11/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Кому, сколько должна Украина

Кому, сколько должна Украина

Галина Калачова ЕП, Самира Аббасова для «Економічної правди»

“Мы остановились. Уже два месяца как реформы практически не происходят. Мы не создаем ничего нового. Все проекты, которые касаются международного сотрудничества, замерли. Еще месяц в таком состоянии и мы начнем терять наработанные достижения и быстро откатываться назад”, – признал в разговоре с ЭП собеседник из Администрации президента.

Напомним, последний транш от МВФ мы получили в августе прошлого года. Отсутствие конкретики сначала с бюджетом-2016, а затем – с составом будущего правительства привели к паузе в сотрудничестве с Фондом. Пауза затянулась и это влияет на возможности Украины привлекать средства в других кредиторов.

По данным Минфина и представительства ЕС в Украине, объем оказания помощи нашей стране МФО за годы независимости – 44 млрд долларов и более 15,6 млрд евро. Несовершенство законодательства, коррупция и отсутствие политической воли на проведение реформ – основные причины, которые не позволяли Украине эффективно использовать средства МФО. Результат – незавершенные программы сотрудничества, низкая выборка средств по действующим проектам.

Трио особых

Тройка главных кредиторов Украины – МВФ, Европейская Комиссия и Всемирный банк.

На первом месте по объемам предоставленных Украине кредитов – МВФ. Общий объем привлеченных за годы независимости кредитов – 29,5 млрд долл. Киев старательно подписывал различные программы сотрудничества с Фондом, однако ни разу полностью не выполнил взятые на себя обязательства по проведению реформ.

По данным Минфина, в 90-е Украина подписала два программы сотрудничества с Фондом – TNS (системная трансформационный заем) и stand-by. Это были программы, по которым удалось привлечь запланированные суммы на 0,763 млрд дол і 1,935 млрд дол. в соответствии. В дальнейшем выборка по одной из подписанных с Фондом программ не была полной – как правило Украина получала несколько траншей, затем в стране начиналась политический или экономический кризис и сотрудничество с кредитором замораживалась до лучших времен.

На втором месте среди главных кредиторов Украины – Европейский союз. По данным представительства ЕС в Украине, за годы независимости объем предоставленной кредитной и грантовой помощи превысил 12 млрд евро (вместе с кредитами ЕИБ и Евроатома).

Как видно из динамики объемов финансирования Украины Европейским Союзом, грантовая поддержка максимально чувствительна к экономическим тенденциям. В кризисные годы ее объем резко проседал. Так, если в 2008 Украина получила 198 600 000 евро грантов от ЕС и тенденция была растущей, то в 2009 сумма помощи уменьшилась – 156900000 евро. Затем объемы грантов снова начали постепенно расти и в 2012 году достигли отметки в 294 млн евро. В последние годы наблюдаем спад – в 2014 получено 283 45 млн евро, в 2015 – на 46% меньше, или 152 500 000 евро.

В общем из года в год общий объем финансирования от Европейской Союза растет.

Третий основной кредитор – Всемирный банк. По данным Минфина, с момента обретения Украиной независимости ВБ предоставил займов на 11,9 млрд дол.
Как уже писала ЭП, пока сотрудничество Украины с кредитором достаточно напряженное и требует взаимодействия на уровне всех причастных к реализации проектов ведомств.

Украина традиционно никогда не отличалась высокой выборкой. “Хорошей считается выборка 30% и выше. В Украине такая выборка была в 2013 и 2014 годах. В прошлом году она уже снизилась до 15%. В этом мы боремся за то, чтобы достичь к концу года 10%. На сегодня выборка составляет 6,8%, не выбрано 2,3 млрд долларов “, – сообщила ЭП старший менеджер портфеля проектов Всемирного банка в Украине Клавдия Максименко. По ее словам, в целом по региону хорошая выборка в Азербайджане – 22%, Хорватии – 20%, Молдове – 26,8%, Сербии – 24%, Турции – 21%

Причины низкой выборки в Украине, условно, можно разделить на два блока.

Первый связан с законодательством.

На начальном этапе сотрудничества с ВБ не все предприятия и города понимают, что партнерство с МФО не предусматривает работу исключительно в рамках украинского законодательства. Всемирный Банк работает по международным правилам и в некоторых случаях они отличаются от украинских. Право работать по международным принципам украинским получателям дает подписано с кредитором соглашение о привлечении займа. “Но есть местные органы власти, территориальные органы казначейства и ДФС. Как правило, им нужно время на то, чтобы привыкнуть и понять, что некоторые вещи происходят в их городе или на отдельных предприятиях по-другому, и в случае необходимости – оформить необходимые раз “объяснения”, – поясняет Максименко.

Ранее, добавляет она, много сложностей возникало с бюджетными расходами. Ежегодно в бюджете закладывается определенная сумма на выполнение проекта. Но очень много контрактов рассчитаны не на один, а на три-четыре года. Возникали ситуации, когда, например, на контракт общей стоимостью 300 млн долл из бюджета на определенный год предполагалось 50 млн долл. Поскольку контракт превышал допустимые бюджетом расходы были проблемы с регистрацией таких контрактов в казначействе. С этим разобрались – Минфин помог и выпустил разъяснения.

Второй блок – касается политических факторов. “При каждой новой власти меняются министры, заместители министров, координаторы проектов. Назначение новых должностных лиц занимает определенное время. Затем работа по проектам продвигается примерно год, а потом – снова наступает очередной период кадровых изменений”, – поясняет Максименко.

По информации ЭП, 31 марта Всемирный банк пересмотрит кредитный портфель по Украине. Сокращение портфеля не планируется, заверили ЕП собеседники , знакомые с планами кредитора. Самое важное – вместе с представителями правительства определиться с дальнейшим шагами для более эффективной реализации проектов.

Кредиты МФО курс отпугивает заемщиков

Основные реципиенты средств по секторальным проектами развития – коммунальные предприятия. Далеко не всегда они находятся в хорошем финансовом состоянии и, как правило, не имеют валютной выручки. Из-за девальвации нацвалюты их задолженность в гривневом эквиваленте увеличилась в разы. Падение экономики и курсовые риски отражают в них желание брать на себя дополнительные валютные обязательства.

Собеседники в Минфине говорят, что в 2014-2015 годах, когда гривна начала падать, случались единичные случаи, когда КП пытались всячески оттянуть момент привлечения иностранных кредитов.

Теоретически защитить КП от валютных рисков могло бы государство, создав, к примеру, государственный фонд или отдельную строку расходов в госбюджете “на покрытие валютных рисков”. Однако, по словам исполнительного директора Международного Фонда Блейзера Олега Устенко, маловероятно, что в украинских реалиях такое учреждение будет функционировать. “Подобный вариант сработал бы, скажем, в любой скандинавской стране, где уровень коррупции минимален”, – говорит эксперт.

Есть и другой аспект этой идеи. “Создание такого государственного фонда стало бы дополнительным бременем для государственного бюджета”, – утверждает финансовый аналитик компании Concorde Capital Юрий Товстенко. К тому же “лишних” средств на подобные цели в бюджете нет.

В прошлом году правительство решило проблему по-своему: позволило КП покрывать курсовой разницы по кредитам средствами субвенций, полученными на компенсацию разницы в тарифах. В этом году субвенция не предусмотрена в связи с повышением тарифов.

По мнению Товстенко, в решении этой проблемы целесообразен второй вариант – страхование валютных рисков. Осенью 2014 с инициативой создания агентства по страхованию рисков выступил президент Петр Порошенко. Эта идея достаточно активно обсуждалась в украинском экспертном кругу и предлагалась для реализации ЕБРР. Министерство экономического развития и торговли даже начало работу над законопроектом, но документ так и не был разработан.

Теоретически, страхование могло бы происходить через структуры международных финансовых институтов, предоставляющих кредит. В Европе уже существуют экспортно-импортные банки, которые предоставляют подобные услуги. Потенциально, в случае предоставления Украине кредитов Америке, эти функции могла бы взять на себя OPIC (Overseas Private Investment Corporation – корпорация частных иностранных инвестиций).

По словам Товстенко, возможен также вариант страхования путем заключения фьючерсных контрактов. В начале прошлого года украинские фондовые биржи запустили торговлю фьючерсами на доллар и евро, но объемы торгов этими инструментами оказались мизерными – около 700 млн грн. “Весь цивилизованный мир может хеджировать валютные риски. У нас из-за неразвитости фондового рынка воплотить в жизнь эти методы невозможно”, – отмечает Товстенко.

НДС превратился в проблему

Отдельные сложности в реализации проектов на средства МФО связанные с уплатой налогов.

Принцип работы МФО – кредитные средства не расходуются на уплату налогов. По закону платить налоги должна украинская сторона.
Яркий пример – ситуация которая сложилась с кредитом ЕИБ “Николаевводоканал” в размере 15500000 евро. Платить 20% НДС водоканал отказывался из-за дефицита средств. Город и государство помогать не спешили. Отсутствие понимания как платить НДС практически на несколько лет парализовывали проект. В феврале этого года заместитель директора КП Андрей Мисюра сообщил: погашение налогов будет осуществляться путем софинансирования: 40% за счет средств городского бюджета, и 60% – из государственного бюджета.

Казалось, это прогресс, но реализовать все это на практике все равно пока не получается. Причин две. Во-первых, нужно вносить изменения в госбюджет, а это требует времени и договоренностей с парламентом. Во-вторых, это не единственный вопрос, который нужно урегулировать.

О чем речь? В случае с проектом в Николаеве теоретически можно внести поправки и увеличить финансирование. В процессе уплаты всеми контрагентами налогов технически этот НДС “замыкается”, то есть государство все равно получит его обратно и избежит дополнительных расходов.
С другими проектами все сложнее. К примеру, среди получателей средств по проекту ЕИБ Ukraine early recovery (восстановление инфраструктуры на Донбассе, 200 млн евро) преимущественно неплательщики НДС – детские сады, социальные учреждения и др.

“Если освобождать от уплаты налогов отдельных подрядчиков, или делать исключения для отдельных проектов – сталкиваемся со сложностью администрирования и рисками использования этих льгот для минимизации налоговых обязательств. Если возлагать дополнительные обязательства на государство и увеличивать расходы – пусть около 150 млн грн, но эти средства нужно где-то взять. Где – нужно думать. На сегодня они не заложены в бюджете “, – рассказал ЭП источник в правительстве.

Есть еще один невыясненный момент. “По некоторым нашим проектам возникают ситуации, когда генподрядчик – нерезидент, но часть работ для него выполняет субподрядчик-резидент. В таких случаях неясно как правильно распределить выплату НДС. По нашим правилам за нерезидента НДС платит получатель услуг (КП или город). А вот что сделать с той частью налогов, которая касается резидента – непонятно “, – отмечает Клавдия Максименко.

Пока четкого понимания, как решить указанные проблемы, в правительстве не существует.

Для государства уплата налогов за получателей средств – не лучший вариант. “Были случаи, когда Минфин выделял средства на уплату налогов, а потом выяснялось, что КП распределило их между подрядчиками. Или еще хуже – против КП открывалась уголовное дело и средства на его счетах арестовывали”, – приводит пример собеседник из Минфина.

С надеждой на лучшее

В Минфине надеются, что в этом году ситуация с выборкой улучшится.
Так, в прошлом году много сделано по подготовке документации по проекту реконструкции гидроэлектростанций “Укргидроэнерго”. Именно поэтому в 2016 можно рассчитывать на ускорение релизации проекта и увеличение выборки. Этот проект финансируется за счет МБРР, ЕИБ и ЕБРР.

Определяющим для сотрудничества с кредиторами будет установление политической стабильности. От этого зависит возобновление сотрудничества с МВФ. По информации, ЭП проект меморандума с Фондом практически готов. Свои окончательные поправки еще не подала АП.

“Понимаете, в АП есть разные взгляды на то, какими они должны быть. В том числе и на перспективы пенсионной реформы”, – намекнул ЭП источник в Администрации президента. По его словам для выполнения программы сотрудничества с Фондом необходимо принять 12 законопроектов, в том числе три – в отношении формата работы таможни, проект закона об особенностях осуществления сделок с государственным, гарантированным государством долгом и местным долгом (№3367), урегулировать вопросы финансирования ПТУ и др. МВФ – индикатор для других финансовых организаций. Восстановив сотрудничество с ним, Украина получит доступ к средствам других кредиторов. Не сделать этого Украина не может. Альтернативы средствам МФО нет.

Внутренняя банковская система нашего государства не может обеспечить инвестиционные потребности. Во-первых, деньги на украинском рынке дорого стоят. И очень мало проектов способны продемонстрировать такую рентабельность, чтобы в будущем покрыть непомерно высокие процентные ставки. Во-вторых, очень немногие украинских банков готовы предоставлять долгосрочные займы”. Учитывая то, что большинство проектов, особенно в жилищно-коммунальном секторе, имеют длительные сроки окупаемости (иногда даже 20-30 лет) такой вариант просто невозможен.

Рекомендуем