Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что нужно знать о реакции в Германии на нападки Трампа

Президент США на саммите НАТО резко раскритиковал позицию Берлина, в частности, по отношению к газопроводу «Северный поток-2». DW — о том, как эту критику восприняли в Германии.

То, что на саммите НАТО в Брюсселе 11-12 июля президент США Дональд Трамп будет требовать от партнеров увеличения их финансового вклада в обеспечение обороноспособности альянса, в Берлине ожидали. И даже подготовили контраргументацию. В Германии с 2013 до 2017 года расходы на оборону уже возросли на 17 процентов, объяснял журналистам накануне саммита высокопоставленный чиновник из ведомства федерального канцлера, будут расти и дальше.

По его данным, за период с 2014 до 2024 года увеличение составит 80 процентов и достигнет 1,5 процента ВВП в 2024 году. Но что оказалось сюрпризом и для официального Берлина, и для немецких наблюдателей, так это непривычная даже для вспыльчивого Трампа фронтальная атака на Германию.

Берлин пленник Кремля?

Германия, уверял американский президент, не только вносит непристойно маленький для такой богатой страны вклад в общий котел НАТО, но еще и находится в абсолютной зависимости от России.

Трамп имел в виду поставки российских энергоносителей. «Германия полностью контролируется Россией». «Германия — это заложница России». «Печально, что Германия заключает с Россией колоссальную сделку, а мы должны в то же самое время обеспечивать защиту Германии». Такие высказывания Дональда Трампа приводят немецкие СМИ.

«Колоссальная сделка», о которой говорил Трамп, это проект газопровода «Северный поток-2». Его сооружение уже началось. А когда закончится, заявил президент, Германия будет на 70 процентов зависеть от поставок российских энергоносителей.

Между тем в принятых на саммите НАТО документах, в частности, 78-м пункте итогового коммюнике, и в самом деле говорится о том, что изменения в энергетической сфере чреваты негативными последствиями для безопасности союзников по альянсу, а потому нельзя допускать, чтобы они подвергались риску с этой стороны.

Как Германия зависит от газа из России

Откуда Дональд Трамп взял цифру в 70 процентов, в Берлине не знают. По официальным данным немецкого правительства, доля российских энергоносителей на местном газовом рынке составляет только 37 процентов. Причем в общем энергетическом балансе Германии газ играет, скорее, второстепенную роль.

Трубы для газопровода Севеный поток-2

«Северный поток-2» уже строится

Доля газа — 24 процента. То есть, фактически речь идет о 37 процентах от неполной четверти. И с вводом в эксплуатацию «Северного потока-2» немецкий импорт российского газа радикально не возрастет. Ведь «Газпром» собирается перенаправить в этот будущий трубопровод часть того газа, который в настоящее время поставляется в Европу через территорию Украины.

Заместитель председателя парламентской фракции Социал-демократической партии Германии Рольф Мютцених (Rolf Mützenich) расценил критику Трампа в адрес «Северного потока-2» как «необъективную» и «необузданную». Он считает правильным создание новых транзитных коридоров в условиях, когда ожидается сокращение импорта газа из Норвегии и Великобритании в ближайшие годы. Мютцених напоминает также о том, что немецкое правительство старается развеять и сомнения Киева, выступающего, как и некоторые другие страны Восточной Европы, против газопровода «Северный поток-2».

Причина критики Трампом Германии — его коммерческие интересы?

Далекими от реальности называет высказывания Трампа о влиянии России на Германию и председатель внешнеполитического комитета бундестага, христианский демократ Норберт Рёттген (Norbert Röttgen). В отличие, добавил он, от «вполне реального и интенсивного» влияния России на руководителей предвыборного штаба самого Трампа.

Норберт Рёттген

Норберт Рёттген

Но и у Рёттгена есть опасения в связи объемами импорта российского газа, которые приближаются к 40 процентам его потребления в Германии. «Федеральное правительство должно ответить на вопрос, — заявил он, — с какого уровня оно видит угрозу независимости обеспечения энергетической безопасности, а, следовательно, — безопасности и независимости Германии».

Немецкие же комментаторы сходятся во мнении, что атака американского президента на «Северный поток-2» продиктована исключительно его коммерческими интересами — желанием вывести американский сжиженный газ, который на треть дороже трубопроводного, на европейский рынок.

30 тысяч американских солдат в Германии

Много пишут в немецких газетах и о грозящем расколе в Североатлантическом альянсе, о сомнениях в американских гарантиях безопасности европейских союзников, об угрозах вывести, в частности, с территории Германии все еще дислоцированных здесь военнослужащих США.

Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) считает такие угрозы пустыми. Он напоминает о том, что численность американского контингента в Германии уже сократилась в 10 раз.

В разгар холодной войны было 300 тысяч, теперь осталось 30 тысяч военнослужащих. И находятся они в Германии, указывает Ишингер, вовсе не для того, чтобы ее защищать, а для координации военных операций США в Африке и на Ближнем Востоке, для доставки в американские госпитали в Германию раненых солдат. Если же Америка решит вывести своих военнослужащих из Германии, то ей придется, заявил Ишингер, подыскать для них «более комфортабельное, удобное и безопасное место, чем у нас».

Что же касается немецких расходов на оборону, то и он считает необходимым их повышать. Но не в угоду американскому президенту или из-за его капризов, а потому, что «бундесвер уже давно не получает достаточного количества денег». А те дополнительные средства, которые заложены для него в проекте бюджета на ближайшие годы, Ишингер называет недостаточными для того, чтобы восполнить имеющиеся дефициты. По его оценкам, прирост расходов на оборону должен составлять не по четыре или пять миллиардов в год, а по 12-15 или даже больше.