05/12/2016

Будь в курсе последних новостей! Подпишись в соц.сетях!

Конфликт и насилие. Взаимодействие военных и гражданского населения. Взгляд психолога.

Конфликт и насилие. Взаимодействие военных и гражданского населения. Взгляд психолога.

То, что происходит сейчас в стране — это не просто война с внешним врагом. Это гибридная война, которая имеет множество видов, идет на всех уровнях и во многих сферах — в СМИ, в соцсетях, между реальными людьми — на улицах, в маршрутках, в семьях, между военными и гражданским населением, теми, за которых бойцы отдают свои жизни. И прежде всего — это война за умы и война «в головах». Продолжающаяся эскалация конфликта только усиливает все эти «виды» войн.

Что же происходит на самом деле? Что происходит в головах и в душах людей?

Пообщавшись со специалистом из Психологической кризисной службы Галиной Оруэл, работающей с военными в зоне АТО, попробую представить взгляд психолога на эти вопросы.

Спектр историко-психологических проблем войны чрезвычайно широк. Он включает, как психологию непосредственных участников боевых действий, так и психологию общества во время войны в целом.

Эскалация конфликта на Востоке привела к трансформации в обществе. Разбежности во взглядах существовали еще с самого начала антитеррористической операции, но сейчас это набрало особенно крутых оборотов. Так, по показателям рейтингов Global Peace Indeх (Глобальний Индекс Мира) Украина вошла в десятку самых опасных стран в мире -156 место из 163 стран по уровню безопасности. По данным Министерства социальной политики по состоянию на 6 июня 2016 года, в Украине учтено 1 785 740 внутренне перемещенных лиц — людей, в той или иной степени пострадавших от войны, подвергшихся агрессии и насилию. Национальная полиция называет цифру — 67 000 обращений в течение 2016 связанных с совершением насилия в семье. Более 16 000 человек за последние полгода обратились на национальную горячую линию Ла -Страда по вопросам домашнего насилия, 18,5% таких звонков связаны с насилием в семьях участников АТО.

Пока война будет продолжаться, напряжение в обществе будет неуклонно расти. К старым конфликтам, существовавшим раньше, добавились новые, которые породила война. Почву для нарастания конфликтности создают, с одной стороны, социальное напряжение, вызванное военными действиями, экономический упадок, идеологические разногласия; с другой — неоправданные ожидания между двумя такими группами общества как гражданские и военные.

Что это за ожидания, и чем они вызваны?

Когда мы говорим военные, что имеется в виду?

Это могут быть сами военные и силовики, включая нижнее, среднее и высшее звено, а может даже и политическое руководство. Но так же это может быть близкий человек, которого мобилизировали, или просто человек в военной форме, просящий милостыню. То есть, сформированный образ — собирательный, его границы размыты. Когда человек из мирной жизни, не соприкасавшийся с войной и не имеющий понятия о боевых действиях, оценивает поступки военного, он использует свои представления и свою шкалу ценностей, очень далекую от реальности. Отсюда — завышеный уровень ожиданий, в представлении такого человека бойцы — благородные, бесстрашные, героичные, справедлиые; вот вернутся, наведут порядок, поборют коррупцию, накажут виновных..; или, наоборот, критический: стал очень жестоким, машина для убийства, ненормальный, у него ПТСР…

Аналогично создается и комплекс представлений у самих военных о гражданских во время войны. Это могут быть родные и близкие военных, или же люди, находящиеся на территории, где происходят боевые действия, психологи, волонтеры и медики, имеющие отношение к войне, население, которое вообще не затронула война и тому подобное. Длительное пребывание в зоне боевых действий без ротаций, изолированность военнослужащих и, как следствие, отсутствие у них достоверной картины происходящего в гражданской жизни, также порождает искривления в воспрятии и неоправданные ожидания, что, в свою очередь, приводит к конфликтам: я там жизнью рисковал, а они меня не ценят; меня здесь не понимают; им все равно, по этому — что я здесь делаю?.. Военные вообще очень чутки к тому, как их видят и воспринимают в мирной жизни, а особенно родные и близкие, ведь ради этих людей они воевали.

Восприятие обеих категорий не остается постоянным, оно может меняться и как после окончания войны, так и в процессе войны. А, учитывая, что массовое общественное сознание ориентируется прежде всего на эмоциональные компоненты, то формируется оно преимущественно «психологией толпы» и подвергается воздействию пропаганды.

Если этот процесс не отслеживать и пустить на самотек, то это может привести к тяжелым психологическим последствиям для всех (особенно когда социальные оценки меняются с положительных на отрицательные). Следствием станет — повышение общего уровня напряжения, агрессии, конфликтности и насилия не только в семьях, а и в социуме в целом.

Дальше проблемы увеличиваются, как снежный ком. В таких условиях усложняется адаптация бойцов к мирной жизни и повышается риск ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство). Одной из характеристик подобных расстройств является повышенный уровень агрессии или аутоагрессии, что тоже так или иначе приводит к конфликтам, столкновениям, дракам, появлению суицидальных или деструктивных настроений, злоупотреблению психотропными веществами и пр. Закрепление и углубление негативных установок влечет за собой снижение уровня доверия населения к силовикам; исключается эффективное взаимодействие между этими двумя группами.

Учитывая выше сказанное, группа специалистов психологической кризисной службы «Украинская ассоциация специалистов по преодолению последствий психотравмирующих событий «, при поддержке благотворительного фонда Stabilization Support Services, начала исследовательский проект «Альтернатива конфликту и насилию».

Проект посвящен исследованию системы общественных норм, оценок, правил и стереотипов по отношению к конфликтам и насилию в украинском обществе, в частности, при взаимодействии между военными и гражданским населением. Целью такого проекта стало определение основных значимых конфликтных областей, системы стереотипов, поддерживающих и делающих невозможной коррекцию взаимодействия военных и гражданского населения, изменение отношения к насилию, стереотипов, которые способствуют терпимости к насилию, как явлению. Апробация модели коррекции стереотипов с помощью разработанного тренинга позволит специалистам — психологам, социальным работникам, юристам, журналистам, общественным активистам и законодателям, более четко сформировать конструктивную систему оценок по отношению к конфликтам и проявлению насилия.

Лили Сова

 

Рекомендуем