07/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Ислямов обратился к разным жителям Крыма: крымским татарам, сотрудникам «Беркута», муфтията и ФСБ

Ислямов обратился к разным жителям Крыма: крымским татарам, сотрудникам «Беркута», муфтията и ФСБ

В субботу, 13 февраля, координатор Гражданской блокады Крыма Ленур Ислямов в прямом эфире телеканала ATR выступил с обращением, касающимся разных национальных и общественных групп Крыма. В частности ‒ к крымским татарам, представителям исламского духовенства, сотрудникам российских силовых структур и спецслужб.

Кроме того, он рассказал крымчанам о переформатировании Гражданской блокады, процессе формирования добровольческого батальона им. Номана Челебиджихана в составе Национальной гвардии МВД Украины, а также о функциях общественной организации «Аскер», представители которой дежурят на КПВВ на административной границе с Автономной республикой Крыма.

 

«Хочу вам всем доложить, что мы здесь делаем, куда переформатировалась блокада. Хотя Рефат-агъа и Мустафа-агъа об этом говорили; где мог, говорил и я. Но еще раз хочу сказать: блокада перешла в формат гражданского объединения, которое будет стоять на КПВВ (контрольные пункты въезда-выезда – «15 минут»). Это то, что видит каждый, когда проезжает (административную границу – «15 минут»). Помните, вы проходите пограничников, таможенников, потом въезжаете в вильную Украину. Как из тюрьмы едете. Обратно получается так же: таможенники, пограничники, потом вы заезжаете в Крым.

Между этими вагончиками, двумя постами, становимся мы. Это – «Аскер», гражданское объединение, в которое входят крымские татары, их большинство, и вся Украина, люди всех национальностей, которые здесь есть. Самое главное, что они чувствуют себя так же, как мы. Они хотят вернуть Крым и сделать так, чтобы исполнялось последнее постановление Кабинета Министров, которое называется 1053А, которое гласит, что можно, что нельзя на временной административной границе с Крымом.

Все, что происходило до 15 числа, – происходило в формате добровольческих вещей. Сейчас это происходит в законодательном формате. Существует постанова. За ее выполнением мы будем следить. Но это – не единственная функция, которую будет выполнять «Аскер» на КПВВ. Гражданское объединение «Аскер» будет выполнять функции помощников всем вам, всем крымчанам, которые будут въезжать или выезжать. Многие из вас сталкивались с тем, что и на украинской границе, нашей, вильной, с вами не совсем корректно обращались. Были такие случаи, когда вы ехали и туда, и обратно. Я не буду сейчас кого-то винить, кого то оправдывать. Мы и так все знаем. Сейчас не время выяснять, кто прав, кто виноват. Но с 15-16 числа, несколько пунктов запустятся позже, уже будет отвечать гражданское объединение «Аскер». Оно – внутри добровольческого батальона Номана Челебижхана, это взвод «Аскер», который будет выполнять эти функции. Эти ребята научены тому, чтобы выполнять определенные функции на границе.

Основная функция у них, кроме борьбы с сепаратизмом, выявлением определенных элементов, — сделать  так, чтобы по пути домой, или из дома, вам было комфортно. Вы можете остановиться в этом вагончике, задать вопросы. Кроме того, у вас куча проблем, (например ‒ «15 минут»), свидетельство о рождении, которое вы не можете получить в Крыму… Вы можете обратиться к представителям гражданского объединения «Аскер» прямо там, на КПВВ. Можете оттуда позвонить, можете сказать о том, что вас притесняют. Мы все это будем протоколировать. И если нужно будет, к тому времени, когда вы будете выезжать, если вы будете об этом говорить, будем приглашать сотрудников определенных служб, в том числе медицинских, чтобы с вами поговорили. Может быть, вам психолог понадобится. Не знаю. Сейчас даже гадать не хочу. Мы здесь сталкиваемся с таким, чего даже представить не могли. Понятно, что это пока в таком формате, как гражданское объединение. Но это большой сдвиг в сторону того, чтобы сделать так, чтобы мы, крымчане и крымские татары в первую очередь, когда въезжаем и выезжаем, чувствовали себя гражданами Украины и знали, что мы – единое целое с Крымом. А мы единое целое. Без Крыма мы себя не представляем.

 

По поводу батальона. Хочу сказать, что идет нормальный процесс набора, составления списков и подготовки тех людей, которые уже есть. Ждем номер воинской части. Согласовываем определенные тонкости этого процесса. Процесс идет, движется в нужном направлении. Он бюрократический, медленный, но, поверьте, и Рефат-агъа, и Мустафа-агъа, и я прикладываем все усилия для того, чтобы это все произошло. Спасибо всем тем, кто помогаем в формировании этого батальона, всем волонтерам, которые помогают. Без этой поддержки мы бы здесь не стояли и не смогли бы протянуть столько времени. Если бы не было поддержки нашего народа, в первую очередь крымских татар. Это, что касается батальона.

Теперь, что касается того, что происходит сейчас в Крыму. Помните вы или нет, в самом начале наших эфиров я много раз говорил по поводу того, что будет происходить дальше.

Я говорил о том, что будут ломать ваши психологические косточки, каждый день, по чуть-чуть, будет работать машина по приведение вас в чувство того состояния, чтобы вы могли уже в форме манкуртов почувствовать себя частью «русского мира». То есть вы должны потерять проукраинскую, прокрысмкотатарскую идентификацию. Вы должны были стать манкуртами.

Я об этом говорил, и то, что эти обыски прошли 11-12 февраля, и то, что мы слышали от муфтията, который заявил, что это Хизб ут-Тахрир, или какая-то еще организация. (…) Для нас для всех мусульмане не имеют организаций. Все мусульмане одинаковые для нас. Одни могут делать «аминь» левой рукой, другие — правой, двумя руками. (…) Это все — дело каждого. Никто из нас не знает, чей намаз принят, а чей нет. Но в эфээсбешных джами (мечетях ‒ «15 минут»), в которых правят фээсбешники и раздают фетвы от ФСБ, которые (…) вам зачитывается, что не нужно ходить на блокаду, не вступайте в батальон «имени Ислямова», оказывается, хотя это батальон Номана Челебиджихана. (…) Не думайте, что это батальон Ислямова, или Рустема, или кого-нибудь еще. Это (батальон — «15 минут») именно имени Номана Челибиджихана. Здесь мы идем восстанавливать Крым, права крымских татар в Крыму. Поэтому в ответ на все эти «фетвы», которые вы там слушаете, ‒ вставайте и уходите

Но эфээсбешных джами в Крыму не будет! Это временный отрезок, который мы сейчас переживаем.

 

Сейчас многие из вас (жителей Крыма – «15 минут») уже получили повестки в русскую армию. Знайте, что у нас уже три семьи из прошлогоднего призыва не могут найти своих детей. Это крымские татары. Я сейчас об этом не буду говорить, потому что эти данные мы будем перепроверять по своим каналам. Но знайте: вы не будете служить Кремле, в какой-нибудь кремлевской роте. Вас отправят туда, где горячо — или в Сирию, поставят вас против наших братьев-мусульман, или в Украину, в Донецк. Чем быстрее вас там прибьют, тем для Кремля лучше.

Не тешьте себя иллюзиями, что вас пустят на Красную площадь на белом гарцующем коне. Нет. Ваше место будет в общей могиле или в Сирии, или в другой горячей точке, которая сейчас Донбассом называется.

Не думайте, что вы как-нибудь откупитесь. Военкомы получили приказ: ни одного крымского татарина не отмазывать ни за какие деньги. Потому что военкомов будут сажать нещадно. Для этого (нынешние военные – «15 минут») сборы и сделаны. До 50 лет там, вы знаете, мобилизация. Не потому, что им что-то там надо. Они всех вас хотят пристроить, чтобы вы не могли выехать сюда. Мало того, хотят запугать. Вот это барражирование вертолетов над домами, что аж крыши трясутся, прогоны воинской техники, — это все игра мускулами для того, чтобы показать всему миру, и в том числе нам здесь, крымским татарам, что мы вот можем зайти.

Всем тем, кто думает, что там сейчас поломают косточки, затопят в крови крымских татар, знайте: если это будет происходить, мы зайдем раньше. Зайдем вместе с украинской армией. Поверьте, мы готовы умирать там, но за собой будем сотни жизней забирать. Именно тех, кто глумится над нашим крымскотатарским народом. Мы ничего плохого не питаем к русскому народу, но те, кто убивал крымских татар, и те, кто будет проливать их кровь, ‒ мы будем с ними нещадно расправляться. У нас будет свой суд.

Поэтому, когда вас будут отправлять на обыски, подумайте! Это касается «Беркута», всех тех эфэсбешников и прихвостней, которые появились. Мы уже видели ваши фотографии. Тех, кто ездил, мы уже знаем. И с вас будет спрос отдельный. У вас еще есть время подумать. Ползите, убегайте оттуда, на колени вставайте перед семьями, в которых вы проводили обыски. Просите прощения, если они вас простят. Но только эти семьи могут вас спасти. Все те, кого вы наказывали. Ахтема Чийгоза семья вас может простить, больше никто вам не поможет. Только эти семьи. Поэтому все, что угодно, делайте, чтобы они чувствовали себя в меньшей опасности. Безопасности вы не можете им обеспечить.

Все те, кто думает, что сможет договориться с Аксеновым, Ильясовым, муфтием… Вы видите, муфтий говорит одно: все хорошо, прекрасная маркиза, а потом — обыск. Вы видите, что Буджурова (бывший зам. гендиректора телеканала ATR ‒ «15 минут») идет к Аксенову, на следующий день у нее обыск. Это не работает.

Механизм геноцида крымских татар и украинцев в Крыму запущен. Никто из тех марионеток, которые представляют фронт-лайн… Вы вспомните песню Макаревича: «Куклы в клетке, все они марионетки». Это то же самое, ширма для остальных.

Дальше этой ширме дали возможность награбить. Но эта ширма (Ильясов, Константинов) пусть помнят: в Российской империи всех этих губернаторов и председателей выращивали как гусениц в дупле. Они росли, отбирали все вокруг, а потом дятел приходил и выковыривал их одним ударом. Это касается и Аксенова, и Константинова, и Ильясова. Теперь — еще и нашего псевдомуфтия, который за нарезанную бумагу продает свободу крымских татар.

Я не сомневаюсь, что перед тем, как идти с обысками к крымским татарам, с муфтием согласовали списки, к кому они пойдут. Однозначно согласовали. Зная, что они туда пойдут, муфтий никаким образом не должен был проявлять себя.

Я знал другого муфтия. Того, кто любил крымскотатарский народ. Я знал муфтия, который плакал на намазах, на джума намазах (пятничных групповых молебнах ‒ «15 минут») вместе с крымскотатарским народом в день Номана Челебиджихана.

 

Пока не поздно, все, кто в муфтияте, напишите заявления и уйдите, чтобы ваши могилы потом не раскапывали и не плевали вам в лицо. Это самое малое, что с вами могут сделать потомки.

Все, кто сейчас выступает против Мустафа-агъа в Крыму, говорит похабные слова, вы не стоите края мизинца этого человека. Вы не стоите тех членов Меджлиса, которые работают в Украине, которые ездят по всему миру, чтобы спасать то, что осталось от нас сейчас в Крыму.

Все те, кто работает на госслужбах, пишите заявления и уходите! Мне стыдно за вас. Не позорьте наш народ. Вас мало. Смотрите на нас, в палатках, в холоде, в голоде мы будем освобождать Крым

 

Мы все хотим мира. Но хочешь мира ‒ готовься к войне. У нас должна быть мощная украинская армия. Крымские татары должны быть в этой мощной украинской армии. Поэтому мы создаем батальон. Наши лидеры здесь, с нами. Вся щира Украина с нами, мы вместе будем освобождать Крым.

Все те, кто смотрят в Крыму: старайтесь быть вместе. Не бойтесь. Этот страх разъедает вас. Это мифы про огромную эфэсбешную машину, про какого-то там Путина, мегамонстра. Это вам вселяют страх теми кадрами, которые показывают.

Старайтесь выезжать сюда. Садиться на автобус, как угодно, пешком. Добирайтесь и выезжайте в вильну Украину. Подышите воздухом, пообщайтесь с людьми, не капсулируйтесь в собственном соку. Это не спасет вас. Только вместе, сообща мы сможем спастись.

Страх ‒ он внутри. Он множится, развивается. Закрывает вас целиком и делает вас бесхребетными. Как сделал бесхребетными тех мусульман, которые сидели и молчали, когда обыскивали их соседей. (…) Самое главное ‒ в отношении тех ребят должны быть соблюдены права человека. Если арестовывают, должны предъявить обвинения, повестку какую-нибудь. Эти обыски делаются для тех, кто дома сидели и со страхом ждали, что пришли там, к Рустему, но ко мне же не пришли. Я пересижу.

Не пересидите! Это уже было в истории. Почитайте Возгрина (известный российский историк, автор фундаментального исследования «История крымских татар» ‒ «15 минут»). Дождетесь до того, что к вам домой будут приходить и забирать вашу жену, потому что она им понравится. И вы ничего не сделаете. И ваши соседи тоже ничего не сделают. Они будут думать: это же его жену забирают, а не мою! Поверьте, и за вашей женой тоже придут. Не думайте, что отсидитесь.

Вам грозит полное уничтожение, ассимиляция. И то, что мы боремся сейчас, двигаем всю Украину в Крым обратно, ‒ это позволяет всем нам надеется, что мы туда придем. Вы, с той стороны, тоже сообща боритесь!

Это не просто лайки в Facebook. Это бесполезная ерунда. Она может каким-то образом вас греет, но вставайте с диванов, двигайтесь, начинайте что-то делать. Перестаньте смотреть российские телеканалы, поставьте спутники. Смотрите любые украинские телеканалы. Я понимаю, что некоторые вещи вам больно смотреть. Да, про Крым мало показывают. В Украине много других проблем: в Донецке, в Луганске проблемы, в Совете Министров. Проблем много, и они всегда были в Украине. Но Крым могут спасти только крымчане. Больше никто. Мы должны сами этим заниматься.

 

Это долго не протянется. Я не могу показать всех наших бойцов. (…) Поверьте, страха у нас нет. Нам не страшно умирать. Нам страшно жить с позором. Поэтому мы придем туда, а вы придите к нам, станьте плечом к плечу для того, чтобы подготовиться и зайти в Крым правильно, не как пушечное мясо, а обладая определенными навыками и знаниями.

Те эфэсбешники, которые смотрят этот эфир, понимают, о чем мы говорим. Все те, кто понимает это, ‒ пишите заявления и уходите. Не стойте против нас, не становитесь нам врагами. Это говорю я, и вся та армия крымчан, которая здесь стоит. У нас представлена вся Украина».

Источник 

Рекомендуем