08/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Херсонские полицейские вынудили двух женщин признаться в попытке убийства ребенка, которое они не совершали

Херсонские полицейские вынудили двух женщин признаться в попытке убийства ребенка, которое они не совершали

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

В начале апреля жители Приозерного Херсонской области были шокированы вмиг облетевшей село новостью. Дети, игравшие на улице возле мусорной свалки, нашли завернутого в пакет младенца. Новорожденный мальчик был еще жив, но едва дышал — в ротик был засунут марлевый кляп.
Первым пакет с новорожденным увидел 12-летний Рома Калинин. Играя с друзьями, он заметил странное шевеление в куче мусора. Мальчик подумал, что в какой-то пакет забрался котенок, и решил помочь ему выбраться наружу.
— Внутри черного пакета оказался еще один, — говорит мальчик. — Я развернул его, увидел в нем простыню, всю в крови, и… маленького ребенка. Я даже сначала не понял, живой он или нет.
Испугавшись, шестиклассник помчался домой и позвал на помощь взрослых.
— Мы ахнули, когда достали ребеночка из мешка, — вспоминает бабушка Ромы Надежда Зуева. — 55 лет живу в Приозерном — ничего подобного не случалось! Это был мальчик, появившийся на свет всего несколько часов назад. Пуповина обрезана плохо, сантиметров на двадцать, не обработана. Тельце ребенка было совсем остывшим — дело шло к вечеру, на улице было прохладно. И этот марлевый кляп во рту! Мы его, конечно, сразу вытащили… Что это за нелюдь, которая его родила? Сунула ребеночку кляп в рот, завернула в тонюсенькую пеленку и выбросила на помойку медленно умирать! Сбежались соседи, одна женщина принесла махровую простыню, другая — детское одеяльце. Мы вызвали «cкорую». А малыш водил глазками и улыбался. Медики поблагодарили нас за бдительность. Сказали, что если бы его вовремя не нашли, дело плохо кончилось бы. Еще пару часов — и мальчик умер бы от голода, холода или удушья. Возле мусорки ходят бродячие собаки, могли загрызть…
По словам заведующей отделением патологии новорожденных Херсонской областной детской больницы Ирины Савченко, малышу действительно повезло, что его довольно быстро нашли. Сильное переохлаждение и кислородное голодание мозга из-за этого кляпа могли привести к необратимым последствиям. А сейчас, после нескольких дней в реанимации, жизни малыша ничего не угрожает.

Херсонская полиция начала поиски матери, выбросившей своего ребенка на мусорную свалку. Полицейские опрашивали свидетелей, просматривали списки беременных в женских консультациях. Поскольку новорожденного нашли в квартале, где немало зажиточных домов, оснащенных камерами видеонаблюдения, в полиции предположили, что мать-кукушка могла быть запечатлена на одной из них.
Вскоре поиски как будто увенчались успехом. Полиция еще до конца дня успела отчитаться о раскрытии преступления. Следователи обнародовали запись одной из камер видеонаблюдения, на которой видно, как молодая женщина проходит мимо свалки с пакетом в руках. В кабинете следователя (в местных СМИ появились даже кадры допроса) она созналась, что выбросила ребенка, но не своего. По словам женщины, выкинуть пакет с младенцем на свалку ее попросил давний знакомый, но о том, кто его мать и почему она решила от него избавиться, хладнокровной исполнительнице неизвестно.
На следующий день, впрочем, нашли и горе-мамашу. Та во время допроса рассказала, что «родила в домашних условиях, муж решил избавиться от ребенка и куда-то его унес». Какова дальнейшая судьба младенца, она не знает. Вырисовывалась сложная схема: мужчина, решивший выбросить ребенка своей жены, почему-то не сделал этого сам, а обратился к знакомой, тем самым привлекая лишнего свидетеля. Но таким образом следствие заполучило сразу трех фигурантов громкого дела — заказчика, организатора и исполнителя. Как говорится, лучше три подозреваемых, чем ни одного.
Ради справедливости нужно заметить, что полицейское расследование сразу вызвало сомнение у внимательных зрителей. Предполагаемая мать, немолодая и аккуратно одетая женщина, настолько четко и уверенно произносила свой текст, как будто он хорошо отрепетирован. А та женщина, которая якобы выкинула ребенка, возвращалась со свалки (судя по записи на видео), как-то очень уж легкомысленно размахивая пакетом и грызя семечки… Жителям Приозерного это показалось подозрительным.
Дальше события напоминали лихо закрученный детектив. На третий день после того, как в Приозерном обнаружили новорожденного, нашлась очередная подозреваемая в попытке убийства младенца. Хозяева одного из особняков просмотрели запись камеры видеонаблюдения, установленной на их доме. Там было четко видно, как к краю оврага, куда сваливают мусор, подходит женщина с черным пакетом, размахивается и кидает его подальше. Потом скрывается в калитке одного из ближайших домов. Соседи сразу узнали ее и подтвердили: видели Иру (назовем ее так) беременной, даже спрашивали об этом, но замужняя женщина, мать двоих детей, отнекивалась: «Вам показалось, я просто поправилась». А теперь, заметили односельчане, живота у нее явно не было.
В полиции допросили Ирину и ее супруга Анатолия (имена супругов изменены). Женщина сначала отпиралась, но потом призналась в преступлении. Услышанное шокировало. Ирина рассказала, что старалась скрыть беременность не только от соседей, но и от близких. Перетягивала живот, носила просторный халат. До последнего была уверена, что обман ей удался. Когда начались схватки, она заперлась у себя в комнате. А после рождения малыша, улучив момент, когда муж со свекровью отправились в магазин, сунула новорожденного в пакет и вынесла на мусорник.
А как же предыдущие фигуранты? Ведь они уже признались в содеянном! Вот тут и раскрылись любопытные детали, свидетельствующие о методах «работы» херсонских полицейских.
Удивительно, как журналистам программы «Один за всех» телеканала СТБ удалось зазвать к себе участников этой драматической истории. Даже Ирина и Анатолий согласились приехать в студию и рассказать подробности совершенного преступления. Скорее всего, супругами двигало желание продемонстрировать свое раскаяние и избежать тюрьмы.
— Я правда не знал, что Ира беременная. И мама моя не знала, и брат, — оправдывался Анатолий. — Выходит, жена всех обманула! Утром 4 апреля она закрылась у себя в комнате, сказала, что плохо себя чувствует. Вскоре за дверью послышался крик ребенка. Я подумал, что это кричит наша двухлетняя дочь Дианка, которая находилась в комнате вместе с матерью. Я постучался, чтобы узнать, что случилось. Ира не открыла, пообещав, что выйдет минут через тридцать-сорок. Мы с моей матерью пошли в магазин. А когда вернулись, жена уже стояла на кухне, варила себе кофе.
В общем, по словам мужа, он вообще не имеет никакого отношения к происшествию — во всем виновата жена.
— Никто не знал, я от всех скрывала беременность, — подтвердила Ирина. — Когда почувствовала, что начались схватки, закрылась в своей комнате. Дочка была рядом в детской кроватке, смотрела телевизор. Она не видела, как я рожала. Я постелила покрывало на полу между шкафом и шифоньером. Ребенок закричал, я прикрыла ему рот, потом положила туда марлечку — чтобы не так слышно было. Замотала в пеленку и положила под кровать, чтобы не плакал. А потом вынесла…
— Ирина, почему вы решили избавиться от ребенка? — спросил ведущий.
— У меня была послеродовая депрессия, — поджала губы женщина.
Судя по всему, это неправда. Ирина не вставала на учет, никому (по ее же словам), даже близким родственникам, не говорила о беременности. К тому же следствие выяснило, что от ребенка она избавилась не сразу. По крайней мере пять часов малыш с кляпом во рту пролежал под кроватью. И еще четыре — на помойке, пока его чудом не нашли.
— Я боялась скандала, — выдвинула она вторую версию.
— Ира, ну хоть скажи, что у нас в семье были трудности, что я временно остался без работы, — нервно подсказал муж. — Следователь сказал, что Ирине грозит пять лет. Если ее посадят, с кем дети останутся — Дианка и старший сын?
— Ну да, трудности. Муж временно остался без работы, — повторила за ним жена.
— Скажи, что хочешь вернуть ребенка, исправить свой грех!
— Да, я хочу исправить свой грех. Хочу вернуть ребенка.
— Зачем?
— Хочу принимать участие в его воспитании, — заученно заявила Ирина.
Слушая признания горе-мамаши, ее односельчанка Надежда Зуева, благодаря внуку которой ребенок остался жив, возмутилась:
— Все село спасало ребенка. Мой зять бегал на трассу встречать «скорую». А эти трое — Ира с Анатолием и матерью — стояли на огороде и курили! Наблюдали издалека…
Что касается Гали Федяниной, которую сначала обвинили в убийстве ребенка, то я сразу этому не поверила. В полиции мне показали видеозапись, где она идет мимо свалки, и спросили, могла ли эта женщина такое сотворить. Я сразу сказала: нет. Я знаю Галю с детства. Она живет с матерью и десятилетней дочкой. Может, семью и не назовешь совсем благополучной. Но, во всяком случае, я никогда не видела ее пьяной. И к воспитанию дочки она относится ответственно.
Что же заставило 35-летнюю жительницу Приозерного Галину Федянину взять на себя чужую вину?
— Приехали трое мужчин из полиции, налетели на меня: «У нас есть доказательства, не отвертишься!» — рассказывала Галина. — Я объясняла, что в тот день проходила по улице мимо помойки, потому что в ближнем к дому магазине не было белого хлеба. А я ем только белый, вот и пошла в другой магазин. С пакетом, в него как раз две буханки вмещаются… Но они угрожали, обещали «подвесить вверх тормашками». Сказали, что могу снова лишиться дочери. Дело в том, что пять лет назад у меня украли ребенка. Нашли только через две недели. Женщина, которая это сделала, получила три года. (А Галина чуть не лишилась родительских прав. Этим фактом, скорее всего, и манипулировали сотрудники полиции. — Авт.) Они пообещали, что если я признаюсь, то меня, может, и посадят, но дочку не отдадут в приют, а оставят с моей мамой. И я согласилась, потому что дочь для меня — главное. Сначала мне предложили сказать, что это я родила ребенка.
— Но вы-то не рожали, и это легко проверить!
— Ну да, поэтому предложили сказать, что это ребенок кого-то из моих родственников. Даже придумали, что это может быть… ребенок моей десятилетней дочери. Потом предложили «кандидатуру» невестки. Но ведь все это тоже легко проверить! И тогда я сама придумала сказать, что выбросить ребенка меня попросил мой бывший сожитель. Мол, пришел, принес пакет. В нем младенец, судя по всему, неживой. Велел выбросить. Я не посмела отказаться, потому что боюсь его. А чей ребенок, не знаю.
Как помните, в полиции «нашли» и роженицу. «ФАКТАМ» удалось разыскать ее уже после выхода программы в эфир. Виктория (имя изменено) рассказала, что сотрудникам полиции удалось получить признание после многочасового допроса с угрозами.
— Два раза меня водили на освидетельствование в больницу, — призналась женщина. — Каждый раз медики утверждали, что у меня не было недавних родов, но… В общем, вынудили меня сказать на камеру, что я родила в домашних условиях, муж ребенка не хотел, положил в пакет и унес. Куда — не знаю.
Моей собеседнице не хотелось говорить о моральных «рычагах», использованных сотрудниками полиции. Но, судя по всему, они были.
— Сейчас уже не очень хочется ворошить эту историю, — вздохнула она. — Мы никуда не стали жаловаться на действия полиции, потому что больше всего хотим, чтобы от нас отстали. Хорошо, что закончилось так, как закончилось. Я не хочу называть своего имени, потому что у нас с мужем тоже есть дети, и не хочется, чтобы наша семья фигурировала в этой истории.
После того как многие украинские телеканалы показали сюжет о найденном младенце, в Приозерное стали звонить люди со всех уголков страны.
— Присылали для ребеночка деньги, одежду, интересовались его здоровьем, — рассказывает Надежда Зуева. — Мы даже не думали, что в Украине столько неравнодушных людей! К нам домой пришел даже дедушка, который хотел усыновить малыша. Пришлось ему объяснить, что пока малыш в больнице. У меня там работают друзья, они каждый день передают новости о нашем найденыше. Он уже совсем здоров, находится в общей палате. Растет, набирает вес. Всем селом придумали ему имя — Богдан, Богом данный. А как иначе? Если же эта преступница останется в нашем селе, мы уже решили, что перекроем трассу. Правда, последнее время ее не видно: то ли арестовали, то ли свекровь из дома выгнала…
Сейчас решается вопрос о лишении матери родительских прав. Потом судьбой новорожденного займутся органы социальной опеки.
— Верю, что Богдан не останется без родственников, — заметила бабушка-спасительница. — Добрые люди, пусть и не кровные родители, протянут ему руку помощи.
Готовя материал об истории, произошедшей в Приозерном, «ФАКТЫ» отправили в Главное управление Национальной полиции в Херсонской области запрос на имя начальника — полковника Артура Мерикова. Мы попросили прокомментировать, каким образом сотрудники полиции «поработали» с женщинами, которые в результате оговорили себя? Почему признание «на камеру» так быстро обнародовали, даже не успев установить, была ли мнимая роженица беременной? Какая мера пресечения избрана в отношении жительницы Приозерного Ирины, которая теперь, как мы понимаем, проходит в деле как подозреваемая номер один?
Ответа мы пока не получили. Однако в пресс-службе Херсонской областной полиции нам подтвердили, что сейчас продолжается служебная проверка, и пообещали в скором времени поделиться ее результатами.

Рекомендуем