Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Херсон в «языке вражды» в отношении жителей временно оккупированного Крыма

Евгения Вирлич

Наверное каждый из нас регулярно испытывает воздействие «языка вражды», когда читает или смотрит новости, передачи, аналитику в исполнении СМИ. Однако сформулировать определение наверное трудно. Язык вражды (англ. hate speech — букв. «язык ненависти», хейтспіч) — это систематическое применение речей, которые направлены на проявление агрессии направленной на человека или группу лиц по признаку расы, религии, пола или сексуальной ориентации. Такое определение, по сути, является универсальным – его представлено в работе Макаренко Е.А. «Стратегические коммуникации в международных отношениях». С «языком вражды» мы сталкиваемся ежедневно, причем по несколько раз.

Крым и “язык вражды”

Война и оккупация заставляют нас чаще применять «язык вражды» и чаще ее слышать и слушать. Именно «язык вражды» делает нас все более далекими от жителей временно оккупированного Крыма. Почти четыре года оккупации отдаляют жителей материковой Украины, в частности ближайшего к Крыму областного центра, от реалий жизни крымчан. За эти четыре года Крыму становится меньше в информационном поле Херсонщины. Об этом свидетельствует мониторинг сайтов, которые выходят в топ ukr.net и официальных сайтов органов местного самоуправления. Это вызывает усиление трений между жителями Крыма и материковой Украины: жители неоккупированной Украины очень часто не понимают проблем жителей полуострова, ведь не знают об их особенности. При этом, журналисты, блогеры и официальные лица иногда позволяют себе резкие или непрофессиональные высказывания в адрес жителей Крыма, а это влечет усиление враждебного отношения к крымчанам. Именно такие высказывания и являются признаками «языка вражды».

Практика работы с крымчанами в качестве журналиста и волонтера свидетельствует о следующем:

Информации, которую могут получить крымчане с материковой Украины становится все меньше. Это вызвано как уменьшением ее количества в информационном поле в целом, так и блокированием со стороны власти оккупанта.
Жители материковой Украины часто не знают о проблемах крымчан, поэтому и не понимают их. Это вызывает многочисленные конфликты между крымчанами и жителями неоккупированной Украины.
Признаки языка вражды – явные и неявные – в течение четырех лет продолжают появляться в онлайн-ресурсах Херсоннщини.
Основные признаки языка вражды с временно оккупированным Крымом Вы можете увидеть на инфографике.

Если вспомнить информационные заголовки и статьи некоторых онлайн-ресурсов, можно идентифицировать явные признаки вражды:

«Беженцы» вместо «переселенцы» или «внутренне  перемещенные лица».
Неуважительное отношение к представителям определенных религиозных и этнических групп.
Путаница между понятиями «национальное меньшинство» и «коренной народ».
Однако, все эти признаки становятся острее, если учесть тот факт, что информации о Крыме в онлайн-ресурсах Херсонщины становится все меньше.

“Язык вражды” в риторике руководителей Херсона и Херсонщины

Ключевыми персонами, которые задают тон информационного поля, это, конечно, руководители города и области. Если в 2014-м году, когда оккупация Крыма только шокировала жителей всей Украины, в тогдашний.а. городского головы Херсона (нынешний городской голова Владимир Миколаенко регулярно и уверенно заявлял о отпор возможных провокаций сепаратистов, то сегодня подобных видео не найти:

Так же регулярными были выступления тогдашнего главы Херсонской ОГА Юрий Одарченко (ныне – Народный депутат Украины) относительно ситуации в Крыму. Это касается как текущей ситуации в оккупированном Крыму, так и оперативной информации для жителей Крыма.

После Юрия Одарченко ХОГА  возглавил Андрей Путилов. Его заявления относительно оккупированного Крыма были довольно жидкими, хотя возглавлял ШЕСТВИЕ он более год. Наиболее значимыми и частыми были его заявления по поводу очередей на границе с Крымом:

 В этом же сюжете речь идет об организации электронных очередей для преодоления многочисленных заторов на границе с Крымом, однако, инициативу так и не было реализовано.Андрей Путилов возглавил ШЕСТВИЕ во время развертывания конфликта относительно блокирования административной границы с Крымом, поэтому его каденции свойственны резкие заявления относительно поддержки такой блокады:

Путілов про блокаду

С одной стороны, это явный признак языка вражды: фактически председатель ХОГА призывает ограничить поставки продукции с территории, которую Украина признает как свою, хоть и оккупированную. С другой стороны, губернатор Херсонщины выражает позицию поддержки представителей коренного народа, который протестует против политики-оккупанта: «Как гражданин и патриот Украины я поддерживаю стремление крымских татар продемонстрировать свой протест против политики страны-оккупанта на территории аннексированного Крыма. Репрессии, преследования представителей крымских татар, противников аннексии полуострова недопустимы».

Следующей обязанности председателя ХОГА исполняла Валентина Сечевая. Ее председательства не отметился громкими заявлениями и активным действиями в отношении оккупированного Крыма, хотя ее каденция длилась с конца 2015 года до конца апреля 2016-го. Именно тогда началась активная фаза продовольственной блокады Крыма, однако риторика Валентины Сечевой в основном содержала официальные заявления. Однако определенные признаки языка вражды в ее риторике найти можно. Так, во время визита второго секретаря по политическим вопросам Посольства Великобритании в Украине Леса Тамвуд Валентина позволила себе довольно противоречивое заявление: «Конечно, в связи с аннексией, мы потеряли экономические отношения с полуостровом Крым, но такая ситуация дала нам возможность открывать новые рынки сбыта и налаживать новые торговые отношения». С одной стороны, с экономической точки зрения Валентина Сечевая права: аннексия Крыма фактически открыла новые горизонты перед Херсонщиной. Однако, из уст исполняющей обязанности председателя Херсонской ОГА – ключевой политической фигуры области – такое заявление может быть воспринято как поддержка аннексии полуострова на благо Херсонщины: складывается впечатление, что Херсонщине мешал развиваться именно Крым, который находился под официальной украинской властью. Подобное заявление вполне может звучать во время аналитического экономического отчета от аналитика, но никак во время официальной встречи с уст политика.

Если оценивать заявления нынешнего председателя ХОГА Андрея Гордеева в отношении оккупированного Крыма, то они происходят регулярно: передача Благодатного огня на Пасху,блокирование границы в Крыму,запуск радио с украинским вещанием в Крыму и тому подобное. Таким образом, Крым снова начал раздаваться из уст главы облгосадминистрации. Также информация о Крыме появляется регулярно на сайте ХОГА, однако в основном это информация оптимистичного характера: награждение победителей футбольного турнира «Крым – это Украина!»,принятие абитуриентов из Крыма,уверенность в возвращении Крыма и тому подобное.

Если оценить риторику Андрея Гордеева, то она довольно резкая в отношении оккупанта, однако иногда, как и в случае Андрея Путилова, может содержать признаки языка вражды и в отношении жителей Крыма, которые являются гражданами Украины, пусть и оккупированной. Например:

Гордєєв ні світла ні води окупантам

Со временем риторика Андрея Гордеева несколько смягчилось.

На сайте ХОГА по запросу «Крым» с первых 20 статей на первой странице 4 носят консультативный характер, 3 – информация о нарушениях, 1 не имеет отношения непосредственно к Крыму, другие – информация о событиях и мероприятиях. Уже на второй странице из 20 статей только 4 являются полезными для жителей временно оккупированного Крыма. Следовательно, ощущается недостаток информации, причем оперативной – способной помочь жителям оккупированного Крыма быстро сориентироваться во время пребывания в материковой Украине.

Выводы

Почему Крым исчезает из информационного поля Херсонщины? Этому может быть несколько причин, но главные можно выделить:

Тема войны – более болезненная и кровавая, поэтому представляется более острой и угрожающей. На фоне войны тема оккупации отходит на второй план, хотя по факту является не менее болезненной и кровавой.
Большинство крымчан из соображений безопасности не делятся информацией с незнакомыми, в том числе журналистами. Это провоцирует блокирование информационного поля: журналист должен войти в доверие к жителю полуострова – фактически единственного правдивого источника информации – и потратить немало времени на то, чтобы разобраться в теме.
Жители оккупированного полуострова делятся и обмениваются информацией между собой и лицами, которым доверяют, в основном в закрытых и тайных группах социальных сетей. При этом, взять комментарий для создания материала с соблюдением журналистских стандартов тяжело физически.
Преодоление этих препятствий – трудная, но важная задача. Без нее деокупация Крыма становится невозможной, как и понимание крымчан с жителями материковой Украины.

Источник

Эта статья подготовлена в рамках инициативы «Язык вражды» в украинских СМИ: идентификация и противодействие», которая реализуется Одесской областной организацией ВОО «Комитет избирателей Украины» при финансовой поддержке Федерального министерства иностранных дел Германии. Содержание публикации является ответственностью исключительно автора.