было подписано в середине девяностых, а к тому времени на пограничье уже было установлено немало украинских памятников. Они «зависли в воздухе» — вроде бы закон считал их нелегальными, но обратной силы у него нет. Таких «полулегальных», но уже польских памятников немало и в западных областях Украины.
После крымских событий украинские памятники в восточной Польше начали один за одним уничтожаться (то есть украинцы не могут восстановить их в былом виде, согласно уже действующему закону). Только за 2015 г. зафиксировано до десятка подобных актов вандализма. В большинстве своем хулиганы действуют вблизи Перемышля, а их «жертвами» становятся памятники бойцам УПА. На одном из памятников еще в 2014-м появилась надпись, намекающая, что украинцы в 1943 г. были «палачами Волыни». Сейчас акценты поразительным образом сместились: теперь они — еще и «палачи Донбасса».

Вандалы не просто разрушают памятники — процесс снимается на видео и вскоре публикуется в Интернете. Информация об инциденте впервые нередко появляется на польскоязычной версии пророссийского портала Novorossia Today. Летом прошлого года осквернение памятника в польской глубинке, на удаленном от поселения холме Монастырь, даже прокомментировал небезызвестный деятель донбасских сепаратистов Павел Губарев.

Памятники, к слову, часто находятся в отдаленных местах (например, на опушках леса), поэтому их очень трудно охранять, а уж тем более ежедневно следить за их состоянием. По мнению украинской общественности Польши организаторы подобных действий пытаются «столкнуть лбами» украинцев и поляков, чтобы показать увеличение «антиукраинских настроений» в Польше, рассорив таким образом Киев и Варшаву.

Еще во времена коммунистической Польши Москва использовала подобные провокации и тему Волынской трагедии для того, чтобы УПА ассоциировалась с преступлениями и нацизмом, а весь украинский народ — с УПА.

Таким образом, 40-тысячное сообщество украинцев Польши оказалось заложником не только натянутых отношений Варшавы и Киева, но и дирижировавшей ими Москвы. Собственно, сейчас для них мало что изменилось.

Фото: rmf24.pl

Фото: rmf24.pl

Украинцы слишком многого хотят?

В Объединении украинцев в Польше прямо указывают: впервые после тяжелого периода 1990-х в стране настолько сильно обострились антиукраинские настроения и действия. К «привычному» уже хейт-спичу в интернете добавилось разрушение памятников и физическое насилие против украинцев по национальному признаку.

Польский парламент заинтересовался проблемой в связи с июльской резолюцией касательно Волынской трагедии: однако совершенно не так, как хотелось бы польским украинцам. Так, 6 июля в сейме Бернадетта Криницкая из правящей партии «Право и справедливость» утверждала: «УПА не боролась с немецким оккупантом, более того, она мучила польских граждан. Уважаемые, у нас зафиксировано немало случаев прославления УПА на территории Польши! Это, в частности, около 200 нелегальных памятников, которые ставят локальные представители меньшинства из Украины [вместо украинского меньшинства в Польше. — Ред.]. В Польше появляется тоже немало публикаций на польском языке, в которых прославляется УПА».

Обеспокоенность депутатов ПиС искренне разделила оппозиция, в частности депутат Малгожата Пемпек из «Гражданской платформы» говорила: «Обязанностью польского правительства является защита польских интересов, в том числе охрана памяти жертв украинского геноцида, который имел место в 1939-1948 годах и был исполнен бандитами и убийцами из ОУН и УПА. Объединение по защите памяти перемышльских орлят возмущено поведением польской полиции 26 июня, во время похода украинских националистов в Перемышле под прикрытием церковной процессии. Я хотела спросить, будет следствие по этому делу?» — негодовала Пемпек.

В начале сентября Объединение украинцев в Польше созвало специальную сессию комиссии по делам национальных меньшинств польского парламента. Глава объединения Петр Тыма обращал внимание, что центральные польские власти не осудили акты агрессии против украинцев на востоке Польши, местные же власти взялись защищать атакующих, а не их жертв. Тыма также представил видео нападения на украинцев в Перемышле, примеры антиукраинских страниц в Интернете, песни, в одной из которых говорится, что «хороший украинец — это мертвый украинец».

Однако конструктивной дискуссии не получилось — замглавы комиссии из ПиС Шимон Гижиньский искренне удивлялся тому, на что жалуются украинцы: мол, Польша так помогает Украине, чего вы еще хотите? Усилия оппонентов Гижинського доказать, что дело касается не межгосударственных отношений, а конфликта одних польских граждан с другими, просто украинской национальности, не увенчались успехом.

Партийная коллега Гижиньского Юзефа Щурек-Желязко «с сожалением наблюдала за подходом господина Тымы к вопросу сотрудничества между двумя народами».

— Я никогда не слышала слов благодарности за то, что польский народ сделал для украинского меньшинства, — возмущалась она. — В то же время я наблюдаю лишь какие-то требования со стороны украинцев.

Фото: prostir.pl

Фото: prostir.pl

Чего ожидать дальше

Подкарпатское воеводство, к которому принадлежит Перемышль и которое всегда было источником обострения между поляками и украинцами Польши, — это базовый регион для правых консерваторов из «Права и справедливости». Даже во времена, когда партия находилась в глубокой оппозиции, в этом регионе у нее было большинство.

Вопрос украинского национального меньшинства в городе всегда был вопросом политическим. Потому сегодня, когда ПиС держит власть не только в регионе, но и во всей стране (а политики этой партии на Подкарпатье в особой дружбе с украинцами замечены не были), население города боится.

Боится открыто выразить поддержку. Боится выразить солидарность с местными украинцами — в этом году почти все известные люди города перестали приходить на украинские мероприятия. Боится, в конце концов, поговорить с журналистом, даже анонимно (мол, у нас в городе не так уж много активных жителей, меня вычислят, помогут уничтожить бизнес, уволят с работы).

Местные немногочисленные украинцы вновь стали заложниками трех столиц. В Варшаве говорят, что делают все возможное: ну, не головы же рубить нападающим на украинские памятники и процессии.

В Москве ситуацию пытаются представить как борьбу угнетаемого элитами польского народа с «бандеровской» идеологией: мол, кому как не нам знать, что эта идеология способна сделать, посмотрите на Донбасс.

Киев пытается соблюдать дистанцию и воздерживаться от непосредственного вмешательства в конфликт, понимая, что вопрос скользкий, политическая прибыль от защиты 40 тыс. граждан другого государства — нулевая, а грозит ссорой с дружественной страной с населением в 40 млн. Да и коннотации с тем, что Москва называет «защитой зарубежных соотечественников» крайне нежелательны.

Украинцы Польши предоставлены сами себе. Не в первый раз — однако во время предыдущего обострения межнационального напряжения вмешивалась как раз центральная власть из Варшавы, один раз — даже папа Иоанн Павел ІІ.

Голосами нескольких сильных, авторитетных политиков центр показывал региону, что слабых бить нельзя. Что набивать процент на их слабости — подло. Что не видеть своих собственных ошибок — лицемерно.

Именно этой воли сейчас в Варшаве нет. Таким образом, исчезла единственная опора, которая давала украинцам Польши ощущение, что они в этой стране — не граждане второго сорта.

Напротив, власть своим молчанием дает сигнал радикальным группировкам, особенно в польских регионах, — да, сейчас ваш звездный час. И касается это не только украинцев ¬- их же в толпе не отличишь от польского большинства. В течение последних дней в варшавском общественном транспорте была совершена серия нападений на людей исключительно по национальному и расовому признаку: на азиаток, на «слишком темную» польку, даже на университетского преподавателя — за то, что по телефону говорил с зарубежным коллегой по-немецки.

Неправительственные организации бьют тревогу: волна расистских и ксенофобских настроений в Польше усиливается. Власть продолжает петь старую песенку: да и при «папередниках» не лучше было, мы столько делаем, и благодарности не получаем, сколько, в конце концов, с претензиями можно, оставьте споры и займемся действительно важным. То бишь экономикой.

Похоже, нынешнее поколение польской власти еще не совсем осмыслило «парадокс Януковича»: на некоторых этапах его правления, как и сегодня в Польше, экономические показатели действительно улучшались. Вот только настроения, несмотря на циферки, были как-то не очень. Ведь есть такие моменты в истории, когда атмосфера куда важнее экономических показателей.

Не Гиркин. Но похож

Пока столкновение в Перемышле анализирует прокуратура. Следствие идет по заявлению Объединения украинцев в Польше: за нарушение порядка во время религиозной церемонии. Но в ту же прокуратуру поступило другое заявление — от Станислава Жулкевича из Объединения по защите памяти перемышльских орлят в связи с «публичным оскорблением Республики Польша и распространением идей тоталитаризма».

В последнем заявлении читаем, что имело место открытое надругательство над честью Республики Польша, поскольку один их участников процессии «произносил оскорбительные слова во время шествия 26 июня 2016 г. в Перемышле». Также участники, по словам Жулкевича, громко произносили «бандеровскую речевку» — «Слава Украине — Героям слава!». Таким образом, написано в заявлении, участники процессии распространяли «идеи фашизма, исполняя песни и неся символы в поддержку Украинской повстанческой армии».

Однако более интересным по сравнению с Жулкевичем персонажем является Мирослав Майковский — местный бизнесмен и исторический реконструктор. Последнее — хобби, Майковский стал широко известен всей стране после «реконструкции Волынской резни» в 2013 г. Тогда танцующие и поющие мирные «селяне-поляки» были буквально растерзаны «солдатами УПА» в лучах заходящего летнего солнца на глазах тысячной публики. На нужды реконструкции было построено и в кульминационный момент шоу сожжено целое поселение.
Год спустя Майковский пробовал баллотироваться на пост мэра Перемышля — правда безуспешно, хоть и получил 12% голосов. В ходе кампании он обещал, в частности, изменить названия улиц города, посвященные памяти украинцев, которые живут здесь испокон веков. Именно тогда стало очевидно, что Майковский — неформальный лидер местной «патриотической молодежи», достаточно организованной, и, как оказалось впоследствии, имеющей разветвленные контакты с идентичными группировками по всей Польше.

Реконструкция "Волынской резни" в 2013 г. Фото: - isakowicz.pl

Реконструкция «Волынской резни» в 2013 г. Фото: — isakowicz.pl

Именно антиукраинские лозунги объединили под предводительством Майковского группы националистов, футбольных болельщиков, военизированные группировки, бизнесменов, региональных политиков.

Интересным образом эта группа начала вести себя после начала войны на востоке Украины. Часть ее представителей связала себя с единственной пророссийской партией Польши — «Змяна». После аннексии Крыма Майковский выступал на федеральном телевидении России, указывая на «возрождающуюся на востоке Польши бандеровскую идеологию».

С того времени резким ухудшением польско-украинских отношений на востоке Польши заинтересовались в Москве.

Игорь Исаев,
главный редактор мультимедийного портала украинцев Польши PROstir.pl

Рекомендуем