Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Смена правительства во фоне протестов: что и почему происходит в Грузии

Самые большие за последние годы протесты и одновременно – самый острый скандал внутри правительства и правящей партии Грузии.

Когда осенью 2016 года на парламентских выборах снова выиграла «Грузинская мечта», казалось, в стране не осталось никаких противовесов ее власти. Не просто большинство мест в парламенте, а конституционное большинство, полностью свое правительство, решение перенести выборы президента в парламент и в придачу – громкий раскол в главной оппозиционной партии.

Однако в последние месяцы вертикаль власти «Грузинской мечты» допускает все новые и новые сбои. Последним из них стала отставка премьер-министра Георгия Квирикашвили, фактически объяснившего свой шаг разногласиями с главой правящей партии и де-факто главой государства Бидзиной Иванишвили.

При этом еще неделю назад все уверяли, что правительство будет работать в данном составе бесконечно долго. «Звоночек» для премьера прозвенел лишь 12 июня, когда на заседании исполкома партии стали обсуждать отставку нескольких ключевых министров.

Смена правительства в Грузии происходит на фоне резкой активизации протестов.

Примечательно: протестов, организованных не оппозицией, а обществом.

Сначала это были протесты против жестокого задержания полицией молодых людей в ночных клубах столицы. Месяцем позже подозрения в бездействии следствия в расследовании зверского убийства 16-летнего Давида Саралидзе привели к самым большим с момента ухода Михаила Саакашвили протестам. Именно тогда и было впервые выдвинуто требование об отставке премьера.

Что же произошло за последние месяцы в Грузии? И чего ожидать в будущем?

Если смотреть на макроэкономические показатели и на оценки международных финорганизаций, то в Грузии все хорошо. Высокие – свыше 5% – темпы роста ВВП, двукратные темпы роста поступлений от туризма…

Вместе с тем, экономист Гоча Тутберидзе отмечает, что «подавляющее число людей не ощущают повышения своего благосостояния за счет роста экономики». Иными словами, рост экономики обеспечивает лишь увеличение разрыва между бедными и богатыми.

К этому стоит добавить продолжающуюся третий год девальвацию лари – при фактическом замораживании зарплат.

При этом сам премьер старался избегать непопулярных шагов, а провалы в работе правительства, пускай и непублично – «повесить» на теневого лидера правящей партии миллиардера Бидзину Иванишвили, давая понять, что именно этот человек, а не исполнительная власть определяет повестку в Грузии.

 

Бидзина Иванишвили и Георгий Квирикашвили

Проблемы внутри страны совпали с конфликтом в правящей партии.

Старожилы партии, помнящие еще оппозиционную деятельность против президента Саакашвили, недовольны тем, что их все чаще «оттесняют» молодые управленцы. Как правило – выходцы из бизнес-структур Бидзины Иванишвили.

Управленческий конфликт привел к возвращению в публичную политику самого Иванишвили. Экс-премьер, ушедший в отставку еще в 2013 году и с тех пор не занимавший публичных должностей, в апреле вновь возглавил созданную им партию.

В такой ситуации отставка премьера и скорое переформатирование правительства были неизбежны. При этом пауза между возвращением Иванишвили и отставкой премьера скорее объяснялась массовыми протестами в столице – в такой ситуации уход главы правительства выглядел бы как слабость власти.

Что ожидает Грузию в ближайшем будущем?

Политологи не верят в возвращение Иванишвили на премьерский пост, однако уверены, что его займет полностью преданный ему человек, скорее всего – с опытом работы в его компаниях. Пока наиболее вероятным кандидатом считается нынешний и.о. премьера и министр внутренних дел Георгий Гахария. Как и водится, он – выходец из бизнес-структур Иванишвили, а вдобавок долго работал в РФ и даже получил второе, российское гражданство.

При этом внешнеполитические приоритеты Грузии вряд ли изменятся. Курс на вступление в ЕС и НАТО считается безальтернативным, а осторожные попытки сближения с РФ, как правило, разбиваются о нежелание Кремля идти на какие-либо серьезные уступки в вопросах урегулирования территориальных конфликтов на фоне откровенной поддержки сепаратистских режимов в Сухуми и Цхинвали.

Куда сложнее вопрос, как изменится внутренняя политика Грузии.

Осенью нынешнего года в стране состоятся президентские выборы – последние всенародные. Последующих глав государства будут уже избирать в парламенте.

Однако после урезания полномочий пост президента перестал иметь серьезное значение. Поэтому принципиально важными будут лишь следующие парламентские выборы, которые пройдут осенью 2020 года.

Выходит, что у «Грузинской мечты» есть в запасе два года, чтобы исправить ситуацию в экономике. Это и должно стать ключевой задачей нового премьера.

Вместе с тем, кризис управления уже давно перерос правительство. В последние годы наблюдается полная разбалансированность исполнительной власти, когда распоряжения Кабмина просто не выполняются должным образом – ситуация, абсолютно невозможная в период правления Единого национального движения.

И наконец, кадровые изменения дошли и до среднего звена управленцев, работающих еще со времен президентства Саакашвили. На их место приходят куда менее опытные специалисты, что также отражается на работе структур исполнительной власти.

При этом перед глазами – пример Армении. Соседняя страна показала: власть, еще вчера кажущаяся несокрушимым монолитом, разваливается вдребезги за несколько дней протестов.

От повторения ереванского сценария «Грузинскую мечту» спасает лишь слабость оппозиции.

И Единое национальное движение, и отколовшаяся от него «Европейская Грузия» по-прежнему ассоциируются с Саакашвили и не пользуются поддержкой.

Показательный момент: на следующий день после самого массового протеста в связи с делом Давида Саралидзе о присоединении к нему заявили и оппозиционные партии. Результат не заставил себя ждать – уже следующий митинг вышел в разы меньше, чем протест без политиков.

Акция

Акция «Грузинского марша»

К этому добавляется забытая с 1990-х активизация ультраправых сил. Активно пытается заявлять о себе «Грузинский марш» – объединение неонацистских организаций, ставшее известным рядом антииммигрантских акций в Тбилиси и Батуми.

На это еще накладывается поддержка подобных настроений в церковных кругах. А как известно, Грузинская православная церковь пользуется высоким авторитетом у населения.

Шесть лет назад конец эпохи Саакашвили во многом был вызван «черным лебедем» – протестами против издевательство над заключеными в тюрьмах. В сегодняшней Грузии потенциальные «черные лебеди» появляются все чаще.

Авторы:

Юрий Панченко, редактор «Европейской правды»,

Карен Мадоян, журналист, эксперт по Южному Кавказу